Благотворительность, доступная каждому: почему жертвовать небольшие суммы — важно

Сколько жертвовать на благотворительность нормально? Как выбрать фонд? Почему не существует недостаточного пожертвования? Как еще можно помочь? Рассказываем вместе с экспертами из сектора.

В декабре 2021 года Центр исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ провел опрос, который показал, что за прошедший год каждый десятый россиянин совершал регулярные пожертвования, при этом 42% никогда этого не делали. Один из стереотипов о благотворительности, который может мешать людям донатить в пользу благотворительных фондов и проектов звучит так: «благотворительность — для богатых». Разбираемся, почему это не так и даже микросумма, которую может себе позволить каждый, важна и может улучшить качество жизни уязвимых групп.

Сколько жертвовать на благотворительность?

Юлия Аристова
Юлия Аристова
директор свердловской региональной благотворительной организации «Вместе ради жизни»

Для нашей организации важно каждое пожертвование: даже совсем небольшие донаты в сто рублей, которые приходят регулярно, имеют значение. У нас есть доноры, которые подписаны на «Рубль в день» — нашумевшую акцию фонда «Нужна помощь». 

Среднее пожертвование во «Вместе ради жизни» — около трехсот пятидесяти рублей, то есть это не какие-то запредельные или заоблачные суммы. Мы всегда повторяем, что важна именно регулярность пожертвований, так как это позволяет нам планировать нашу деятельность в более долгосрочной перспективе.

Ольга Бахтина
Ольга Бахтина
директор приюта «Дари Добро»

И пятьдесят, и сто рублей — такие пожертвования важны, если они приходят каждый месяц. Эта сумма копится, и у нас, как у организации, появляется ресурс, на который мы можем рассчитывать. Это подушка безопасности, на которую можно опереться.

Майя Соерова
Майя Соерова
руководительница отдела фандрайзинга «Нужна помощь»

Наш фонд всегда пропагандировал, что секрет успеха кроется не в сумме, которую ты перечислил, а в ее регулярности. Если ты вводишь в привычку какое-то хорошее дело, оно начинает приносить тебе пользу: если ты постоянно делаешь йогу, становишься здоровее, если постоянно развиваешься и ходишь на курсы, становишься профессиональнее. Здесь то же самое: если у тебя есть привычка помогать каждый месяц, тем самым, ты охватываешь большее количество людей. 

У меня есть ощущение, что благотворительность давно уже не для богатых. В России были хорошие времена в нулевые, когда казалось, что у всех много денег, тогда и объемы пожертвований были выше. Если бы сейчас были нулевые, а благотворительность была на том уровне, что есть сейчас, фонды получали бы очень крупные суммы. Но сильно богатых людей в России не много и становится все меньше. Уже на протяжении многих лет мы и другие фонды своим примером показываем, что помогают совершенно обычные люди, за организациями не стоят толпы меценатов. Да, есть селебрити которые поддерживают благотворительные фонды, но в большинстве своем все крупные организации держатся на поддержке простых людей.

Идея о том, что достаточно донатить всего тридцать рублей в месяц, принадлежит Мите Алешковскому. Как-то раз он ездил в Калининград, где есть проект детской паллиативной помощи «Дом Фрупполо». Он спрашивал у людей на улице, готовы ли они жертвовать тридцать рублей в месяц на детей, которым нужна постоянная помощь? Все соглашались. Это подъемная сумма для человека — ее может найти каждый. 

Другое дело, почему миллионы платежеспособных людей все еще не подписаны на регулярные пожертвования? Сложно проследить взаимосвязь своих тридцати рублей с конкретной помощью конкретным людям. Говоря про небольшие пожертвования, мы забываем, что тридцать рублей — это классный вклад, но если нас таких будет больше, то, соответственно, и сумма будет больше. Если я расскажу своим друзьям и знакомым о такой акции, и они подпишутся, мои тридцать рублей и деньги каждого друга превратятся в ощутимую сумму

За 2021 фонд «Нужна помощь» собрал 491 миллион 120 тысяч 843 рубля — это огромная сумма, которую фонд передал в 347 благотворительных фондов, а также тратил на собственные программы. Большая часть всех собранных средств была именно за счет регулярных пожертвований — 324 миллиона 407 тысяч 495 рублей. 

Во что превращаются мои сто рублей 

Юлия Аристова
Юлия Аристова
директор Свердловской региональной благотворительной организации «Вместе ради жизни»

Если сконвертировать помощь в конкретные услуги, вот пример: тридцать человек регулярно делают пожертвования по триста рублей — это уже позволит нам ежемесячно оплачивать коммунальные счета и не думать о том, как содержать наш Центр социально-психологической помощи. Смысл рождается не из суммы денег, а из количества платежей: чем больше народу принимает участие в благотворительности, тем большему количеству людей мы можем помочь.

