С чего начинается абьюз: отрывок из книги «За закрытыми дверями»

Совсем скоро в нашем «Есть смысл» выйдет книга о домашнем насилии «За закрытыми дверями». В ней автор и психолог Татьяна Орлова разбирается в том, как зарождается насилие и как с ним можно бороться.

Публикуем отрывок из книги, а редактор издательства Ирина Овечкина делится фильмами, подкастами и книгами на тему домашнего насилия.

С чего начинается абьюз: триггеры, образ врага и контроль

В близких отношениях абьюзер всегда найдет повод для насилия. Оно развивается не из-за внешних обстоятельств, зависящих от жертвы, а из-за внутренних. Определенные психологические процессы разворачиваются внутри абьюзеров. Иногда на психотерапевтической сессии они сами описывают этот внутренний механизм.

* — Расскажите, что случилось перед тем, как вы объявили ей бойкот?

— Я ужасно обиделся.

— На что?

— Она так порадовалась за родителей, что те купили новую машину. А когда я поменял ее старую машину на такую же новую, просто сказала: «Ну и хорошо». В тот момент я понял, как мало значения для нее имею.

— Как часто вы видите, что она безразлична к вам?

— Если подумать, то редко. Если бы у меня было время разобраться, то, может, это было не безразличие. Но меня как будто перещелкнуло.

* — Вот я прихожу с работы и вижу, что пол опять грязный. И дети сидят там. А я ведь ей говорил, как мне важно, чтобы пол был чистый. Я, конечно, сразу начинаю злиться.

— Почему это вам так важно?

— Возможно, потому, что в детстве у меня было раздражение на руках и мать старалась, чтобы пол был идеально чистым. Мне очень тревожно становится, когда грязно.

— А у ваших детей тоже раздражение на руках? — Нет.

* — Я был за рулем очень долго на скоростной магистрали и ей звонил. Она не взяла трубку несколько раз. Я подумал, что она забыла о моем приезде и все будет как всегда. Потом, когда она взяла трубку, я заорал. И был обижен на нее все выходные, никак не мог успокоиться. Я хотел, чтобы она поняла и больше так не делала.

— Вы сказали: «И все будет как всегда». Она всегда забывает про вас?

— Нет. Но я почему-то всегда этого боюсь. — А кто на самом деле забывал про вас?

— Возможно, родители. Им было не до меня.

Перед тем как испытать раздражение и начать атаку, автор насилия замечает некую важную для него деталь ситуации (триггер), чувствует тревогу, соотносит ее с опытом когда-то пережитой беспомощности, а затем дорисовывает реальность. И она начинает казаться ему угрожающей. Шаблоном, по которому он воссоздает эту реальность, служат вовсе не знания о своем партнере и опыт жизни с ним. Наоборот, в основном автор насилия игнорирует реальность отношений и ориентируется на болезненные переживания из своего прошлого.

Люди, которые рядом, постепенно оказываются вписанными в некий угрожающий образ врага. Это может происходить постепенно: детали накапливаются и наконец складываются в привычный пазл. Тогда насилие возникает в паре не сразу, а спустя, например, год, в какой-то трудный период. Но в некоторых, обычно более тяжелых случаях, образ врага накладывается на партнера через несколько дней после знакомства.

Реальные поступки партнера не в силах изменить его образ, созданный абьюзером. Все внимание автора насилия сосредоточено не на положительных моментах, а на угрозах. И тем тревожнее агрессору в спокойные моменты отношений. Картинка в его голове не складывается, представление о мире раздваивается: ранее — угрожающее, теперь — безопасное… Агрессор делает вывод, что нападение может быть внезапным. Поэтому он всегда начеку, особенно когда в отношениях все хорошо.

