«Рубашка мужа — это рубашка мужа, а не лицо его жены»: шесть проблем, с которыми борется феминизм сегодня

Разбираемся в сложностях гендерного неравенства, с которыми ежедневно сталкиваются миллионы женщин во всем мире, и в том, как феминизм пытается их решить. 

Весь март мы проводим ежегодную акцию «Женское дело» в пользу фондов, которые помогают женщинам. Чтобы поучаствовать в акции, переходите на «Пользуясь случаем» sluchaem.ru и создавайте свой сбор в пользу любимого фонда. 

Список фондов, участвующих в акции: «Сёстры», «Женщины за развитие», «Права женщин», «Верба», «Нижегородский женский кризисный центр», «СилСила»,«ИНГО. Кризисный центр для женщин», Центр «Насилию. Нет»*, «Я люблю жизнь», «Словом и делом», «Зеленый светофор», «Женское здоровье», «Е.В.А», «Свет в руках», «Территория семьи», «Ты не одна», «Фонд А. Рылькова», «ПСИОЗ», «Будь собой», «Душа мамы», «Женщины атомной области», «Безопасный дом» , «Доверие», «Право на детство», «Прикосновение к жизни», «Протяни руку» и «Консорциум женских неправительственных объединений RО»

В обществе популярны мифы о том, что феминистки — обиженные жизнью женщины, которые не хотят следить за своей внешностью и мечтают угнетать мужчин. Но эти стереотипы не имеют ничего общего с реальностью: задача феминизма — не истребить всех мужчин на планете, а продвигать идеи гуманного отношения ко всем членам общества, равноправия и справедливости. Противники феминизма также считают, что женщины уже добились всех прав и сейчас им просто не за что бороться. Ведь они могут получать образование, работать, голосовать, водить машину, самостоятельно выбирать себе партнера и даже разводиться. Да, благодаря феминисткам современная женщина имеет право и поступить в университет, и построить карьеру, но все еще не на равных условиях с мужчинами. Феминизм до сих пор решает проблемы отсутствия равноправия, которые значительно затрудняют жизнь многих женщин.

Сексуальная объективация 

Сексуальная объективация — «опредмечивание» женщин, то есть сведение личности с ее чувствами, потребностями и интересами к идеальному образу с картинки, который должен соответствовать вкусам и желаниям мужчин. И этому идеальному образу приписывают стереотипные роли и ярлыки: «все женщины должны быть 90-60-90», «все женщины хрупкие и нежные, им нужно сильное плечо рядом», «все женщины — прирожденные хозяйки, жены и матери». 

Из-за сексуальной объективации в обществе сохраняется представление о том, что мужчина — это человек, а женщина — это приложение к человеку.

Одним из губительных результатов сексуальной объективации является присвоение женщинам вины за насильственные действия над ними: «сама виновата, надо было быть скромнее», «а зачем ты туда пошла в такое время и в таком виде?». 

С сексуальной объективацией женщины сталкиваются как в семье, на работе или просто по дороге домой, так и на телевидении, в кино и рекламе. В России, например, объективации женщин способствует огромное количество сексуализированной рекламы: полуобнаженное женское тело изображается на баннерах о продаже квартир со словами «квартира с отделкой всего за 9900 — дешевле, чем снять». Такие постеры не только угнетают и унижают женщин, но и делают из них предмет, который можно купить, подчинить и использовать так, как хочется. Реклама способствует и распространению гендерных стереотипов. Исследования показывают, что мужчины чаще всего рекламируют электронику и финансовые услуги, а женщины — средства для уборки дома и продукты для красоты и здоровья.

Феминизм борется с установками и стереотипами, из-за которых женщина часто воспринимается как предмет, который должен служить и обслуживать. Распространение тезисов феминистской теории помогает женщинам понять свою идентичность без привязки к идеальным образам из журналов и сериалов. 