Ольга Бахтина
Ольга Бахтина
директор приюта «Дари Добро»

У меня есть основные затраты, которые закрывают пожертвования: продукты, оплата госпошлины на паспорт [для бездомных], памперсы для взрослых. Если сто человек жертвуют по сто рублей — получается десять тысяч: в первую очередь, я потрачу их на памперсы — это четыре упаковки. До 24 февраля я брала у поставщика одну упаковку за восемьсот рублей, но сейчас они у поставщиков пропали и приходится брать в магазине, а там памперсы сильно подорожали: упаковка на тридцать штук в аптеке сейчас стоит две тысячи триста рублей — раньше стоила тысячу. Такой упаковки хватает на полмесяца одному человеку.

Майя Соерова
Майя Соерова
руководительница отдела фандрайзинга «Нужна помощь»

Когда мы перезапускали акцию «Рубль в день» в 2020 году, у нас появилась мысль: использовать в коммуникации подопечных фондов: когда мы делали ролик, первая часть была с участием селебрити: Владимира Познера, Константина Хабенского и других — здорово, что они участвовали: важно, когда сложные посылы доносит человек, которому доверяешь. Но какой-то человек может воспринять это так: конечно, любой из них может себе позволить тридцать рублей, для них это не деньги, а для меня — пакет молока или булка хлеба. 

Поэтому в перезапуске мы договаривались, что будут выступать подопечные от фондов, которые участвуют в этой акции и получают поддержку — довольно крупные суммы ежемесячно, которые складываются из пожертвований десятка тысяч людей. Суть в том, что даже совсем небольшие деньги конвертируются в осязаемые вещи: подгузники, лекарства, расходники. Если в начале акции даже у нас, запускающих ее, оставались сомнения, то по итогу мы увидели, что это работает.

Анастасия Перкина
Анастасия Перкина
консультант по стратегическому планированию и коммуникациям для НКО

Чтобы ответить на вопрос, почему кому-то кажется, что жертвовать пятьдесят или сто рублей — стыдно, можно задать себе другой вопрос: с чего мы взяли, что пожертвования должны быть такого объема, чтобы закрыть весь сбор? Это похоже на магическое мышление: человек никогда в жизни не занимался спортом, пришел в зал и думает, что после первой же тренировки он получит тело или здоровье мечты. Но это так не работает ни в одной сфере жизни, в том числе, в благотворительности. 

Призыв подписаться на регулярные пожертвования тоже звучит как формулировка из разряда «ешьте больше зелени» или «делайте зарядку». Ты не очень понимаешь, какой с этого профит. Непонимание собственного профита и отсутствие быстрого результата сильно демотивирует — это нормально. Важно пересмотреть свою мотивацию. Мне кажется, классная мотивация донатить регулярно, чтобы поддерживать связь с чем-то важным именно для тебя и не только на уровне денег: взять за практику читать отчеты, смотреть, что происходит у организаций. Тогда в какой-то момент на ежемесячное списание денег с карты просто перестаешь обращать внимание.

Так сколько же оптимально донатить — лично для меня?

Майя Соерова
Майя Соерова
руководительница отдела фандрайзинга «Нужна помощь»

Какую сумму комфортно выделить для пожертвований — вопрос, требующий от человека ответственности и размышлений. Если я не могу позволить себе триста рублей на благотворительность — это не страшно, пятьдесят рублей — большая сумма, если складывать месяцы в год: получается шестьсот рублей, звучит уже более солидно.

Мне кажется, еще здорово написать фонду напрямую: «Ребят, у меня такая ситуация, что я могу жертвовать вам только пятьдесят или сто рублей в месяц». Любой фонд напишет в ответ, что эти пятьдесят рублей для него супер важны, и это тоже может поддержать человека в его начинании. 

Бывает так, что человек может позволить себе регулярно жертвовать пятьдесят рублей, а когда получает квартальную или годовую премию, жертвует разово, но в несколько фондов более крупную сумму. Есть еще один вариант на более высокий уровень осознанности: у каждого бывают траты, когда ты думаешь: зачем я вообще на это потратил деньги? Можно от этих трат отщипывать кусочек в пользу благотворительности.

Анастасия Перкина
Анастасия Перкина
консультант по стратегическому планированию и коммуникациям для НКО

На курсах по финансовой грамотности обычно говорят, что тратить 5% от дохода на благотворительность — это адекватно. Можно использовать эти универсальные формулы. С другой стороны, это тоже совет из разряда «ешьте больше зелени», потому что неясно, как его перенести на собственную реальность: такой процент у каждого будет свой, чтобы его рассчитать, нужно понимать, сколько у тебя уходит денег и на что.

Если можешь задонатить сто рублей — значит, это именно та сумма, которую ты можешь сейчас потратить. Важно адекватно оценивать свои ресурсы и также их распределять. В этом смысле не существует маленького или большого, эти величины могут быть только относительно того, что у тебя есть. Если пять тысяч для тебя много — это просто медицинский факт.

