К каким последствиям для общества приводят войны

По подсчетам швейцарского ученого Жана-Жака Бабеля, в истории человечества за последние пять с половиной тысячелетий было 292 года без войн. Вместе с экспертами разбираемся, как меняются на войне люди, культура общества и его институты. 

Как восприятие войны зависит от культуры и эпохи

Социальный антрополог Михаил Драмбян подчеркивает, что в разных культурах отношение к войнам отличается. Например, для бушменов, хадзов и полияр военные действия неприемлемы, а для австралийских аборигенов — норма. Черногорцы до начала XX века признавали юношу взрослым только после того, как он сходил в набег, рассказывает эксперт. 

По мнению Драмбяна, европейские общества проявляют большую терпимость к агрессии. В то же время антрополог отмечает: в XX–XXI веках ситуация начала меняться.   

Михаил Драмбян
Михаил Драмбян
социальный антрополог, преподаватель РГГУ

Война — ведь это надо заставить людей умирать за что-то. С этим современным генералам сложнее. Люди без жесткой идеологической установки в меньшей степени готовы брать в руки оружие, хотя у них могут быть личные мотивы (например, финансовая выгода). 

Однозначно сказать вряд ли кто-то сможет: мы внутри процесса, а надо смотреть с перспективы конца века. Но по беглому наблюдению — так.    

По словам эксперта, вооруженные конфликты нашего века также больше напоминают Средние века, чем XX столетие. Воюет не весь народ, воюют профессиональные солдаты. Поэтому война меньше затрагивает повседневность: пока где-то сражаются, люди ходят в офис. 

Как войны влияют на их участников и свидетелей

Борис Кипнис
Борис Кипнис
военный историк, ведущий youtube-канала «Живая история с Борисом Кипнисом»

Судя по тому, что мы знаем из документов и эпистолярного наследия участников событий — того, что писано во время войн, это психологически сложный процесс. Он связан с ежедневным риском смерти, а в XX веке — с ежеминутным и ежесекундным. Это тот риск, который отсутствует в обыденной, мирной жизни, когда все идет налажено и по привычной колее. 

На войне опасность смерти резко возрастает, но в то же время становится бытовым явлением. Люди приспосабливаются к войне как к необходимости ходить на работу. Некоторых она даже развлекает — как игра, в которой не предопределен исход. Эта  необычность интересна, потому что запланированность мирной жизни делает ее банальной. Некоторым нравится банальность, а некоторым нет. 

Те, кто менее авантюрен по складу характера, воспринимают войну как досадную необходимость изменить своим привычкам и приобрести хотя бы на время новые, но при этом надеются, что это рано или поздно закончится и они смогут вернуться к привычной рутинной жизни. Они не подозревают, что даже если останутся в живых, приобретенный опыт убрать из сознания будет невозможно. 

С теми, кто получает удовольствие от войны, наоборот. После ее окончания мир их не очень удовлетворяет: они испытывают дискомфорт. Таким образом, участие в войне делает жизнь человека трагической навсегда. 

Это очень точно высказано было в сериале «Шерлок» с Камбербэтчем. Когда Ватсон встречает своего командира по Афганистану, майор Шолто говорит: «Боюсь, дурные привычки, приобретенные мною, могут возобладать». Человек начинает действовать по условному рефлексу, как собака Павлова. В результате он может совершать поступки, подпадающие под юрисдикцию административного или уголовного законодательства. А так как закон формален, то за необдуманные, инстинктивные действия может наступить серьезное наказание.  

Это хорошо известно на примере наших фронтовиков, вернувшихся с Великой Отечественной войны. Многие из них воспринимали сотрудников правоохранительных органов как людей, укрывающихся от войны в тылу — что было не совсем правильно на самом деле, мгновенно резко реагировали на их требования и в результате оказывались в тюрьме.

Алексей Титков
Алексей Титков
социолог

Еще по итогам Первой мировой войны был описан типичный сюжет: люди, попавшие на передовую, оказываются в особой форме существования с необычными положительными чертами. 

Между солдатами, которые постоянно рискуют жизнью, складываются узы братства. Люди ощущают, что вместе переживают что-то важное. Потом в мирной жизни они могут чувствовать себя потерянными: важный момент прошел, товарищи далеко.

Как рассказывает преподаватель курса «Человек и война» в Свободном университете Полина Жеребцова, на войне люди приобретают навыки, которые в мирной жизни мешают: например, умение передвигаться перебежками и с опаской глядя в небо — не летит ли самолет.

Поэтому в развитых странах перенесших войну людей отправляют в реабилитационные центры, продолжает Жеребцова. Это снижает риск самоубийств, а также заболеваний из-за стресса или переохлаждения. 

При этом военный историк София Широгорова отмечает, что необходимость массовой реабилитации участников боевых действий стала понятна только после Первой мировой. 