Настя Красильникова
Настя Красильникова
журналистка, фем-активистка, создательница телеграм-канала и подкаста «Дочь разбойника»

Объективация женщин — серьезная проблема, с которой борется феминизм. Эта проблема заключается в том, что женщина и женское тело часто рассматриваются как ценность сами по себе, без привязанной к этому телу личности и в отрыве от того, что женщина — это не шкаф, которым можно восхищаться, а человек со своими стремлениями, желаниями, мыслями и амбициями. 

В России с помощью обнаженного или сексуализированного женского тела продают все что угодно: от пива и шаурмы до елок и шиномонтажек. Когда мы видим много объективирующей рекламы — а мы растем в этой среде и взрослеем тоже в ней, — то даже не замечаем, как женщина начинает восприниматься как что-то, что должно быть усладой для глаз, как некий объект и образ, которому необходимо соответствовать. 

Это плохо на многих уровнях. Из-за того, что мы видим очень много нереалистичных стандартов красоты, к которым общество подталкивает нас стремиться, мы забываем или не успеваем обратить внимание на свои собственные потребности и желания, которые могут не совпадать с представлением о том, что женщина должна хотеть быть красивой и должна трудиться для того, чтобы быть красивой. А еще объективирующая реклама укрепляет представление о том, что к женщинам нужно продолжать относиться как к объектам, то есть расчеловечивать их: объект — что-то неодушевленное, что-то, что должно услаждать, чья функция — нравиться. Но это свойства скорее вещей, чем людей. И, вероятно, от этого происходит в том числе и гендерное насилие. 

Домашнее насилие 

Домашнее насилие — это глобальная мировая проблема. По данным Всемирной организации здравоохранения, каждая третья женщина в мире подвергалась физическому или сексуализированному насилию со стороны своего партнера или другого лица. 

Под домашним насилием понимается не только рукоприкладство, но и психологическое давление и финансовое притеснение. Домашнее насилие — это систематические акты физического, сексуализированного, психологического или экономического насилия, которые совершают партнеры или родственники, независимо от совместного проживания, с целью установления власти и контроля над пострадавшими. От домашнего насилия может пострадать любой человек, однако, по статистике, женщины подвергаются ему намного чаще. По данным исследования «Алгоритм света» Консорциума женских неправительственных объединений, 71% убитых в 2020–2021 годах женщин погибли от домашнего насилия.

Что такое домашнее насилие?
Видео «Насилию.нет»*

Многие женщины не сразу сообщают об актах насилия из страха быть осужденными и непонятыми, а также из-за установок «не выноси сор из избы» или «бьет — значит любит», навязанных обществом, или из опасений, что после обращения за помощью станет только хуже. С 2017 года домашнее насилие в России декриминализировано. Это значит, что преступлением считается только второй и последующие случаи насилия, о которых заявит пострадавшая. А за первое заявление виновный получит только штраф в размере 5 тысяч рублей, который к тому же нередко выплачивается из семейного бюджета. 

Феминизм призывает государство и общество защищать пострадавших, а не агрессоров, объясняет женщинам и мужчинам, что в насилии всегда виноват тот, кто его совершает. Активистки феминистского движения открыто говорят о проблеме домашнего насилия, помогают пострадавшим и борются за введение закона о домашнем насилии. 

Анна Ривина*
Анна Ривина*
директор центра по работе с проблемой насилия «Насилию.нет»*

Проблема домашнего насилия является очень важной не только в России, но и в любом месте, где живут люди, которые могут злоупотреблять своей властью. На сегодняшний день нет ни одной страны в мире, где эта проблема была бы решена до конца. Другое дело, что в большинстве современных государств уже направлено много сил на то, чтобы эта проблема решалась. О ней говорят, существуют должные законы, и женщины понимают, что имеют право на безопасность. Россия, к сожалению, относится к числу тех стран, где нет профильного законодательства и женщины по сей день уверены, что сами виноваты в происходящем, не зная, что они имеют право на получение помощи. Права человека в России сегодня находятся в очень плачевном состоянии.

