Отрывок книги «Право на гнев. Почему в XXI веке воспитание детей и домашние обязанности до сих пор лежат на женщинах»

Отрывок из книги Дарси Локман «Право на гнев. Почему в XXI веке воспитание детей и домашние обязанности до сих пор лежат на женщинах», которая скоро выйдет в издательстве фонда «Нужна помощь».

В издательстве фонда «Нужна помощь» «Есть смысл» скоро выходит книга Дарси Локман «Право на гнев. Почему в XXI веке воспитание детей и домашние обязанности до сих пор лежат на женщинах». Оформить предзаказ можно на сайте.

Эта книга о том, что в современном обществе, где, как многие считают, проблема неравноправия между мужчинами и женщинами решена — неравноправие остается. Женщины до сих пор выполняют больше обязанностей по дому, больше времени уделяют уходу за детьми. И часто женщины до сих пор трудятся на двух и даже трех работах: одна оплачиваемая и еще две подразумевающиеся по факту гендера. 

Автор книги исследует причину этого повсеместного неравенства, начиная со своего собственного брака. Из книги вы узнаете, что стоит на пути к построению равноучастного брака и как преодолеть вредные стереотипы.

Публикуем отрывок.

***

Подлинная сущность современных вовлеченных отцов

Когда исследователи спрашивают мужчин, у которых должен родиться ребенок, как они собираются делить домашние заботы и уход за детьми, большинство говорит, что их же нам придется делать чуть больше, чем раньше, — из-за кормления ребенка, — но они тоже не будут отставать. Но через шесть месяцев после рождения ребенка те же самые отцы утверждают, что матери делают больше, чем они ожидали, в то время как они сами делают меньше, чем ожидали.

То, что начинается как кратковременная необходимость, вызванная грудным кормлением, становится прецедентом.

За последние несколько десятков лет отцы взяли на себя гораздо больше забот о ребенке, но масштабы изменений оказались весьма скромными, даже если сравнивать их с тем, сколько мужчины помогают по дому. С 1980 по 2000 год, когда количество работающих женщин выросло наиболее сильно, процент мужчин, помогавших по дому, вырос на 10% — с 29% до 39%.

Что касается ухода за ребенком, то тут мы имеем совершенно другую картину за тот же период: в 1980 году отцы выполняли 38% дел по уходу за детьми, а в 2000 году 42%. Матери в 1980 году утверждали, что их мужья берут на себя 31% дел по уходу за детьми, а в 2000 году 32%. Сегодня, по данным нескольких исследований, работающие женщины уделяют семье примерно в два раза больше времени, чем мужчины. А если, чтобы сбежать от этой проблемы, вы решили переехать в более прогрессивную страну, то даже в Швеции, где процветает гендерное равноправие, отцы уделяют уходу за детьми только 56% того времени, что тратят на это женщины.

Ни одно известное человечеству общество не может похвастаться тем, что мужчины берут на себя львиную долю ухода за ребенком. Межкультурные антропологи утверждают, что матери активнее участвуют в уходе за детьми, чем отцы, в любой части мира, независимо от образа жизни, профессии и социальной идеологии. В отчете ООН за 2018 год сказано, что женщины выполняют в 2,6 раза больше домашних дел и обязанностей по уходу за детьми, чем мужчины.

За последние 75 лет женщины с маленькими детьми из развитых стран — в общей сложности это 36 стран — членов Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) — все чаще стали заниматься оплачиваемым трудом, и эти цифры стабильно растут. Согласно данным по этим странам, на сегодняшний день 71% матерей с одним ребенком и 62% матерей с двумя и большим количеством детей трудоустроены. Все же, если смотреть на сравнительное использование времени, отцы из этих стран (среди них США, Канада, почти вся Европа, а также Мексика, Новая Зеландия и Япония) тратят на домашние заботы меньше четверти того времени, что тратят женщины, и меньше половины этого времени уделяют уходу за детьми. В отчете ОЭСР за 2017 год неравномерное распределение неоплачиваемой домашней работы между мужчинами и женщинами признано одной из важнейших проблем гендерного неравноправия нашего времени. Современные отцы во всем мире внесли в свою жизнь мизерные изменения, несмотря на растущие требования со стороны работающих матерей. Но мы продолжаем убеждать себя, что стакан наполовину полон (то есть мы до сих пор верим, что можем похвастаться великими достижениями на пути к равному разделению родительских обязанностей). Неужели мы и дальше будем ограничиваться одной только благодарностью?