Схема личности, использующей абьюзивные механизмы

Предупрежденный своей тревогой, агрессор нападает первым. В этом и состоит его адаптивная тактика — работать над окружением, не дожидаясь, пока случится что-то плохое. Его поведение напоминает поведение военачальника, к которому поступают данные о перемещениях врага. Однако его разведка каждый раз через временной коридор перемещается в другую эпоху и приносит ему сводку с давно прошедшей войны. И он, ориентируясь на ошибочные данные, нападает на мирную деревню.

Нападение начинается с раздражения, которое перерастает в патологическую ревность, постоянное соревнование, ложь, газлайтинг, перевоспитание партнера, экономическое насилие над ним или попытки физически его обезвредить.

Как именно будет действовать абьюзер, не зависит от поведения пострадавшей стороны (или только в малой степени зависит от него). Важно то, какой образ партнера в голове автора насилия и каких действий он от него ожидает. В зависимости от ожиданий запускаются абьюзивные стратегии, которые обеспечивают субличности-менеджеры. Я выделила четыре типа стратегий: «ревновать», «выиграть в соревновании», «перевоспитать», «напасть первым».

Стратегия «Ревновать»

Одна из распространенных линий поведения абьюзеров — патологическая ревность. Она часто развивается на фоне абсолютной преданности партнера. Ведь у абьюзера есть опыт, что его могут бросить, обмануть или унизить. Возможно, в школе его предали друзья и он долго оставался изгоем; может быть, он в один момент потерял контакт с мамой, когда брак родителей распался; или его отправили к бабушке на несколько лет и он жил в ощущении одиночества и брошенности… Отношения, которые ему удалось сейчас создать, являются для него большой ценностью. Он не может позволить себе их потерять. Но жизненный опыт дал ему знание о том, что такое бывает — самые близкие люди могут его покинуть и предать. Поэтому и в новых отношениях его травматический опыт постепенно рождает сомнения: а будут ли его любить? А не найдет ли партнер кого-то лучше, чем он?

Тогда абьюзер начинает профилактику: ограничивает контакты партнера; следит за его передвижениями; сомневается в его самостоятельности, чтобы крепче привязать человека к себе; не рекомендует работать; требует поменять гардероб, отказаться от увлечений. Но даже когда партнер выполняет все это, страх предательства и потери не утихает. Его подпитывают сомнения: а если она поговорит с соседом, а если напишет бывший, а если в поликлинике с ней заговорит случайный мужчина и т. д. и т. п. Вариантов случайностей бесконечно много. Кроме того, сами по себе защитные меры и их выполнение как бы говорят абьюзеру, что реальная опасность есть. Он предпринял уже столько усилий — не зря ведь, не зря! — и поэтому тем более надо быть начеку.

Особенно тяжелые приступы ревности случаются, когда все рычаги уже задействованы, все требования партнер выполнил, а тревога осталась. В этих ситуациях у абьюзера больше нет возможности воздействовать на ситуацию, и потому он ощущает потерю контроля и беспомощность. Невозможность чем-либо защититься от этой беспомощности ввергает его в те же ощущения, когда он был предан и брошен. В этом состоянии его охватывает ярость, и он мстит тем, кто его бросил когда-то. Но пострадавшим оказывается ни в чем не виноватый партнер/партнерка.

Периоды потери контроля случаются через определенные промежутки времени. Их продолжительность зависит от того, как абьюзер контролирует тревогу и сколько ему требуется времени, чтобы прийти к полной невозможности ее контролировать.

* Женщина привела мужа на терапию. Практически всю сессию говорила она, он только молча кивал или отвечал односложно. Она рассказала, что он во всем прекрасный муж, но у него есть небольшой недостаток. Вдруг ни с того ни с сего он принимается ее ревновать совершенно на пустом месте. И тогда он не разрешает ей никуда выходить, на все переговоры они отправляются вместе и он просто сидит рядом с ней. Она перестала бывать у подруг, родственников, удалилась из соцсетей, не ведет никакой переписки, кроме рабочей, но и к ней он имеет полный доступ. И все равно он может внезапно устроить ей скандал, когда подумает, что на нее посмотрел сосед в подъезде или учитель в школе. В процессе ее рассказа он слушает, соглашается. Но потом говорит, что все, конечно, понимает, ревность вредит их отношениям, только ведь действительно что-то плохое теоретически может случиться. И его задача — это предотвратить.

