Токен добра. Как благотворительным фондам работать с криптовалютами

Зачем нужна криптовалюта в благотворительности и как ее использовать.

Общая капитализация всех криптовалют мира сейчас превышает 2 триллиона долларов. Количество благотворительных пожертвований в криптовалюте растет на сотни процентов в год. Криптовалютные переводы принимают такие фонды, как Food4Life Global, GreenPeace, Save the Children, United Way, Podari.Life. Пандемия коронавируса этот процесс только ускорила – люди все больше избавлялись от наличных и осваивали все больше способов безналичных денежных расчетов. 

Еще больше популярность криптовалют в России выросла в нынешний кризис — криптовалюты дают ответ и на потерю всякой устойчивости национальной валюты, и на финансовый «железный занавес», постепенно выстраиваемый мировой банковской системой вокруг России. А значит, российскому благотворительному сектору стоит обратить на криптовалюты внимание как на новый инструмент фандрайзинга.

Преимущества работы с криптовалютой 

Соучредитель фонда «Друзья» Гор Нахапетян считает, что использование российскими фондами криптовалютного инструментария будет развиваться сообразно повышению общего уровня их профессионализма. «Мы уже на самом деле пользуемся более гибким инструментарием, чем можно подумать. Например, фонд «Подари жизнь» занимался фандрайзингом с помощью бонусов «Аэрофлота». Можно уже это считать фандрайзинговым инструментом в виде некоей псевдовалюты. Любой актив в мире может быть использован как такой инструмент», — говорит Нахапетян.

Эксперимент фонда оказался удачным — бонусов «Подари жизнь» набрал столько, что в какой-то момент начал делиться ими с другими фондами. Этот же фонд осенью 2021 года провел один из первых в России благотворительных NFT-аукционов, в ходе которого современные художники — Покрас Лампас, арт-группа ППСС (Павел Пепперштейн & Соня Стереостырски), Руслан Вяльцев, Иван Соляев, Tim Baym, Дмитрий Листов, Farhad Farzali, i61 — продавали цифровые версии своих работ и передавали вырученные деньги фонду.

Криптоинвесторы и держатели криптовалют же, как правило, достаточно состоятельные люди, а значит, потенциально, крупные доноры, которые для фондов могут занять нишу между «корпоратами» и обычными жертвователями.

«Сейчас основная часть средств идет в благотворительные фонды от физлиц и от корпораций. Не очень существенная часть — государственные гранты. Как только наступает кризис — корпоративные пожертвования падают, но при этом, при хорошей работе фонда, частные пожертвования растут», — говорит Гор Нахапетян. 

По его мнению, сектор может в полной мере воспользоваться инструментарием криптовалют, позволяющим каждому создать свою валюту, и организовать «единый благотворительный биткоин», который мог бы приобретать каждый участник криптовалютного рынка. «Некий единый механизм, с помощью которого мы бы ушли от законодательных или других ограничений той или иной страны», — суммирует Нахапетян. Однако благотворитель призывает не забывать о побочной стороне криптовалют – например, о страхе перед ними госчиновников, часто убежденных в том, что криптовалюты это инструмент исключительно «отмывки» преступных или коррупционных средств.

Система токенизации и применимости криптовалют намного шире, чем популярное представление о них как об очередных «виртуальных деньгах», говорит интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев. «Биткоин добра, о котором говорит Гор, не обязательно должен иметь прямые шлюзы конвертирования в реальные деньги. Он может нести идеологическую функцию. Сейчас фонды принимают деньги от жертвователей и ищут их, с другой стороны ищут тех кому нужно помочь. Если мы выпустим «токен добра», который эквивалентен бюджету всех благотворительных организаций, например, 200 миллионов рублей, это будет сразу обеспеченный [деньгами] токен. Их мы выбросим в мир, и с их помощью сами люди будут определять, кому нужна помощь — он не будет конвертироваться в деньги, а исключительно в услуги благотворительной организации, участвующей в проекте «токена добра», и уже затем фонд на бирже продает эти токены и получает за них деньги», — фантазирует Мариничев.

