18+

Настоящий материал (информация) произведен, распространен и (или) направлен иностранным агентом Благотворительным фондом помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь» либо касается деятельности иностранного агента Благотворительного фонда помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь».

  • Опыт
  • 6 декабря 2023, 16:20
  • 5 минут

Сама не виновата: почему жертва домашнего насилия не уходит от агрессора

Специалисты кризисного центра «Верба» — о психологии жертвы и способах ей помочь.

Часто жертвы домашнего насилия сталкиваются с непониманием и даже осуждением общества: а почему не уходят? зачем терпят? Но так ли легко женщине в подобной ситуации собрать вещи и уйти? Есть ли жизненные обстоятельства, которые могут этому мешать, и психологические установки, не позволяющие решиться? Директор и психолог кризисного центра «Верба» рассказали медиа «Нужна помощь», как мыслят жертвы домашнего насилия и как им можно помочь.

Кто и как становится жертвой домашнего насилия

С домашним насилием сталкиваются люди с разным образованием и социальным статусом, из разных стран и городов. Важно понимать, что на 100% от этого не застрахован никто.

Но длительно терпят ситуацию насилия и не уходят от агрессора, как правило, женщины с тяжелым семейным опытом, непростым детством. Обычно они воспитывались с мыслью, что насилие — это приемлемо: например, отец девочки бил ее мать и/или ее саму. Она не знает и не видит, что бывает по-другому, воспринимает происходящее как норму, и насилие не вызывает в ней отторжения или страха. Другая распространенная ситуация — девочка переживает сексуализированное насилие и после этого не получает необходимой психологической помощи. Вследствие произошедшего у нее нарушается осознание собственных границ и также «ломается» восприятие насилия как чего-то ненормального.

Это искаженное восприятие насилия остается с девушкой и в ее взрослой жизни. Часто таким женщинам встречается тиран — человек, способный на насилие, который изначально ведет себя в отношениях нездорово: проявляет ревность, недоверие, ограничивает и контролирует свою партнершу. Но она не может распознать признаки психологического насилия и вовремя обозначить свои границы, например пресечь попытки контролировать себя. А в тот момент, когда происходит физическое насилие, собственный травмирующий опыт женщины не дает ей осознать, что такие действия ненормальны, и принять решение уйти от агрессора. 

Таким образом, главной причиной «жертвенности» женщины становятся ее убеждения.

С детства в голове человека, чьи границы не уважают и не соблюдают, живет мысль, что он не ценен, не важен, не нужен. В итоге столкнувшаяся с агрессией партнера женщина возвращается к прошлому опыту (детства или отрочества) и думает, что ничего страшного не происходит, ведь так к ней относились всегда. Более того, в происходящем с ней она зачастую склонна винить саму себя, ведь совершаемое над ней насилие, скорее всего, всегда объясняли ее поведением.

Светлана Мурзина
Светлана Мурзина
практикующий психолог, когнитивно-поведенческий терапевт центра «Верба»

Наше детство — это как корень дерева: там мы сформированы, и все установки идут оттуда. Отец-алкоголик — девочка растет в постоянной тревоге: «Может, родитель сегодня выпьет и будет меня ругать или бить за то, что я не сделала уроки или не убралась». А потом на нее поднимает руку муж, и она мыслит: «Наверное, тоже за что-то, видимо, я заслужила». Моя задача как психолога — работать с этими убеждениями. На консультациях мы «расшатываем» их и формируем новые: «Нет, насилие — это ненормально, и да, я ценна сама по себе, у меня есть границы, и никто не может их нарушать».

Что мешает жертве уйти

Жертва домашнего насилия в большинстве случаев находится в зависимом положении. Как правило, она изначально созависима — склонна к отношениям, в которых она несчастлива, однако убеждает себя, что без партнера будет еще несчастнее. Агрессор подкрепляет ее убеждения, регулярно унижая супругу или девушку и внушая ей, что у нее нет другого выбора, она все равно никому не нужна.

