«Живешь с постоянным ощущением страха». Как насилие в семье влияет на ребенка

Как насилие в семье влияет на детей в краткосрочной и долгосрочной перспективах — рассказала психолог центра «Насилию.нет»* Александра Иванова.

По статистике, каждый год в России разным видам жестокого обращения подвергаются до 100 тысяч несовершеннолетних. Почти половина из них страдают от насильственных действий со стороны взрослых, причем в 6% случаев это происходит в семьях. 10-12% детей становятся жертвами сексуализированного насилия. 

Авторами жестокого обращения чаще всего становятся родители (85% случаев), другие взрослые члены семьи или опекуны. До 70% детей терпят одновременно несколько форм насилия — физическое, психологическое, сексуализированное. 

Каким бывает насилие?

Физическое насилие. Это любое намеренное нанесение повреждений ребенку. Как отмечает Александра, часто физическим насилием люди считают только жестокие избиения, а, например, шлепок по попе — нет. Но это не так. Любое воздействие — шлепки, дергания, подзатыльники, даже «несильно», «легонечко», «чуть-чуть» — считается физическим насилием и влияет на развитие ребенка.

Эмоциональное насилие. Здесь возможны две разновидности. Первое — оскорбительные, грубые высказывания: «дурак», «дебил», «заткнись», «ты ни на что не способен». Второе — игнорирование. Например, когда взрослые перестают разговаривать с ребенком из-за плохого поведения или отказываются общаться с ним, пока он не извинится. 

Александра Иванова
Александра Иванова
психолог центра «Насилию.нет»*

Этот вид насилия менее заметен. Кажется, что он приносит меньше вреда, чем остальные. На самом же деле игнорирование переносится ребенком тяжелее всего, потому что это разрыв контакта с родителем. Даже если взрослый его бьет или оскорбляет, то он все равно остается в контакте. А когда родитель не разговаривает, это равно смерти, это страшно и может ранить даже больше, чем физическое насилие.

Пренебрежение потребностями ребенка в еде, заботе, защите, в оказании медицинской помощи. Со всем этим ребенок не может управляться сам в силу своего возраста. Поэтому игнорируя базовые потребности детей или особенности здоровья, которые требуют особого внимания, родители проявляют насилие. Крайней формой можно назвать ВИЧ-диссидентство.

Сексуализированное насилие. Под это определение подходит не только половой акт с проникновением, но и любое другое воздействие на ребенка, например, прикосновения в интимных местах, просьбы потрогать взрослого. 

Как опыт насилия в семье влияет на ребенка?

Как именно и с какой степенью отразится на ребенке опыт насилия зависит от особенностей его психики, говорит Александра. На кого-то насилие может повлиять разрушительно и катастрофично, а кто-то сможет адаптироваться и «переварить» это без особых последствий, даже при жестких видах насилия. 

Александра Иванова
Александра Иванова
психолог центра «Насилию.нет»*

Яркий пример — история скопинского маньяка. Конечно, можно только гадать о состоянии психики пострадавших девушек. Но тем не менее, одна девушка после случившегося смогла выйти замуж, родить детей, написать книгу, давать интервью. По косвенным признакам можно говорить, что она справляется с пережитым опытом. А другая девушка закрылась и о ее судьбе практически неизвестно. 

Многое зависит и от социальной среды. Например, если ребенка бьет мама, но есть теплый папа, любящая бабушка, то перенести опыт насилия будет проще. Но если же ребенок живет в семье, где нет ни одной безопасной фигуры, где его все унижают и пренебрегают им, то он может «сильно пораниться об это, даже если к нему не применяют физическое насилие», говорит Александра. 

Нормальное психическое и эмоциональное развитие детей строится на их безусловном доверии взрослому. Поэтому главное последствие насилия в семье для ребенка — потеря базовой безопасности, продолжает эксперт. 

Александра Иванова
Александра Иванова
психолог центра «Насилию.нет»*

Уточка смотрит на маму-утку и учится делать так же. И если на каком-то уровне происходит недоверие к тому, что делает мама-утка, то нормальное развитие ребенка нарушается. Ему становится сложно строить отношения со взрослыми людьми — учителями, тренерами. Ребенку кажется, что взрослые всегда могут его надурить, обмануть.

Это недоверие может проявляться, например, через сложное поведение, вранье, отрицание авторитетов, показательное хамство, пренебрежение. «Если ребенок чувствует слабину взрослого, он может по ней очень сильно бить. Потому что в нем не всегда осознанно формируется логика [кто сильнее, тот и прав]. Если не я, то меня», — поясняет психолог. Противоположная стратегия поведения ребенка — это неуверенность, закрытость, заискивание и опора на мнение взрослого.  