Трудности и страхи 

Далеко не весь благотворительный сектор готов к таким неортодоксальным механикам. Аналитический центр Mindsmith и фонд «Друзья» провели исследование среди более 60 благотворительных фондов — используют ли они криптовалюты в своей работе, готовы ли на это теоретически. На последнее почти все ответили утвердительно, но на первое — почти никто. Фонды хотят использовать криптовалюты, но не знают как, понимают, что криптовалюты принесут в сектор новые, не циркулировавшие в нем ранее деньги и ждут — появление фонда-«пионера», который пройдет весь путь с криптовалютами от начала до конца и отладит процесс, на который можно будет ориентироваться остальным.

Больше всего, как показало исследование, благотворительные фонды пугает размытость юридического статуса криптовалют в России (63,3%), технические сложности (60%), сложности в предоставлении отчетности перед государством об этих средствах (53,3%). Также «третий сектор» не понимает, как привлекать внимание к своей работе криптоинвесторов; совершенно не изучен донорский потенциал этой группы населения.

В феврале 2022 года Министерство финансов России представило вариант законопроекта о регуляции криптовалют в России. Согласно нему, цифровые валюты по-прежнему были запрещены в качестве платежей на территории России и могут использоваться исключительно как инструменты для инвестиций. Также закон подразумевал создание официального реестра одобренных государством биржевых криптоплощадок, а для осуществления любой операции с криптовалютой нужно идентифицировать свою личность, ввод и вывод криптовалюты, согласно закону, осуществляется только через банки с использованием банковского счета.

По словам Елены Самсоновой, PR-директора фонда «Друзья», для НКО за последние месяцы ситуация с криптовалютой не сильно изменилась: 

Елена Самсонова
Елена Самсонова
PR-директора фонда «Друзья»

С момента нашего исследования для НКО многое осталось по-прежнему: принимать пожертвования в криптовалютах не запрещено, но нельзя использовать их как средство платежа. Позиция Минфина была достаточно прогрессивной, но принятый в июле закон ничего не прояснил, кроме прямого запрета продавать и покупать товары и услуги за крипту — так было и раньше. При этом в законе указано, что запрет может быть снят при наличии случаев, предусмотренных федеральными законами. Так что это оставляет пространство для будущих уточнений. 

По-прежнему остаются без изменений две основные проблемы: во-первых, открыть криптокошелек на имя фонда практически невозможно. А принимать пожертвования на счет физического лица — непрозрачно. Во-вторых, обменять криптовалюты в фиатные деньги можно только в частных обменниках, но не получится доказать государству и банку, что эти деньги получены законным путем. Так что остается ждать официальной позиции по этим вопросам.

Что касается технических сложностей, считает Дмитрий Мариничев, — сейчас управление криптовалютами уже не намного сложнее, чем приложения онлайн-банков, которыми сейчас пользуется почти каждый. По его мнению, для популяризации блокчейн-благотворительности достаточно будет совсем небольшой группы фондов-энтузиастов. Самое сложное, отмечает Мариничев, — сделать биржу, своеобразный «благотворительный Booking.com», где «токены добра» обменивались бы на услуги благотворительных фондов. «Для этого нужно будет договориться с каким-то технологическим игроком, например с «Яндексом», у которого будут ресурсы сделать это быстро и легко», — отмечает он.

Работа с криптовалютой: что нужно знать

Сания Галимова
Сания Галимова
бывший руководитель отдела маркетинга криптовалютной биржи

Чтобы распоряжаться криптовалютой за границей, нужно смотреть на юрисдикцию каждой конкретной страны. В российской законодательной базе криптовалюта считается имуществом: ею можно владеть, покупать, продавать и получать в подарок, но нельзя расплачиваться. Если благотворительной организации можно дарить имущество, значит, можно дарить и крипту.

Обычные или фиатные деньги выпускает государство, и оно решает, кому и куда можно их переводить, в том числе, каким благотворительным фондам, объясняет Сания, — то есть правила устанавливает одна группа людей, это и есть централизация. 