Накладываются на это и жизненные обстоятельства. Например, муж полностью обеспечивает жену, потому что она не работает или находится в декретном отпуске. Таким образом, в ход идет не только психологическое и эмоциональное насилие, но и экономическое. Особенно распространена эта ситуация, если у пары есть дети. Агрессор угрожает жертве, что без мужа она не сможет обеспечивать детей и на основании этого он добьется опеки над ними.

Часто мешает жертве уйти ее собственное воспитание. Она мыслит: «Надо терпеть (например, потому что так же делала мама/бабушка), муж есть муж, главное — семья, я обязана ее сохранить во что бы то ни стало». Большую роль может играть религиозность девушки и семьи, в которой она росла: развод для таких людей неприемлем. В этом случае жертву домашнего насилия просто некому поддержать — наоборот, она подвергнется сильнейшему осуждению со стороны семьи, если решится уйти от мужа.

Светлана Мурзина
Светлана Мурзина
практикующий психолог, когнитивно-поведенческий терапевт центра «Верба»

Жертва обычно просто не может уйти от агрессора по множеству причин: дети, общая квартира или дом, бюджет, ипотека. Влияют и выдуманные правила, убеждения человека: «Если я уйду от мужа, меня не примут в обществе, обо мне будут плохо думать родственники». Если поддержки от близких действительно нет, то девушка находится в постоянном страхе, что она не справится одна.

Порой жертва возвращается к агрессору уже после того, как решила уйти от него. Иногда из-за того, что партнер начинает уговаривать, просить прощения, клясться, что все изменится, — здесь женщина действительно может засомневаться, ведь в их отношениях вначале было и что-то хорошее, что держит ее, и она надеется, что это еще будет. Иногда жертва домашнего насилия возвращается из-за того, что агрессор ей угрожает, запугивает расплатой, обещает, что отсудит детей. Влияет нередко и экономический фактор: если муж всегда был единственным кормильцем семьи и хорошо обеспечивал ее, жертве сложно начать жизнь с нуля и привыкнуть к совершенно другому ее уровню, особенно если у женщины есть дети.

Наталья Пальчик
Наталья Пальчик
директор центра «Верба»

Важно понимать: что бы ни обещал агрессор и как бы он, казалось, ни изменился, через какое-то время он снова вернется к насилию. В нашей практике это обычно бывает так: девушка решает, что даст мужчине второй шанс, но через какое-то время появляется у нас снова — и уже с более тяжкими побоями. 

Окончательному уходу от агрессора часто способствуют родственники девушки, порой в дело вмешиваются и ее соседи, коллеги, друзья, начальство. Если же поддержки ни от кого нет, к сожалению, сама жертва обращается за помощью, будучи уже на волосок от смерти. Одну из наших подопечных уже три раза оперировали после побоев, а на четвертый врач просто сказал ей: «В следующий раз уже не смогу помочь: поедешь на кладбище, а не в больницу».

Какой может быть выход

В ситуации домашнего насилия жертвы могут обратиться в кризисный центр для женщин или профильную благотворительную организацию в своем регионе. В «Вербу» ежегодно обращается около 250 женщин, и все они получают необходимую помощь.

Юрист центра консультирует подопечную, подсказывает, надо ли ей обратиться в полицию по факту побоев, помогает составить заявление. Разъясняет также женщине ее права: что она может подать на развод и что отнять у нее ребенка бывший муж не сможет, зато она имеет право потребовать алименты. 

Девушкам также предоставляют временное жилье и при необходимости помогают найти работу. Кроме того, в «Вербе» работает телефон доверия, по которому жертва может позвонить в любой момент, а в самом центре проходят групповые занятия с психологом. Женщины могут получить и индивидуальные консультации с психологом или психиатром.

Наталья Пальчик
Наталья Пальчик
директор центра «Верба»

Наша задача — настроить обратившуюся к нам женщину на то, что она выживет без агрессора. Ей сложно отстоять себя и свои права: ей угрожают, что отнимут детей, манипулируют тем, что у нее нет денег. А тут мы ей открываем другую картину мира: у нее появляется адвокат, и она уже не чувствует себя такой беззащитной, бесправной, ее поддерживает психолог, и она понимает, что может расстаться со своими убеждениями и жить по-другому.