София Широгорова
София Широгорова
военный историк

Первая мировая война, наверное, первая массовая война в истории Запада. Миллионы молодых трудоспособных мужчин сидят на фронте четыре года, видят разные ужасы, видят смерти, и это психологически травмирует их. Потом они возвращаются обратно — и их уровень терпимости к насилию необычайно высок.

Они четыре года живут в военном аду: сидят в окопе, где рядом могут находиться останки человека, и их никто не убирает. Представьте, что у них с психикой творится. 

Вот эти люди возвращаются домой и приносят с собой насилие в мирную жизнь.
Если есть политический кризис, они хватаются за оружие. Они не могут найти себе нормальную работу, потому что отвыкли от нее. 

Как раз тогда стало понятно, что это проблема, и ее решением стали интересоваться. Солдат пытались лечить гипнозом или физическими упражнениями. Но поскольку психология и психиатрия были в зачатке, никакой нормальной методики выработано не было. 

Это имело свои последствия. Сейчас историки говорят о том, что облик 1920-х годов — а это было время экстремизма и самого разного насилия — во многом связан с тем, что люди с фронта вернулись домой. 

После Второй мировой войны с реабилитацией уже было чуть лучше, но тут важно где. В США психология как раз живо развивалась: там были определенные терапевтические методики, была идея, что надо проводить с ветеранами войны групповую терапию. Но работали именно с людьми с тяжелыми ментальными проблемами, а не со всеми массово. В Советском Союзе не делали ничего. Да и сложно было бы что-то делать, учитывая размеры Советской армии. 

Полноценные программы по реабилитации стали появляться уже после войн во Вьетнаме и в Афганистане — это довольно позднее явление. Эти программы строятся на нескольких направлениях: это терапия, помощь с поиском работы и жилья и еще выплаты в первое время. 

У многих людей действительно теряется способность адаптироваться к нормальным условиям. Есть хороший фильм «Повелитель бури» Кэтрин Бигелоу — режиссер за него «Оскар» получила. Он как раз о ветеране войны в Ираке: тот приезжает с фронта, не может влиться в нормальную жизнь, все бросает и уезжает обратно. 

Эта проблема существует столько же, сколько войны. И хотя сейчас мы лучше понимаем, как все устроено, ее до сих пор не удается решить до конца.  

Полина Жеребцова рассказывает, что на войне у многих развивается личностная тревожность. Такая тревожность позднее сопровождает человека в любых обстоятельствах и не проходит. Люди с ней меньше уверены в себе и с трудом принимают решения. По словам Жеребцовой, им сложно преодолевать препятствия в жизни.

Как подчеркивает эксперт, есть и другая крайность: иногда война делает людей тверже характером, но вместе с этим жестокими и безразличными к другим. 

Полина Жеребцова
Полина Жеребцова
психолог, журналист и автор документальной прозы о чеченских войнах, преподаватель курса «Человек и война» в Свободном университете

В случае когда это не компенсируется высоким интеллектом и хорошим воспитанием, люди становятся безжалостными, идут по головам и не задумываются о боли окружающих. Из них получаются манипуляторы, циники, закоренелые преступники и террористы.

Военный историк Борис Кипнис подчеркивает, что многое зависит от личных качеств человека и его индивидуального психологического склада. Не все, кто вернулись с войны, жестоки и эгоистичны, но важно, что война делает людей такими часто. 

Как война влияет на женщин и детей

Борис Кипнис отмечает, что некоторым женщинам тяжело выдерживать ожидание. Одни перестают ждать мужей и заводят отношения с мужчинами в тылу, чтобы удовлетворить потребность в близости. Другие снимают стресс с помощью алкоголя или психоактивных веществ.

Девушкам после войны сложнее выйти замуж, рассказывает эксперт. Круг кандидатов в супруги сужается, из-за того что многие мужчины погибли на фронте. В результате целые возрастные слои не могут устроить свою жизнь — или устраивают не так, как хотели.

Как считает Полина Жеребцова, на женщинах во время войны оказывается тройная нагрузка. Им нужно не только думать о себе, но и следить, чтобы мужчины не увлекались спиртным и наркотиками, а также заботиться о детях. 

Полина Жеребцова
Полина Жеребцова
психолог, журналист и автор документальной прозы о чеченских войнах, преподаватель курса «Человек и война» в Свободном университете

Дети все видят, чувствуют и понимают, но часто интерпретируют те или иные события по-своему, настолько ужасаясь происходящему, что могут сойти с ума. Поэтому на женщине дополнительно лежит ответственность за психологическую помощь ребенку. Если родители не знают, что делать, они автоматически перестают быть символами защищенности. И ребенок оказывается наедине со своими страхами и близкой смертью.