Сания Галимова
Сания Галимова
бывший руководитель отдела маркетинга криптовалютной биржи

Криптовалюта выпускается, контролируется и управляется только компьютерным алгоритмом — блокчейном. Блокчейн — это такая «записная книжка» со списком транзакций. В ней нет имен или фамилий, только адрес кошелька и информация о том, сколько он перевел другому кошельку монет. Транзакций много, их разделяют на блоки, когда блок переполнен, он запаковывается и присоединяется к другому. Получается цепочка блоков, blockchain.

Когда ты отправляешь транзакцию в крипте, то обращаешься к блокчейну, чтобы он перевел монеты с одного кошелька на другой. Твоя транзакция встает в очередь и исполняется в общем порядке наравне со всеми, потому что алгоритму абсолютно все равно, кто ты. Можно стоять в одной очереди, например, с шейхом из Дубая и папой римским. Для криптовалюты можно завести анонимный или биржевой кошелек. Они принципиально отличаются друг от друга.

Анонимный кошелек — тот, к которому есть доступ только у тебя. Крипта не хранится на криптокошельке, она хранится в блокчейне (как деньги не хранятся на пластиковой карте, а в банке). Если у тебя три разных кошелька, значит, у тебя три ячейки крипты в блокчейне. В криптокошельке есть публичный ключ — адрес твоей ячейки, приватный ключ — пароль доступа к ней и seed-фраза — двенадцать сгенерированных слов, способ восстановить пароль. Так как крипта анонимная, это единственный способ восстановить доступ. 

Чтобы провести транзакцию в крипте, нужно записать ее в блок и присоединить его. После того как она записана, считается, что деньги ушли. На этом зарабатывают майнеры: чтобы записать транзакцию в блокчейн, нужно решить сложную математическую задачку, и компьютеры майнеров решают ее наперегонки — кто первый решил, тот записал транзакцию в блок и получил за нее вознаграждение. Майнеры, в отличие от создателей банковских программ, не могут вмешаться в алгоритм и что-то там изменить, потому что алгоритм определен раз и навсегда.

Есть биржевые кошельки. В отличие от анонимного, где доступ к криптовалюте есть только у владельца кошелька, в случае с биржевым деньги хранятся на бирже, как в банке, и они тоже имеют доступ к твоей крипте.  Биржа — это сервис, где можно хранить криптовалюту, инвестировать, покупать и продавать ее. Чтобы работать с биржей, нужно пройти KYC, процедуру идентификации: отправить фото своего паспорта и селфи с ним. Сервисы делают это, чтобы обезопасить себя от «грязной» криптовалюты. Они хранят деньги у себя на счетах, а тебе дают доступ по паролю. Если биржу взломают, деньги могут увести. Но у биржи есть свои плюсы: служба поддержки и возможность восстановить доступ по паспорту. 

Самые популярные монеты: 

Bitcoin (BTC);

Ethereum (ETH); 

Tether (USDT). 

BTC и ETH — очень волатильная криптовалюта. Так как благотворительным фондам важны стабильные пожертвования, USDT для пожертвований подходит больше. USDT — это stablecoin, то есть валюта привязана к курсу доллара США. Один USDT равен примерно одному доллару. Людям легко объяснить, сколько они жертвуют: например, если ты подписываешься на ежемесячное пожертвование в 10 USDT, значит, ежемесячно жертвуешь 10 долларов.

Сания Галимова
Сания Галимова
бывший руководитель отдела маркетинга криптовалютной биржи

На биржевые кошельки не стоит принимать пожертвования. Лучше завести три анонимных кошелька на трех разных платформах и давать людям их адрес, потом продавать крипту на бирже. 

Как превращать пожертвования в крипте в обычные (фиатные) деньги:

  1. перевести средства на биржевой кошелек;
  2. продать на бирже;
  3. вывести обычные, фиатные деньги. 

На биржах все — физические лица, но можно зарегистрироваться на кого-то из сотрудников фонда и через его карту выводить деньги или выводить их сразу на счет фонда.

Сейчас западные биржи перестают работать с россиянами, но есть два российских сервиса: Bitbanker и Garantex. Также можно анонимно продавать свою крипту — в таком случае вы вносите деньги в обменник — что-то вроде обычного обменника валют. Его можно найти на сайте Bestchange — это агрегатор таких обменников, где все очень тщательно проверяется, чтобы не было мошенников. К ним нужно прийти, при них  перевести им криптовалюту, а они отсчитывают деньги и отдают на руки. 