Женщина — это человек, права женщины — это права человека.

И их нужно защищать, сейчас женщины в беде.

Домогательства

Домогательства — нарушение как физических, так и эмоциональных границ с помощью вербальной и невербальной коммуникации. Под вербальными действиями подразумеваются сексуализированные или оценивающие комментарии внешности, фигуры, одежды, а под невербальными — применение физической силы. С подобными атаками женщины сталкиваются на работе, учебе, в любых общественных местах (даже в больницах). По данным «Ведомостей», каждая шестая женщина и каждый тринадцатый мужчина подвергались сексуализированным домогательствам на работе. Согласно исследованию Межпарламентского союза, 82% женщин-парламентариев подвергались психологическому насилию, а 67,9% сообщили о сексистских комментариях в их адрес от мужчин-коллег. 

Настя Красильникова
Настя Красильникова
журналистка, фем-активистка, создательница телеграм-канала и подкаста «Дочь разбойника»

В американской культуре это называется культурой изнасилования, когда, выходя на улицу, становясь частью городского пространства, ты уже, будучи женщиной, помещаешься в небезопасные условия просто потому, что можешь стать объектом домогательств. И на самом деле это существенно осложняет жизнь, потому что ощущение себя в небезопасности отнимает у нас очень много ресурсов, которые мы могли бы инвестировать в себя. 

Если каждый вечер, когда тьма спускается на город, ты берешь в кулак связку ключей, чтобы дать отпор прохожему, который решил на тебя напасть, — это ежедневный стресс, делающий жизнь гораздо сложнее. И это на самом деле о том, что женщинам приходится преодолевать гораздо больше сложностей, чем мужчинам. Потому что, когда у женщины есть необходимость думать о том, что она в любой момент может стать жертвой домогательств, и регулировать длину юбки не в зависимости от того, какая погода на улице, а в зависимости от того, окажется она сегодня в людном вагоне метро или нет, это очень тяжело. 

Не говоря уже о том, что домогательства могут происходить, например, на работе и учебе (а такое очень часто бывает). Когда домогательства длительные и связаны с манипулированием властью, это крайне негативно сказывается на эффективности и успеваемости. Если ты все время ощущаешь себя в опасности и чувствуешь, что необходимо защищаться, то тратишь на это огромное количество сил.

Более того, от домогательств до физического и сексуализированного насилия, на самом деле, не так далеко. И люди, которые легко и с удовольствием нарушают чужие границы, к сожалению, могут стать источником насилия. И это всегда опасно. Будучи женщиной, я, например, никогда не знаю: вот этот мужчина, который решил хлопнуть меня по жопе, пока я просто прохожу мимо, не начнет ли следующим движением меня душить или снимать с меня одежду? То есть это всегда лотерея, это всегда ощущение опасности. И об этом тоже все время стоит думать в контексте домогательств. 

Хештег #MeToo стал одним из самых громких и массовых феминистских движений против домогательств и сексуализированного насилия. Благодаря #MeToo, по словам юриста, борющейся с проблемой сексуализированных домогательств и насилия на законодательном уровне, и редактора книги «Глобальное движение #MeToo» Эн Ноэль, тысячи женщин по всему миру перестали молчать о том, что с ними произошло, получили поддержку и поняли, что они не одни. Мировое сообщество узнало и заговорило о проблеме, в некоторых странах были внесены изменения в законодательство. Во Франции ввели штрафы за домогательства на улице, а в Швеции и Испании половой акт без четко выраженного согласия одной из сторон приравняли к изнасилованию. 

Репродуктивное насилие 

Репродуктивное насилие — психологическое или физическое воздействие на женщину для того, чтобы принудить ее к зачатию, вынашиванию ребенка и родам или, наоборот, к стерилизации и аборту. Феминистки по всему миру борются за право женщины распоряжаться своим телом и своей репродуктивной функцией самостоятельно, без насильственного вмешательства со стороны партнера, семьи, общества и государства. 