Борис Кипнис отмечает, что многим детям военного времени приходится расти с комплексами из-за отсутствия отца — и с комплексами из-за наличия отчима. В то же время растет число сирот в детских домах и беспризорников на улицах.  

Как объясняет Полина Жеребцова, дети с крепкой психикой после войны вырастают агрессивными и учатся вытеснять тревожность разными способами: с помощью эмоциональной или физической нагрузки, а также насилия. Во взрослом возрасте они могут увлекаться алкоголем или наркотиками, охотой, боями без правил, а также вступать в беспорядочные связи.  

Дети с хрупкой психикой из-за войны становятся тревожными и мнительными, считает эксперт. Когда они вырастают, то могут вести себя инфантильно. 

Как война влияет на быт

София Широгорова
София Широгорова
военный историк

Еще одна линия влияния — это постепенное разрушение повседневности. Война тяжелым весом ложится на экономику: она встает на военные рельсы, в то же время множество рабочих уходят с заводов на фронт. 

Все это приводит к тому, что повседневные вещи, к которым люди привыкли, исчезают. Как это было, например, во время Первой мировой: если вы живете в тылу, вы не видите боевых действий — они происходят где-то далеко на линии фронта. Но все равно нельзя пойти и купить столько хлеба, сколько до войны. Не хватает гражданских товаров, потому что заводы стали производить снаряды. Приходится приспосабливаться: пить не кофе, а эрзац-кофе, использовать вещи не из каучука, а из синтетической резины. Все это в конечном счете разрушает привычную, понятную, комфортную когда-то жизнь. 

Как войны отражаются на этике и культуре

Алексей Титков
Алексей Титков
социолог

Что такое этика? Это подсказка людям, как поступать в привычных ситуациях: как вести себя в школе, как уступать старшим в трамвае. На войне люди из круга привычных ситуаций выпадают. Их учили, как правильно здороваться, но не учили, как вести себя на линии фронта. 

Люди оказываются в обстановке, где не знают, что делать и как себя держать. Поэтому они действуют как получится — не всегда разумно и не всегда достойно. На социологическом языке такое положение называется «аномия»

Как объясняет Борис Кипнис, в мирное время ценность человеческой жизни определена законом, а ее отнятие — табу.

Война показывает, что при определенных условиях закон и общественная мораль могут поощрять убийства.
Над этим противоречием задумывались еще гуманисты, потом просветители, продолжает эксперт: с одной стороны, существует заповедь «не убий», а с другой — нет подвига больше, чем «отдать жизнь за други своя». 

Поэтому военная пропаганда на основе антитезы «свой — чужой» обычно развивает идею, что чужого надо убить: он изначально плохой, вредный и опасный. 

По словам Кипниса, в разных обществах существовали также формальные обряды для снятия с себя вины убийства. Например, обряд очищения в Античности, обряд епитимьи по окончании войны, соблюдение постов, ношение вериг во искупление пролитой крови. Некоторые солдаты после войны становились отшельниками, служителями церкви. 

Как подчеркивает историк, это наблюдалось не только у христиан. При этом общество продолжало жить дальше, прославляя войну и ее героев. 

Культуру во времена войны стремятся идеологизировать, чтобы она обслуживала задачу духовного поддержания текущей политики. Свобода творчества оказывается ограниченной, продолжает Кипнис. При этом по-настоящему талантливый деятель искусства все же может создать идеологически «правильное», но хорошее произведение. Эксперт приводит примеры: «Оборона Севастополя» Дейнеки, «Письмо с фронта» Лактионова, стихи Симонова, симфония № 7 «Ленинградская» Шостаковича. 

Что происходит с общественными институтами во время войны

Как объясняет Борис Кипнис, во время затяжной войны начинается ограничение представительных институтов власти. Значение законодательной ветви падает, а исполнительной — усиливается. Деятельность судебной власти трансформируется из-за законов военного времени. Также могут добавляться новые законы, ограничивающие свободу слова. 

По словам эксперта, для развития демократии война — это возврат часто на столетия назад. Человечество веками добывает себе права, а потом может их потерять в течение нескольких лет войны. 

Неоднозначно война сказывается на правах и положении женщин. 

София Широгорова
София Широгорова
военный историк

Есть общества, где для женщин война была возможностью бороться за свои права. Опять же, Первая мировая. Мужчин забирают на фронт, кто-то должен работать на заводах. Женщины идут на эти заводы. С одной стороны, им тяжело. С другой стороны, это позволяет им выйти в публичную жизнь и сказать: «Смотрите, если мы хороши для того, чтобы работать на заводах, наверное, мы хороши для того, чтобы голосовать на выборах». После Первой мировой почти во всех европейских странах женщины получили право голоса. 