Сания объяснила, что изначальная идея крипты в том, чтобы деньгами управляли их владельцы, а не банки и государство — интерес к криптовалюте вырастает, когда падает доверие к государству.

Пожертвования в крипте: как это выглядит на практике

Фонд Podari.Life (американский «брат» фонда «Подари жизнь», — прим.) использует криптовалюты с своей работе уже много лет. «В США пожертвования в криптовалюте — уже, можно сказать, вчерашний день, это просто еще один способ безначильных пожертвований», — говорит директор фонда Леля Шергова. С 2018 года в США действует платформа The Giving Block, миссия которой —  максимальное облегчение криптовалютного фандрайзинга для более чем тысячи фондов-участников платформы по всему миру.

Согласно ее исследованию, 45% криптоинвесторов жертвуют как минимум тысячу долларов в год на благотворительность. При этом средний размер пожертвований в криптовалюте на этой платформе составляет 11 тысяч долларов.

«Современная благотворительная организация должна быть готова к донору, который придет и скажет: «Я хочу сделать вам пожертвовать биткоин». Но вы можете и сами обратиться к потенциальным донорам со своей концепцией NFT-коллекции или удобным механизмом подобных пожертвований», — говорит Шергова. По ее словам, люди, которые занимаются криптовалютами и NFT, могут просто не знать о существовании какого-то конкретного благотворительного фонда.

Podari.Life начал принимать пожертвования в криптовалюте еще в ноябре 2017 года. «Под это у нас была подготовлена кампания, ей занимался PR-отдел. У нас были некоторые знакомые в крипто-среде, они распустили весть по своим сетям. Мы попали с этим объявлений много в какие новости. Но сейчас, конечно, резонанс от подобного новшества был бы куда меньше», — рассказывает Шергова о начале пути фонда в криптовалютной сфере. Пик криптовалютных пожертвований, по ее словам, совпал с проведением этой PR-кампании. За 4 месяца ее проведения фонд получил 90 биткоинов (476 миллионов рублей по нынешнему курсу, — прим.).

«Мой самый страшный сон тогда был — что мне придется думать, как и когда их наиболее выгодно продать. Сегодня он стоит 10 тысяч, но я его не продала, и завтра он стоит уже три», — признается Шергова. Криптовалюты как правило крайне волатильны, и могут в течение месяца легко преодолевать двузначные процентные показатели взлетов или падений. Тогда, в конце 2017 года, биткоин как раз резко «пошел вверх», и площадка, на которую фонд принимал криптовалюту, обрушилась под увеличенной нагрузкой, и полученные пожертвования Podari.Life просто зависли.

Вывести их получилось только в январе, но Шергова приняла решение оставить их часть в биткоинах — и была свидетелем снижения его курса до 3 тысяч долларов, и обратно до 10 тысяч. «Вообще это, конечно, не дело благотворительной организации – анализ рынка, биржевые игры. Я бы рекомендовала фондам выводить криптовалюту в фиатные деньги сразу по получению», —  заключает Шергова.

*при подготовке материала использовались материалы вебинара «Криптовалюты в благотворительности», проведенного фондом «Друзья» в феврале 2022 года, а также гайд от криптобанка Bitbanker. 

Спасибо, что дочитали до конца!

Материалы по теме
Опыт
«Из благополучателей в благотворители»: как вовлечь родительские сообщества в фандрайзинг
27 января
Опыт
«Кто-то косынку раскладывает, а я — декларации чиновников»: как устроено волонтерство в антикоррупции
25 января
Опыт
«Теперь я мама неродившихся детей»: автор книги «День нематери» — о том, как пережить потерю ребенка
20 января
Читайте также
Знания
Спасти других, но не себя? Как сотрудникам НКО заботиться о себе и не выгорать
18 января
Знания
Гайд для НКО: как общаться с подписчиками, донорами и бизнес-партнерами
14 декабря
Новости
Что происходит с благотворительностью в российских регионах: перезапуск «Рубля в день»
29 ноября