Любой вид репродуктивного насилия, по словам экспертов, может привести к психологическим травмам. Женщина, которой запрещают прервать беременность, или женщина, которую заставили забеременеть обманным путем, вынуждена вынашивать и воспитывать ребенка, не имея желания и не планируя стать мамой, что приводит к определенным осложнениям как для нее самой, так и для будущего ребенка.

Елизавета Суханова
Елизавета Суханова
руководитель психологической службы благотворительного фонда «Свет в руках», медицинский психолог ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В. И. Кулакова» Министерства здравоохранения РФ, клинический, перинатальный психолог

Именно женщина сталкивается с упреками и давлением в отношении ее репродуктивной функции и реализации, на мужчину это воздействие гораздо меньше. 

Представим себе женщину и мужчину 40 лет. Если мужчина говорит, что он холостяк и у него нет детей, ему, скорее всего, ничего не скажут. Максимум — спросят почему. Во-первых, у него есть время: сейчас век мужчины, он может и в 60 лет стать отцом, если захочет. И, во-вторых, общество скажет, что он молодец, живет для себя. 

А если женщина скажет, что у нее нет детей, это, может быть, даже не прокомментируют, но посмотрят с таким сожалением, в котором будет читаться фраза «Бедная-несчастная, как же ты так», или даже с осуждением: «Тебя такую никто замуж не взял и детей от тебя не захотел». Хотя, может быть, это абсолютно ее выбор, а если даже не ее — она хотела, но не получилось, почему она должна выдерживать вот эти сочувствующие взгляды? Почему она должна себя чувствовать какой-то неправильной и неполноценной?

Репродуктивное насилие бывает психологическим и физическим.

  1. Психологическое насилие — это всевозможные уговоры, укоры и упреки, которые влияют на эмоциональное состояние женщины. По словам психологов, женщина может начать чувствовать себя неполноценной, неправильной, винить себя за то, что не соответствует ожиданиям своей семьи или общества. 
  2. Физическое насилие — это различные методы, которые может применять мужчина с целью «удержать» женщину. Это принуждение к незащищенному сексу, запрет на принятие контрацептивов, невыполненные обещания о прерванном половом акте, которые заканчиваются фразой «Прости, я не сдержался», или ложь о вазорезекции. При этом физическое репродуктивное насилие может совершаться и на уровне государства. По данным СМИ, в 2020 году в китайском Синьцзяне власти подавляли рождаемость среди уйгуров и других этнических меньшинств с помощью принудительных абортов и стерилизации.

Репродуктивное насилие может совершаться на уровне семьи, общества и государства.

Елизавета Суханова
Елизавета Суханова
руководитель психологической службы благотворительного фонда «Свет в руках», медицинский психолог ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В. И. Кулакова» Министерства здравоохранения РФ, клинический, перинатальный психолог

Семейный уровень — партнер, родители и родственники. Когда женщине говорят, что ей пора рожать, всячески упрекают ее фразами вроде «Что это у тебя за семья без детей?». При этом далеко не всегда люди вообще в курсе, что происходит в жизни женщины. И, таким образом, это насилие может касаться тех, кто хотел бы стать родителями, но женщина, например, борется с бесплодием и не хочет в это посвящать свою семью. И, слыша все эти высказывания, чувствует себя крайне неполноценной. 

Семейный уровень может разниться в одной стране: в регионах незамужние женщины 25 лет, у которых нет детей, могут подвергаться насилию с большей долей вероятностью, чем женщины, живущие в крупных городах. 

Уровень общества — социальные каноны и законы о том, сколько должно быть детей, когда женщина должна их рожать, в каком количестве и какого пола они должны быть. Например, когда в Китае была политика «одна семья — один ребенок», женщинам приходилось прерывать беременность, если выяснялось, что они ждут девочку, потому что в обществе мальчики нужны больше.