Война изымает из экономики мужчин и накладывает на женщин двойную нагрузку: надо и работать, и воспитывать детей, и заниматься домом, и присматривать за старшим поколением. Но в некоторых условиях война же позволяет совершить рывок, который до этого не получался десятилетиями. 

При этом аналогии — опасная штука. Один и тот же исторический процесс может приводить к разным последствиям. Например, во времена Второй мировой войны в Америке женщин тоже начали звать и на заводы, и в зенитчицы. На плакатах рисовали сильных воительниц. А потом мужчины освободились, вернулись с фронта — и правительство стало загонять женщин обратно на кухни, потому что надо было освободить рабочие места. Развернулась обратная агитация: женщина — хранительница очага, это мать, зачем ей работать. И действительно, 1950-е годы были такой эпохой домохозяек в красивых платьях. Они, конечно, все сидели на антидепрессантах, но об этом мы говорить не будем. 

Что во время войн происходит с благотворительностью и гражданским обществом

Как рассказывает Борис Кипнис, на благотворительность войны влияют по-разному: есть и положительные, и отрицательные примеры. Чаще всего люди становятся отзывчивее. Одни сами пережили горе, в других оживает чувство патриотизма. Даже если их страна ведет несправедливую войну, они могут не понимать этого из-за идеологии, но видеть жертв войны среди соотечественников и желать им помочь. 

Эксперт отмечает, что в росте благотворительности в первое время войны ничего удивительного нет, но он может спадать, когда война приобретает затяжной характер. 

Алексей Титков
Алексей Титков
социолог

Если называть гражданским обществом кооперацию людей для некоммерческих целей, то появление такого рода добровольных организаций на фоне войны — обычная ситуация для последних полутора столетий. 

Скажем, в России во времена Первой мировой они возникли в большом количестве и стали заметны в политической повестке. Потом такие организации сыграли роль в падении монархии. Они видели, что армия организована плохо, и возмущались: «Глупость или измена?»

В то же время София Широгорова говорит, что в военное время внимание общества приковано к фронту, а большинство ресурсов государства уходит на поддержку армии.

Жертвам войны помогают, но те, кто пострадал не от нее, остаются вне поля зрения. 

Борис Кипнис также считает, что во время войны представители всех уязвимых групп, будь то люди с инвалидностью или бездомные, находятся в ущербном положении. 

Техника и религия

По словам Алексея Титкова, технические науки война часто подталкивает к развитию. При этом эксперт отмечает: в мирное время навыки ученых и деньги на разработки могли бы потратить на что-то другое. Социальные науки тоже могут переключиться на военные темы, продолжает спикер. Во Вторую мировую американские социологи и психологи изучали, как ведут себя мобилизованные в армию, а антропологи помогали военным понять, как мыслят противники-японцы.

Во время войн также возрастает интерес к религии и всему сверхъестественному, рассказывает Алексей Титков. Социологи давно заметили, что религиозные чувства чаще проявляют люди, которые рискуют жизнью и поэтому зависят от стечения обстоятельств, например военные, правоохранители или бандиты. 

Как преодолеть последствия войны 

Борис Кипнис
Борис Кипнис
военный историк, ведущий youtube-канала «Живая история с Борисом Кипнисом»

Нужно отдавать себе отчет в том, что нанесенная войной рана будет затягиваться в течение долгих десятилетий. И зарубцуется ли она в конце концов — никто сказать не может. Великая Отечественная война закончилась в 1945 году. Она кровоточит до сих пор, эта рана? Ну вот вам и ответ. 

Рекомендации могут быть, они известны. Это гуманизм, это осуждение войны, это наказание тех, кто несправедливую войну развязал, это борьба с пропагандой войны. Но какой неопределенный результат от всех этих усилий! Никто не знает, как они откликаются в сердце конкретного человека.

А в следующем поколении война для тех, кто ее не испытал, уже кажется чем-то вроде приставки, в которую так любят играть. 

Спасибо, что дочитали до конца! Этот текст носит сугубо образовательный характер и не имеет отношения к текущим событиям.

Материалы по теме
Знания
«Первая диета часто является спусковым крючком нарушений пищевого поведения»: что такое РПП и как с ним справиться
21 февраля
Опыт
«В критических ситуациях мы не поднимаемся до уровня своих ожиданий, а падаем до уровня нашей подготовленности»: как психологи помогают онкопациентам и почему такая помощь важна
24 января
Знания
Можно ли контролировать навязчивые мысли и отказаться от ритуалов: что такое ОКР и как с ним жить?
25 декабря
Читайте также
Опыт
ПТСР у детей: как проявляется, что делать и чем могут помочь игры
11 декабря
Опыт
Сама не виновата: почему жертва домашнего насилия не уходит от агрессора
6 декабря
Знания
Не знаю, что делать: как помочь умирающим?
28 ноября
Помочь нам