У благодарности есть неприглядная обратная сторона. Культурные исследования со всего мира неизменно показывают, что молодые родители переживают в своих отношениях качественные изменения — «внезапные, неблагоприятные и довольно серьезные по значению», как говорят некоторые ученые. Лонгитюдные исследования* показывают, что супружеское удовлетворение достигает пика примерно во время свадьбы, затем идет на спад и в конечном итоге снижается в два раза для пар с детьми, по сравнению с бездетными парами. В некоторых говорится, что самый резкий спад происходит перед первым днем рождения ребенка, в некоторых — что позже. Исследование Института Готтмана в Сиэтле, в котором семейная жизнь анализируется на протяжении более двадцати лет, показало, что две трети пар переживают резкое снижение качества отношений, а также значительный рост конфликтов и враждебности в течение трех лет после рождения первого ребенка. А по мере того как детей становится больше, растет и не- довольство.

* Научный метод, когда одна и та же группа людей изучается в течение длительного времени.

Можно назвать целый ряд причин происходящего. Например, тяжелый удар, который наносит отсутствие времени, денег и сна. Как доказали в лабораторных условиях психологи из Университета Калифорнии, «люди, которые хронически не высыпаются, испытывают больше негативных эмоций, острее реагируют на негативные события и менее эффективно решают проблемы». Но следует учитывать еще и тот факт, что переход к родительству — это «критически важный момент, когда зарождается неравное распределение времени, которое партнеры уделяют домашним делам».

Исследование 2008 года Университета Квинсленда (Австралия) показывает, что после рождения первого ребенка женщины тратят на бытовые заботы на шесть часов в неделю больше прежнего, «а среднее время, которое мужчины тратят на быт, остается неизменным и статичным». Дальше хуже. Притом что первый ребенок никак не сказывается на временных затратах мужчин на домашние дела, второй ребенок даже их сокращает. Австралийские исследователи «нашли подтверждения тому, что затраты времени на домашние дела среди мужчин сокращаются по мере рождения детей, а значит, чем больше времени нужно уделять домашним заботам, тем больше растет гендерный разрыв в затратах времени на эти заботы». Если брать весь цикл жизни, то время, которое мужчины тратят на неоплачиваемый домашний труд, значительно увеличивается только с переходом от брака к вдовству, разводу или расставанию.

С уходом за ребенком та же история. Данные по использованию времени из другого австралийского исследования, тоже около 2008 года, показали, что матери по сравнению с отцами проводят с детьми больше времени, чаще многозадачны, живут по более жесткому графику, больше времени проводят с детьми одни и в целом выполняют больше обязанностей по уходу за детьми. Это соответствует данным по использованию времени в США и других странах.

Неизменная разница между радужной концепцией современных, вовлеченных отцов и их реальным вкладом годами ставит ученых в тупик. Почитайте социологические журналы за последние десять лет, и вы найдете массу подобных фраз: «мы только начинаем понимать, почему мужчины делают так мало», «мы еще плохо понимаем, какие типы мужчин — и при каких условиях — участвуют в уходе за другими людьми», «рост количества работающих матерей… не привел к более равномерному гендерному распределению времени, затраченного на домашние дела и уход за детьми», «гендерные ограничения меньше всего наблюдаются в тех семьях, где оба супруга работают на полную ставку, однако даже в этих семьях женщины, как правило, берут на себя почти все домашние обязанности и уход за детьми», «отцы меняются… но эти изменения в лучшем случае можно назвать неспешными». Исследователи Университета Калифорнии проанализировали 1500 часов видеозаписи из жизни пар среднего класса с детьми, в которых оба партнера работали. Они обнаружили, что самая частая картина — отец, находящийся в комнате один. Именно об этом я постоянно вспоминаю, когда сижу с детьми в гостиной, пока мой муж отдыхает в нашей спальне и играет в Game of War на телефоне.

Привилегии, которые позволяют себе отцы относительно распределения времени, тщательно фиксируются социальными исследованиями. Они показывают, к примеру, что жены, которые часто задерживаются на работе, больше времени уделяют уходу за детьми, однако мужья, которые часто задерживаются на работе, больше спят и часами смотрят телевизор; работающие матери с детьми дошкольного возраста в 2,5 раза чаще встают к детям по ночам; отцы с новорожденными малышами отдыхают по выходным в два раза больше, чем матери. И все равно отцы не считают себя привилегированными. Данные по 335 работающим женатым родителям показывают, что женщины считают распределение домашних обязанностей и ухода за детьми значительно более несправедливым, чем мужчины.