До сих распространены различные стереотипы, которые могут касаться принуждения как к деторождению, так и, наоборот, к прерыванию беременности. Например, если девушка забеременела в 15 лет, она в большинстве случаев столкнется с тем, что ее осудит семья, скажет: «В подоле принесла». В будущем она столкнется с тем, что ей будут задавать вопросы: «Ты что, в 15 родила?» Она будет подвергнута определенным стереотипам — и касательно не только ее репродуктивной функции, но и в целом социального статуса, интеллектуального уровня. Факт ранней беременности будет отражаться на жизни девушки очень долго, это с ней с практически навсегда. 

И тут история не только об осуждении, но и в принципе о социальной ответственности. Молодой человек и его семья могут практически легально исчезнуть из жизни этого ребенка, выплачивая какие-то алименты — при условии, что их поймают. А девушка вынуждена будет воспитывать этого ребенка, и это будет нормально и даже восприниматься обществом как заслуженная ею кара за то, что она позволила себе сексуальную жизнь в раннем возрасте. В адрес молодого человека же не будет никакого осуждения, и даже нагрузки у него будет меньше, если он сам не захочет быть отцом. 

Государственный уровень — определенная политика властей, направленная на ограничение или поощрение рождаемости. Когда государство так или иначе принуждает к деторождению с помощью религии, каких-то мотиваций от здравоохранения и социальных программ. Таким образом, эта пропаганда возникает на разных уровнях. Просто если в этот момент государству так выгодно, то все лозунги и слоганы будут касаться того, что семье нужен один ребенок — или, наоборот, нужно рожать как можно больше и как можно чаще. И обратная сторона — полный запрет абортов или разрешение на них только при определенных условиях. Например, в Польше нельзя прервать беременность, даже если плод имеет серьезные пороки развития, в том числе несовместимые с жизнью. Там никого не волнует, что женщина будет рожать ребенка, который вскоре скончается, — она все равно вынуждена его вынашивать.

«Когда детки, почему не рожаешь?», «Часики тикают», «Тебе уже пора, хочешь быть старородящей?» — это самый распространенный вид репродуктивного насилия. Хотя авторы этих вопросов в большинстве случаев считают их корректными и безобидными. Но, во-первых, планирование детей — личное дело женщины, а не троюродных бабушек, коллег и мастера по маникюру. А, во-вторых, подобные замечания и вопросы могут вызывать у женщины неприятные эмоции, травмировать ее, заставлять смущаться, чувствовать себя неправильной и неполноценной. 

Елизавета Суханова
Елизавета Суханова
руководитель психологической службы благотворительного фонда «Свет в руках», медицинский психолог ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В. И. Кулакова» Министерства здравоохранения РФ, клинический, перинатальный психолог

Уровни влияния этого давления абсолютно разные: от физической травмы, например, в случае принудительной стерилизации до определенных психологических аспектов, которые в дальнейшем повлияют на вопрос деторождения или психику женщины. Последствия для психики — индивидуальный вопрос: их может не быть вовсе, а может быть так, что у женщины возникнет травма. Или же она поддастся этим уговорам и сделает выбор, который на самом деле не ее. 

«Когда детки?», «Часики тикают» и подобные выражения могут травмировать по ряду причин.