Как выбрать организацию или фонд для пожертвований 

Анастасия Перкина
Анастасия Перкина
консультант по стратегическому планированию и коммуникациям для НКО

Стоит понять, что тебе в жизни важно и интересно. Если сфера благотворительности неинтересна и не важна, будет много и сто рублей. Деньги, даже небольшие, это классная возможность сказать организации или авторам сбора: «Привет, я вас вижу, вы в этом мире не одни со своей бедой!» Ощущение единения вокруг чего-то — ради этого мы работаем. С другой стороны, деньги в этом случае — только инструмент, не нужно присваивать себе свойства бога, который одним мановением может все исправить. Не может. Но сделает существенно лучше.   

Если бы кто-то из друзей спросил меня, куда стоит донатить, я бы спросила, что ему интересно. Важно, почему он задает этот вопрос и в какой момент понял, что хочет подключиться к участию в жизни общества. Условно говоря, он увидел новость про беженцев и ощутил боль, сочувствие. Чувство жалости — плохая мотивация, потому что обратная сторона жалости — жестокость. Ты можешь выгореть и прийти к ситуации, когда тебе не просто плевать на людей, которым ты помогаешь, но и появляются требования: «Я же столько вас жалел, столько вам дал!», — не надо жалеть, ты делаешь посильный вклад и этого должно быть достаточно для тебя, ты точно знаешь, что сто рублей — твой максимум на сегодня. 

Если у человека есть ощущение общей паники и желание что-то сделать, потому что все рушится, он бессилен перед этим и ему хочется почувствовать свою субъектность, мне кажется, важно понять, где и как можно в себе это применить. Идти методом проб и ошибок. Последить за собой: на какую новостную повестку ты реагируешь, какие там всплывают темы. Можно попробовать себя в качестве волонтера какой-то организации. Возможно, среди знакомых есть люди со сложным опытом: стоит поговорить с ними и узнать, с чем они столкнулись, как справились с этим опытом и какой помощи им не хватало. От этого можно оттолкнуться и понять, что тебе ближе.

Юлия Аристова
Юлия Аристова
директор Свердловской региональной благотворительной организации «Вместе ради жизни»

Мне кажется, желание пожертвовать деньги в благотворительный фонд у человека рождается из внутренней вовлеченности и отклика. Например, в его окружении появился онкопациент, и эта проблема ему отозвалась. В Свердловской области живет около ста двадцати тысяч человек, которым когда-либо был поставлен онкодиагноз. Многие из них прошли путь к выздоровлению и восстановлению, понимают, как важна в этот период поддержка и готовы помочь тем, кто сейчас борется с болезнью — только, возможно, не знают, как это сделать. А еще у этих ста двадцати тысяч есть близкие, друзья, знакомые, которых тоже затронула эта проблема, и, скорее всего, они тоже — потенциальные доноры.

Как еще я могу помочь? 

Майя Соерова
Майя Соерова
руководительница отдела фандрайзинга «Нужна помощь»

Есть разные форматы участия, не только пожертвования: волонтерские программы, куда можно вписаться, рассказывать в своих соцсетях про инициативы благотворительных фондов, можно поддерживать социально ответственные бренды, покупать товары, которые производят подопечные фондов, можно сходить в дорогой ресторан, а можно — в кафе «Огурцы», где работают люди с ментальными особенностями. Вариантов очень много, и можно выбрать тот, который наиболее откликается.

Вот я сейчас в очередной раз бросаю курить и хочу сделать сбор на «Пользуясь случаем», где рассказываю, что бросаю курить, а друзья поддерживают меня, донатя в благотворительный фонд, чтобы я точно не сорвалась, так как буду чувствовать ответственность перед ними.

Ольга Бахтина
Ольга Бахтина
директор приюта «Дари Добро»

Необязательно помогать только деньгами. Если сейчас такой возможности нет, можно помочь своей деятельностью — это тоже очень ценно. Например, у нас на первом этаже идет ремонт, поэтому можно прийти как сантехник или электрик. Нам нужны автоволонтеры. Можно проводить мастер-классы для тех, кто находится в приюте. Мы не отказываемся от такой помощи.

Спасибо, что дочитали до конца!

Материалы по теме
Знания
Что делать, если вас признали иноагентом: объясняет юрист фонда «Нужна помощь»
30 ноября
Знания
Краудфандинг: что это и как сделать успешную кампанию?
28 ноября
Знания
Как писать тексты так, чтобы вам ничего за это не было
25 ноября
Читайте также
Новости
Что происходит с благотворительностью в российских регионах: перезапуск «Рубля в день»
29 ноября
Знания
Стираем, покупаем, отдыхаем экологично: гайд с советами, как помочь природе прямо сейчас
11 ноября
Опыт
«Есть нюансы, но, обойдя их, можно жить полной жизнью»: что такое буллезный эпидермолиз и кто помогает людям с этим диагнозом
7 ноября