История Алены

Алена (имена изменены) приехала учиться в Красноярск из небольшого областного города, жила в общежитии. В какой-то момент она стала встречаться с молодым человеком и забеременела. Тот отказался жениться на ней и пропал. Алена стала воспитывать ребенка одна. 

Через некоторое время девушка познакомилась в интернете с Александром. У них завязались отношения, и они поженились. В тот момент мужчина стал проявлять агрессию: он попрекал Алену тем, что она со своим ребенком живет в его квартире, у нее самой ничего нет, а значит, она никто. Вскоре Алена родила от мужа ребенка, и ситуация ухудшилась. Девушка находилась в декретном отпуске с малышом и стала еще больше зависеть от Александра, о чем он ей все время напоминал.

Муж придирался к Алене по любой мелочи: дома не прибрано, суп пересолен. А однажды он разозлился так, что избил девушку: выбил несколько зубов и сломал нос. Даша, старшая дочка Алены, пыталась защитить маму, но Александр с силой оттолкнул ее — девочка упала и получила сотрясение мозга. Но мужчина не дал Алене вызвать скорую. 

На следующий день у Даши болела голова, была слабость, и она обратилась в медицинский пункт в школе. Медсестра заподозрила неладное и стала расспрашивать девочку, каким образом она упала и ударилась головой. Вскоре домой к семье пришли соцслужбы. Алена была запугана, боялась, что муж еще сильнее побьет ее, если она расскажет о его насилии, поэтому все отрицала. Тогда работники соцслужбы дали ей телефон «Вербы» и подсказали, что можно обратиться за помощью в центр.

Алена позвонила в «Вербу», поделилась своей историей и спросила, чем команда центра может помочь ей в сложившейся ситуации. Сотрудники НКО рассказали ей о возможных вариантах, и вместе они придумали план действий. Уже через несколько дней Алену вместе с детьми вывезли из квартиры — специалисты «Вербы» приехали туда с полицией, потому что муж никого не выпускал. 

Следующие восемь месяцев Алена и ее дети жили в убежище центра. За это время юристы помогли девушке возбудить административное дело против Александра, развестись с ним и добиться от мужчины выплаты алиментов. Психологи же помогли Алене выйти из безвыходного, как ей казалось, положения и поверить в себя. Если раньше девушка боялась, что муж ее выгонит на улицу и своих детей она больше не увидит, то с поддержкой психолога она смогла справиться с этой тревогой.

По решению суда дети остались с матерью, а бывшего мужа Алены обязали платить алименты. Сейчас девушка и ее дети живут у родственников. Алена устроилась на работу в магазин и справляется с содержанием детей.

Как изменить отношение общества

К сожалению, общество часто осуждает жертв домашнего насилия.

Люди не понимают, почему женщины не уходят от агрессоров, и часто приходят к выводу: значит, их самих все устраивает. 

Изменить такую парадигму мышления можно, рассказывая людям, что такое домашнее насилие, откуда оно берется, кто и почему становится его жертвой, уверена Наталья Пальчик. Надо объяснять, что физическое насилие происходит не сразу: до того как применить его, агрессор втирается в доверие к женщине и по возможности делает ее зависимой от себя. Не менее важно помнить, что есть много факторов, которые удерживают женщин и не дают им так просто уйти от агрессора. 