  1. Диагноз — бесплодие. Это очень больно и очень обидно. И почему молодая женщина должна что-то объяснять, может быть, не самым близким ей людям? А некорректный вопрос может задать кто угодно. Большинство бесплодных пар говорят о том, что один из самых тяжелых моментов — это бесцеремонные комментарии. И в принципе у нас репродукция почему-то считается темой, в которую можно очень легко залезать и задавать любые вопросы: «А когда вы уже?», «А когда за следующим?», «А чего ты только девочек рожаешь, мальчика не можешь?». Уровень этих вопросов может быть любым и доходить до идиотских шуток: «Вы, наверное, плохо стараетесь, давайте мы вам расскажем, как надо делать». Безусловно, все это очень травмирует. 
  2. Женщина хочет ребенка, а ее партнер — нет, или у нее нет партнера. И ей постоянно говорят, что у нее возраст. Это вызывает болезненные ощущения, конфликты в паре. Семья должна решать это внутри, это касается только их.
  3. Семья к этому сейчас не готова. Насколько бы мы ни были уверены в своем решении, есть социум, и мы обязаны подчиняться его законам. Если, например, пара пока не хочет становиться родителями, но постоянно слышит вопросы об этом, насколько бы сильной и устойчивой она ни была, это вызывает и чувство вины, и чувство неполноценности. В будущем, особенно если женщина решит завести ребенка в более позднем возрасте, могут возникнуть сложности. Все эти установки влияют на то, что возникают мысли: «Наверное, я должна была родить тогда, и было бы все хорошо, я сама в этом виновата». Хотя в этом абсолютно никто не виноват, и обвинять женщину в этом совершенно несправедливо. 

Гендерный разрыв в оплате труда

Проблема гендерного разрыва в оплате труда существует во всем мире. Однако в одних странах этот вопрос стоит остро на повестке и его решением занимаются, добиваясь высоких результатов, а в других — эта проблема не считается важной и волнует довольно узкий круг людей. Так, в России разница в оплате труда мужчин и женщин в среднем составляет 37,3% не в пользу последних, в Европе этот показатель — около 13%, а в Новой Зеландии разрыв в зарплатах мужчин и женщин приближается к нулевому.

Основные причины неравенства таковы.

  1. Женщины получают «зарплатный штраф» за материнство, в то время как мужчины удостаиваются «зарплатной премии» за отцовство.
  2. Отраслевая и профессиональная сегрегация — разделение на «мужские» и «женские» виды деятельности. В России существует перечень из 98 видов профессий, запрещенных для женщин.
  3. Доминирование мужчин в определенных отраслях и крупных компаниях. По данным консалтинговой компании Deloitte, в 2021 году доля женщин в советах директоров российских компаний составила лишь 8,4%, а в мире — 19,7%. 
Даша Васянина
Даша Васянина
CPO в CareerON, экспертка «Эйч»

Классические научные работы, изучающие гендерное неравенство, появились еще в прошлом веке, и за два с половиной десятилетия ученые, конечно же, научились объяснять гендерный разрыв не только дискриминацией одного из полов. Зачастую на такое распределение зарплат играют не столько внешние ограничения, сколько внутренние предпочтения и приоритеты. Нормы гендерной идентичности (мнение, что женщина в паре не должна зарабатывать больше мужчины), неравное распределение мужчин и женщин между отраслями (женщины чаще выбирают в среднем менее оплачиваемые сферы), различия в отношении к риску и манере вести переговоры, расстановка приоритетов в пользу семьи и нелинейная оплата труда (работодатели часто больше платят за переработки), «налог на материнство» — вот лишь часть объяснений гендерного разрыва, не связанных напрямую с внешней дискриминацией по половому признаку.

Устранение гендерного разрыва в оплате труда крайне важно. И этой проблемой также занимается феминизм, рассказывая о феминистской экономике, помогая женщинам не бояться заявлять о себе и своих способностях, указывать на свои заслуги и просить повышения. В России Forbes Woman составляет рейтинг лучших компаний для женской карьеры, благодаря которому женщина может выбрать комфортные условия для карьерного роста. 

Юлия Варшавская
Юлия Варшавская
главный редактор Forbes Life и Forbes Woman

Гендерный разрыв в зарплатах есть во всем мире, и это связано с набором исторических, психологических и экономических причин. На протяжении столетий общество давало мужчинам возможность получать образование, участвовать в общественных процессах, считало их кормильцами семьи. А женщины вошли в экономику, например, в США только в 1970-х годах. Представьте себе, что огромный процент женщин, которые сейчас работают, начал полноценно входить в экономику только в течение последних 50 лет, не имея до этого возможности получать адекватное образование, продвигаться по карьерной лестнице, в том числе в связи с таким биологическим фактором, как деторождение. 