Шокирующая реальность заключается в том, что только когда мужчины нетрудоустроены, а женщины обеспечивают семью, они уделяют почти равное количество времени уходу за детьми. Самое эгалитарное распределение ухода за детьми наблюдается в ситуации, когда работает только жена, а муж сидит без работы, хотя даже тогда нет полного равенства. В семьях, где отцы сидят дома, матери все равно уделяют больше времени организационным вопросам, касающимся детей, — планированию и контролю.

В отличие от бытовых дел, количество которых сокращается для женщин по мере роста часов оплачиваемой работы, затраты времени на уход за детьми не меняются, независимо от рабочих обязанностей. Чтобы все успеть, матери лишают себя свободного времени, перестают заботиться о себе и спать. И это почти не зависит от национальности и этнической принадлежности. Исследования, касающиеся афроамериканских и испаноязычных семей в США, повторяют паттерны, обнаруженные в семьях белых американцев. Сравнения по этническим группам показывают лишь незначительные отличия по времени, которое отцы тратят на уход за детьми, — хотя афроамериканские мужчины и женщины более остро воспринимают гендерное неравноправие, чем белые, которые более остро воспринимают гендерное неравноправие, чем испаноговорящие американцы.

В 1992 году семейные психологи Кэролин и Филипп Кован писали: за 15 лет исследований им стало очевидно, что за идеологией каждой эгалитарной пары лежит гораздо более традиционная реальность. Все эти разговоры о том, что мужчины и женщины поровну делят обязанности, — «чушь собачья!», как сказала одна мама из их исследования. Прошло двадцать лет, и многочисленные исследования со всего мира подтверждают это наблюдение. Появление детей кардинально меняет повседневную жизнь женщин, но не мужчин. Недавние исследования по использованию времени, проведенные Центром Пью и Бюро трудовой статистики США, показывают, что работающие женщины выполняют 65% обязанностей по уходу за детьми, а мужчины — 35%. Напомню, что это соотношение не меняется с 2000 года.

Несмотря на изменения в экономической ситуации, мы стоим одной ногой в прошлом. Семья, где четко делились обязанности супругов — муж зарабатывал деньги, а жена занималась домом и детьми, — была исторической аномалией, основанной на расовых и классовых привилегиях. Этот культурный идеал давно противоречит реальности. После войны, когда женщины снова занялись домом — во многих случаях их увольняли и отдавали их рабочие места вернувшимся солдатам, — количество работающих женщин составляло 30%. Эта цифра уверенно росла с 1970 по 2000 год. В 1975 году были трудоустроены 39% женщин с детьми дошкольного возраста; с 1994 года их уже больше 60%. В 1975 году были трудоустроены 54,9% женщин с детьми школьного возраста; с 1990-х годов их стало 75%, и это число практически не менялось.

На сегодняшний день Бюро трудовой статистики США утверждает, что трудоустроены 70% замужних женщин с детьми в возрасте 6–17 лет (и 60,8% замужних женщин с детьми до шести лет). Согласно учреждениям, которые отслеживают эти данные, ни в одной другой группе не наблюдалось подобного роста трудоустройства за такой короткий период времени. Кто пережил это время, помнит всю значительность этого переворота.

Мужская и женская бытовые жизни стали во многом похожи. Во-первых, за последние пятьдесят лет мужчины стали чуть больше времени уделять домашним делам, а женщины намного меньше. Во-вторых, и мужчины, и женщины больше времени посвящают уходу за детьми. Все же основным параметром, определяющим распределение домашнего труда, остается гендерная принадлежность.

Спасибо, что дочитали до конца! Оформить предзаказ на книгу Дарси Локман «Право на гнев. Почему в XXI веке воспитание детей и домашние обязанности до сих пор лежат на женщинах» можно на сайте.

Материалы по теме
Культура
День открытых дверей НКО. Что это такое?
31 августа
Культура
«Так можно»: рецензия на серию книг о том, как может быть иначе
26 августа
Культура
Смерть, пожары и мода: 6 подкастов от благотворительных фондов о том, как помогать
10 августа
Читайте также
Знания
Эмоциональный абьюз: как выйти из нездоровых отношений и сохранить психику
27 июля
Знания
Вторая смена: почему большую часть бесплатного труда по дому все еще делают женщины
22 июля
Знания
Как общаться с трудными родителями — или не стать одним из них
4 июля