В этом примере мы видим, что никакие доводы рассудка не работают, не останавливают тревогу и сомнения, запускающие ревность. И даже угроза потери отношений парадоксальным образом не может на нее повлиять.

Стратегия «Выиграть в соревновании» 

Субличности-менеджеры обеспечивают и другую стратегию поведения — конкуренцию. Она развивается как ответ на постоянные сравнения в детстве («Сын моей подруги уже читает, а ты что же?»); соперничество между братьями и сестрами, стравливание их родителями, выделение любимых и нелюбимых детей («Маша маленькая и то умеет, а ты взрослый оболтус»); требование к ребенку быть самым лучшим («Почему четверка? Если ты выучил, то тебе ставят отлично, если не выучил, то два. Промежуточные отметки ставят только дебилам»); необходимость доказывать свою нужность и право на любовь родителей. Тогда в любых отношениях человек должен победить, как будто это соревнование и выигрывает только один.

Несмотря на любовь, близость и хорошие периоды в отношениях, абьюзер испытывает тревогу от того, что партнер может оказаться лучше него. Он стремится обесценить достижения партнера; демонстрирует, что его мысли и действия неважны; оказывает на партнера экономическое давление; пугает, оскорбляет, манипулирует, чувствует мучительную зависть… Все эти действия и переживания снаружи могут проявляться чем-то невинным, например ироничными шуточками, в ответ на которые, однако, почему-то сложно защититься: тут же получишь статус человека без чувства юмора. Один партнер может запутывать другого, отрицая свои прежние слова и действия, создавая у другого партнера ощущение, что тот неадекватен (газлайтинг). Иногда абьюзер демонстрирует протестное поведение, саботирует все предложения партнера.

Как и в случае с ревностью, через определенные промежутки времени у агрессора накапливается ощущение: контролировать другого невозможно, унять тревогу нельзя. Рано или поздно он понимает, что ему не удается быть самым лучшим и он может проиграть. Тогда случаются срывы. Агрессор попадает в переживания раненой части, испытывает гнев и неспособен управлять собой.

* Пара обращается по поводу постоянных ссор. У обоих ощущение, что они очень стараются и постоянно что-то делают для семьи, но вот партнер не прилагает никаких усилий. Когда муж рассказывает, как сложно ему было привести дачу в порядок, жена сообщает, что он сделал это после ее долгих уговоров и только потому, что они устали обходить гору вещей на полу. Когда жена говорит, что она планирует их отпуск и продумывает маршрут, муж заявляет, что это бессмысленно, он вообще не хочет туда ехать.

В этом примере мы видим, как оба партнера стремятся обесценить действия друг друга. В итоге наступает обоюдное разочарование. Казалось бы, простое и очевидное решение — вместо обесценивания использовать взаимную поддержку. Но ввести правильные коммуникативные стратегии в этом случае будет непросто: абьюзивные механизмы закреплены долгим травматическим опытом каждого из партнеров, а также знанием, что другой может тебя обесценить первым.