До сих пор серьезным барьером для женщины является вот эта карьерная «дыра», в которую она проваливается, когда решает завести ребенка, — и не так важно, происходит это на старте работы или в зрелом возрасте, когда карьера уже построена. В большинстве случаев корпоративная система не предусматривает возможности полноценного возвращения женщины на работу, потому что для этого могут быть нужны переквалификация, гибкий график, инициатива со стороны руководства, комфортная рабочая среда и многое другое. В итоге многие женщины встают перед выбором: карьера или материнство, хотя современный подход к равенству на рабочем месте подразумевает, что им не нужно выбирать. В мире развивается такой институт, как «отцовский декрет», но он не слишком популярен в России. 

Создание равноправия в корпоративной системе — огромная и сложная задача. Пока в России работали большие западные корпорации, эта тема активно продвигалась бизнесом, потому что показатели равноправия являются важной частью отчетности перед инвесторами — и это в целом часть устойчивого развития бизнеса, социальной повестки. Современный международный бизнес не может существовать, если у него нет хороших показателей по гендерному равенству. Те инициативы, которые до сих пор поддерживаются в России, сформировались лишь за последние несколько лет и пока еще держатся за счет ESG- и D&I-подразделений компаний. 

Если вы посмотрите на рейтинг лучших компаний для женской карьеры, вы увидите, что их работа направлена в первую очередь на то, чтобы преодолеть этот самый гендерный разрыв в зарплатах. Но это невозможно сделать просто волевым усилием: «А теперь все получают одинаковые суммы». Нет, для этого компании создают условия для комфортной и эффективной работы женщин. Разрыв в зарплатах преодолевается созданием всех условий для того, чтобы женщина могла строить карьеру на равных с мужчинами, у которых изначально больше возможностей и меньше препятствий. 

Кроме того, важно понимать, что существует и психологический барьер. Есть исследования, которые показывают, что мужчина оценивает себя на 120% при тех же способностях, что и женщина, при этом она оценивает себя на 70%. В тот момент, когда речь идет об увеличении зарплаты или повышении в должности, мужчина чаще всего идет к руководству и просит этого. 

В силу психологических особенностей, социальных барьеров и стигматизации женщины гораздо чаще соглашаются на меньшую оплату, радуясь, что ее вообще взяли на работу (и здесь включается синдром самозванца). Но женщины — это половина рабочей силы в современном мире, и все исследования показывают, что компании, где есть diversity, работают эффективнее и создают более универсальные продукты. Поэтому корпорации и думают о том, как сделать женщину более успешной на рабочем месте. Например, создают для них всевозможные программы психологической поддержки и женского лидерства, которые помогают преодолевать психологические барьеры в достижении карьерных целей.

«Вторая смена» 

«Вторая смена» — неоплачиваемый домашний труд, который многие женщины должны выполнять вне основного рабочего дня. Этот термин появился в 1989 году, когда социолог и профессор Калифорнийского университета Арли Хокшилд выпустила книгу с таким названием. В своем труде она рассказала о том, как влияет «вторая смена» на жизнь женщин, которым приходится самостоятельно заниматься всеми бытовыми вопросами. Хокшилд установила, что, в отличие от мужчин, у женщин нет возможности полноценно отдыхать и восстанавливать ресурсы, потому что, помимо работы, им необходимо воспитывать детей и выполнять домашние обязанности. 

Согласно исследованиям, женщины выполняют в 2,6 раза больше неоплачиваемой домашней работы, чем мужчины. К этим задачам относятся уборка, приготовление пищи, уход за детьми и пожилыми родителями. «Вторая смена» отнимает у женщины огромное количество сил и ресурсов, которые могли бы быть направлены на карьерный рост, реализацию амбиций и целей, если бы домашний труд был распределен одинаково между партнерами. При этом, по словам экспертов, потенциальные работодатели могут не брать на работу женщину, потому что считают, что она не будет достаточно продуктивной, ведь на ее плечах лежат дом и семья.