Наталья Пальчик
Наталья Пальчик
директор центра «Верба»

Часто люди, живущие в норме, искренне не понимают, как можно сохранять отношения с агрессором: «Ради чего ты с ним живешь? Тебя бьют, унижают, а ты остаешься». Но ведь все это происходит не сразу, к этому долго идет: сначала ограничения, нарушение границ, потом рукоприкладство, и когда именно нажать красную кнопку — женщине непонятно. Можно сравнить с ситуацией, которая бывала у многих: работа плохая, начальство ужасное, платят мало, но мы не уходим. Почему? Тут работают такие же механизмы: мы боимся, что не найдем другую работу, думаем: «Ну ладно, сейчас нет возможности искать что-то новое, еще чуть-чуть потерплю» — и так доводим до точки кипения. А окружающие ровно так же могут этого выбора не понимать: «Тебе же не нравится эта работа, почему ты не уходишь?»

Не менее часто общество осуждает агрессора. Но важно стараться понять и этого человека, замечает Светлана Мурзина. В агрессоре также говорят прежде всего его травмы. Например, у него сформировано убеждение, что мать испортила ему жизнь, возможно, он терпел насилие от нее в детстве. И от этого, уже будучи взрослым мужчиной, он испытывает ненависть ко всем женщинам. В тот момент, когда жена, например, ему перечит, у такого человека срабатывает триггер, и он не может контролировать себя. 

Светлана Мурзина
Светлана Мурзина
практикующий психолог, когнитивно-поведенческий терапевт центра «Верба»

Не стоит ни осуждать, ни винить никого, особенно не зная ситуации. Есть определенные устои, обычаи семьи, в которой росла женщина, сформированные у нее убеждения, и поэтому она не уходит от агрессора — и здесь она ни в чем не виновата. Агрессор — это также травмированный человек, и нам не надо кидаться на него с обвинениями, лучше постараться протянуть руку помощи и ему. А если агрессор сам готов пройти терапию и хочет сохранить семью, то ни в коем случае не нужно ему в этом отказывать. Думаю, что, чувствуя поддержку общества, а не боясь его осуждения, и жертве, и агрессору будет легче выйти из своих ролей и начать жить по-другому.

Важные инсайты из статьи

  • Жертвами домашнего насилия обычно становятся люди с тяжелыми травмами и непростым детством. Например, их били родители, и из-за этого у таких людей нет адекватного восприятия насилия — они относятся к нему как к норме.
  • Жертва не уходит от агрессора, потому что, как правило, зависит от него финансово и психологически. Нередко жертвам также угрожают, запугивают их (например, что лишат права опеки и они больше не увидят своих детей).
  • Помочь жертвам домашнего насилия могут профильные НКО и кризисные центры. В них женщины могут на время поселиться, им также окажут юридическую и психологическую помощь, при необходимости помогут найти работу.
  • Проблема, мешающая жертве и агрессору выйти из своих ролей и найти поддержку, — это общественное осуждение. Важно больше говорить о домашнем насилии, чтобы люди понимали: не стоит спешить с выводами и винить жертв и агрессоров, даже не зная их жизненных обстоятельств и ситуаций. В этих людях говорят их травмы, а значит, и первым, и вторым нужна помощь.

Помочь

Оформите пожертвование в пользу организации «Верба»

Выберите тип и сумму пожертвования
Поддержите, пожалуйста, наш фонд

Мы существуем только на ваши пожертвования. Вы можете добавить процент от пожертвования на развитие фонда «Нужна помощь»

Вы оформляете пожертвование в рамках Благотворительной программы фонда «Нужна помощь»
Материалы по теме
Знания
«Первая диета часто является спусковым крючком нарушений пищевого поведения»: что такое РПП и как с ним справиться
21 февраля
Опыт
«В критических ситуациях мы не поднимаемся до уровня своих ожиданий, а падаем до уровня нашей подготовленности»: как психологи помогают онкопациентам и почему такая помощь важна
24 января
Знания
Можно ли контролировать навязчивые мысли и отказаться от ритуалов: что такое ОКР и как с ним жить?
25 декабря
Читайте также
Опыт
ПТСР у детей: как проявляется, что делать и чем могут помочь игры
11 декабря
Знания
Не знаю, что делать: как помочь умирающим?
28 ноября
Опыт
Эстафета писем добра: мамы детей с ДЦП — о трудностях и радостях своей жизни
28 ноября
Помочь нам