Бонус: кино, подкасты, художественная литература на эту тему

Кино

— «Долорес Клэйборн» / Dolores Claiborne, США, 1995

— «В постели с врагом» / Sleeping With The Enemy , США, 1991

— «Жена полицейского» / Die Frau des Polizisten, Германия, 2013 

— «Возьми мои глаза» / Te doy mis ojos, Испания, 2003

— «Жизнь этого парня» / This Boy’s Life, США, 1993

— «100 футов» / 100 Feet, США, 2008

— «Сокровище» / Precious, США, 2009

— «Стеклянный замок» / The Glass Castle, США, 2017

— «Клык» / Kynodontas, Греция, 2009

— «С меня хватит» / Enough, США, 2002

— «Инстинкт убийцы» / Instinct to Kill, США, 2001

— «Тихая гавань» / Safe Haven, США, 2013

— «Газовый свет» / Gaslight, США, 1944

— «Тираннозавр» / Tyrannosaur, Великобритания, 2011

— «Не глотать» / Nil by Mouth, Великобритания, Франция, 1997

— «Похороните меня за плинтусом», Россия, 2009

— «Человек-невидимка» / The Invisible Man, США, Канада, Австралия, 2020

— «Уборщица. История матери-одиночки» (сериал) / Maid, США, 2021

— «Исчезнувшая» / Gone Girl, США, 2014

Подкасты

— «В случае необходимости» (выпуск «Насильно мил не будешь: как распознать абьюз в близких отношениях»)

— «30 до 30» (выпуск с Анной Ривиной, основательницей центра «Насилию.нет»*)

— «Вслух project» (выпуск «Вслух о домашнем насилии»)

— Так нельзя (подкаст о карательной гинекологии и насилии в родах)

— Неслабый пол (выпуски «Домашнее насилие: почему мы терпим?»)— Молодые и глупые (выпуск «Домашнее насилие — мой самый страшный подкаст»)

— Что случилось (выпуск «В России — всплеск домашнего насилия из-за карантина. Что делать жертвам прямо сейчас? И какими будут последствия?»)

— Поперек горла (выпуски «Пора расстаться: выход из «здоровых» и «нездоровых» отношений» и «Домашнее насилие»)

— Я боюсь (выпуск «Абьюз. Психолог Инна Литвиненко: как спастись, насилие, зависимость, жертва, норма и личные границы»)

— «Дочь разбойника» (выпуск «Домашнее насилие — это не семейное дело, а нарушение прав человека»: большой разговор с Анной Ривиной»)

— «Психология на Дожде» (выпуск «Домашнее насилие: почему жертвы молчат и что такое принцип согласия»»)

— «Давай поговорим» (выпуск «Треугольник Карпмана: жертва-спасатель-агрессор»)

— «Это провал» (выпуск «Алёна Попова: домашнее насилие, дебаты и защита прав женщин»)

— «Мы расстались» (почти все выпуски, особенно: «Зависимые и контрзависимые отношения: признаки, откуда берется и как выходить»)

— «Чай с психологом» (выпуск «Абьюз, его аналоги и причины. С психологом Ольгой Фараоновой»)

Художественная литература

— Арчибальд Кронин. Замок Броуди

— Павел Санаев. Похороните меня за плинтусом

— Кэти Гласс. Будь моей мамой. Искалеченное детство

— Лиана Мориарти. Большая маленькая ложь

— Наталия Мещанинова. Рассказы

— Евгения Некрасова. Лакшми / из сборника «Сестромам. О тех, кто будет маяться»

— Элис Манро. Кем ты себя воображаешь

— Кристина Гептинг. Сестренка

— Стивен Кинг. Роза Марена

— Елена Михалкова. Нет кузнечика в траве

— Евгения Некрасова. Кожа. Только электронная версия и аудиокнига (Дата обращения: 16.11.2021)

Спасибо, что дочитали до конца! Книгу «За закрытыми дверями» можно купить здесь.

Материалы по теме
Культура
«Уязвимость делает нас чуткими»: Даша Благова и ее роман о голосе слабых (или сильных?)
5 мая
Культура
«Рассмотреть за внешней оболочкой человеческие трагедии»: три книги о доме и его отсутствии
30 марта
Культура
Волонтерство в книгах
18 марта
Читайте также
Знания
Пять способов помочь детям, которые живут в сиротских учреждениях
22 апреля
Знания
«Когда в тюрьму попадает женщина, она, как правило, остается без поддержки родных»: кто помогает женщинам в России
22 марта
Опыт
«Признаться, что ты вел себя по отношению к своему близкому человеку потребительски — это полдела»: кто и как помогает абьюзерам в России
4 марта