Проблема «второй смены» актуальна спустя более 30 лет после публикации книги Хокшилд и до сих пор негативно влияет на жизнь многих женщин. Именно поэтому феминизм сегодня активно продвигает идею гендерного равенства как на работе, так и в семье, говоря о том, что домашние обязанности не являются «природным женским предназначением», и о том, что «рубашка мужа — это рубашка мужа, а не лицо его жены»

Настя Красильникова
Настя Красильникова
журналистка, фем-активистка, создательница телеграм-канала и подкаста «Дочь разбойника»

«Вторая смена» непропорционально увеличивает нагрузку на женщину и мешает ей достигать всех остальных своих целей просто потому, что она гораздо больше устает и у нее гораздо меньше сил. Конечно, на разных женщин это может влиять по-разному: наверняка существует большое количество женщин, которые согласны с таким распределением обязанностей в доме, не видят для себя другого варианта и не сталкиваются ни с какими внутренними проблемами. 

Но те женщины, для которых это проблема, меньше времени могут уделять себе и своим собственным целям и чувствовать на себе давление просто потому, что унитаз — это лицо хозяйки. И от этой фразы, на самом деле, исходит такой токсичный флер, что я, например, до сих пор думаю о том, что мой унитаз должен быть всегда чистым, хотя я феминистка и активистка уже много лет, но вот это въелось.

Современные взрослые женщины — это те женщины, которые росли, как правило, в коконе стереотипов о том, что женщина должна быть бытовой феей, замечательной мамой, шлюхой в постели и тигрицей в клетке.

И, к сожалению, эти стереотипы очень прочно въедаются, когда тебе с детства это повторяют, когда ты видишь только такой пример в своей собственной родительской семье. И от них сложно избавиться, даже если ты головой все понимаешь, даже если вы с партнером мужского пола полностью согласны в том, что надо делить быт пополам.

На самом деле, этого «пополам» очень сложно добиться, даже когда есть такая цель. И смешно, что, как правило, честное, адекватное распределение обязанностей и работа по достижению этого баланса между партнерами — это тоже задача и ответственность женщины. И у нее получается гораздо больше работы просто потому, что она должна добиться того, чтобы эти обязанности были распределены соответствующе. 

И, к сожалению, это все создает очень много преград, которые надо перепрыгивать. Если у тебя не приготовлены с утра котлеты, то вряд ли ты сможешь успеть на раннюю встречу с партнерами по работе. Все это — a lot of pressure.

И это лишь малая часть проблем, с которыми ежедневно сталкиваются миллионы женщин во всем мире. Феминизм борется с этими проблемами и за равные права женщин и мужчин. На этом пути еще много нерешенных вопросов, которые усложняют жизнь многим. Но повсеместное распространение и поддержка идей феминизма могут помочь женщинам в борьбе с дискриминацией, домогательствами и насилием, в борьбе за право самостоятельно распоряжаться своим телом, за равные права и возможности. 

Спасибо, что дочитали до конца!

*признан иностранным агентом

Материалы по теме
Знания
«Первая диета часто является спусковым крючком нарушений пищевого поведения»: что такое РПП и как с ним справиться
21 февраля
Опыт
«В критических ситуациях мы не поднимаемся до уровня своих ожиданий, а падаем до уровня нашей подготовленности»: как психологи помогают онкопациентам и почему такая помощь важна
24 января
Знания
Можно ли контролировать навязчивые мысли и отказаться от ритуалов: что такое ОКР и как с ним жить?
25 декабря
Читайте также
Опыт
ПТСР у детей: как проявляется, что делать и чем могут помочь игры
11 декабря
Опыт
Сама не виновата: почему жертва домашнего насилия не уходит от агрессора
6 декабря
Знания
Не знаю, что делать: как помочь умирающим?
28 ноября
Помочь нам