Второе следствие для ребенка, имеющего опыт насилия в семье, — постоянный страх. Это переживание требует много напряжения: ребенок всегда «на стреме», он не может расслабиться. Все его силы уходят на обслуживание этого страха, соответственно, на развитие в других областях становится меньше ресурсов. Поэтому дети с опытом насилия в семье, как правило, хуже учатся, им тяжелее осваивать новые виды деятельности, они могут медленнее развиваться. «Когда мы боимся, на гормональном уровне вырабатывается кортизол, а он тормозит развитие мозга в целом», — объясняет взаимосвязь Александра. 

Еще одно следствие — неуверенность в себе, чувство стыда и вины.

Александра Иванова
Александра Иванова
психолог центра «Насилию.нет»*

У ребенка нет идеи, что со взрослыми что-то не так, в силу возраста им не доступна эта мысль. А если со взрослыми все так, значит, что-то не так со мной. Это тоже очень пагубная мысль о том, что это я плохой, зачем я вообще родился, если вызываю в свой адрес такую реакцию родителей. Переживание может выражаться в неуверенности в себе, в нежелании пробовать что-то новое. Ребенку, а впоследствии уже и взрослому, сложно проявиться, расправить крылья. 

Как опыт насилия в семье, пережитый в детстве, может проявиться во взрослом возрасте?

Все последствия от пережитого в детстве опыта насилия могут сохраниться и во взрослом возрасте, просто они развиваются вместе с человеком. Это может быть ощущение своей никчемности, ненужности, что создает сложности, например, в построении успешной карьеры. От этого же ощущения у человека появляется мысль, что «нормальный партнер на меня не посмотрит»

Александра Иванова
Александра Иванова
психолог центра «Насилию.нет»*

Отсюда построение отношений не с теми партнерами, с которыми тебе хотелось бы быть, а с теми, кто точно не бросит. А это риск выстраивания абьюзивных отношений, в которых присутствует насилие со стороны партнера. Поскольку с детства у человека вырабатывается толерантность к насилию, то оно не воспринимается как что-то неправильное. Срабатывают те же защитные механизмы, что и в детстве, «если я буду хорошей девочкой, то муж не будет меня бить».

Спектр последствий очень большой, продолжает эксперт. Это могут быть и зависимости, и психические заболевания, если есть предрасположенность. Например, в благоприятной среде человек мог никогда в жизни не узнать, что у него биполярное расстройство, а при встрече с опытом насилия оно может проявиться. 

Если ребенок был свидетелем насилия?

Поскольку ребенок идентифицируется со значимым взрослым, то становясь свидетелем насилия, он сталкивается с теми же последствиями, с которыми сталкиваются дети будучи объектом насилия. Главное — это потеря безопасности. Однако ситуация может осложниться ощущением беспомощности и невозможностью помочь. 

Александра Иванова
Александра Иванова
психолог центра «Насилию.нет»*

Когда ты сам становишься объектом насилия, ты как будто можешь на что-то повлиять: убежать, сопротивляться, спрятаться за мамину юбку, разозлиться, поплакать. А когда ты являешься свидетелем того, как, например, папа бьет маму, ты и сделать ничего не можешь — только стоять и смотреть.

Как помочь ребенку справиться с пережитым опытом?

Чтобы помочь ребенку справиться с травмирующим опытом, первое, что нужно сделать, — обеспечить ему безопасную среду, говорит специалистка. Чтобы на опыт насилия накладывался опыт безопасности. Ключевая фигура в этом контексте — фигура безопасного значимого взрослого, который защитит его, четко обозначит, как с ним можно поступать, а как нельзя, «об которого ребенок сможет излечиться». Сопровождать семью в этом процессе может психолог.

Получится ли нивелировать все последствия от опыта насилия или какие-то триггеры все равно останутся, зависит от человека и особенностей его психики, повторяет Александра. «У одного останется, у другого не останется. Кто-то что-то переварит, а для кого-то останется рана на всю жизнь», — заключила эксперт. 

Спасибо, что дочитали до конца! Если многое в этом тексте вам знакомо — нам очень жаль.

*признан иностранным агентом

Материалы по теме
Знания
«Попасть в рабство может абсолютно любой человек»: что такое траффикинг и почему эта проблема ближе, чем кажется
4 августа
Знания
Что НКО нужно знать о коммуникации с бизнесом в кризисное время
2 августа
Знания
Рак легкого в цифрах, исследованиях и причинах
1 августа
Читайте также
Опыт
Особенности помощи беженцам в рассказах психологов
11 августа
Знания
Эмоциональный абьюз: как выйти из нездоровых отношений и сохранить психику
27 июля
Знания
Вторая смена: почему большую часть бесплатного труда по дому все еще делают женщины
22 июля