Мошенники, святые, недостойные: главные мифы о благотворительности в России

Вместе с главным редактором медиа фонда «Нужна помощь» Лизой Тюриной разбираемся, какие есть мифы о благотворительности, и как обстоят дела на самом деле. 

Благотворительный сектор в России, который мы знаем сейчас, сформировался не так давно — в 90-е годы. Из-за этого у людей существует много страхов и предубеждений о том, как работают фонды и можно ли им доверять. Большинство заблуждений оказываются неверными, а в некоторых нужно просто уметь разбираться. 

Миф 1: «Большинство благотворительных фондов — мошенники»

Среди фондов, действительно, есть недобросовестные организации, но их меньшинство. Когда благотворительный сектор только развивался, мошенники пытались нажиться на новом явлении, а наши родители и их друзья попадались на обман. Да и мы сами знаем людей, которые просят денег на билеты домой, а потом стоят в этом же месте неделями. Не удивительно, что в этот момент мы думаем, что в благотворительности нас обманывают. 

Сегодня есть конкретные правила, как проверить любую благотворительную организацию. Для этого надо зайти на сайт и проверить наличие: 

  • Учредительных документов (устав, свидетельство о постановке на налоговый учет, свидетельство о внесении в реестр юридических лиц, свидетельство о государственной регистрации).
  • Отчетов (годовые, финансовые, качественные). 

Финансовые отчеты также можно найти на сайте Министерства юстиции.

  • Контакты сотрудников, руководителей.
  • Реквизиты, юридический адрес.

Еще стоит обращать внимание на наполнение сайта и/или социальных сетей: если там долго нет никаких публикаций, стоит задуматься и проверить еще раз.

Также можно поискать фонд, в который вы хотите задонатить, в списках «белого фонда» — это такие организации, которые верифицируют другие фонды, и создают из них каталог тех, кому можно доверять (например, «Нужна помощь», «Добро Mail.ru», «Благо.ру», СберВместе и другие). Если фонд находится на одной из этих платформ, значит ему можно жертвовать. 

Сомнения могут вызывать и сборы пожертвований на личную карту. При этом я знаю, что у некоторых фондов не хватает ресурсов, чтобы создать инфраструктуру для сбора денег через форму — здесь нужно разбираться и уточнять отдельно.

Миф 2: «Благотворительность не нужна, потому что должно помогать государство» 

Звучит логично: мы платим налоги, деньги из них идут на решение социальных проблем в стране — значит, мы уже делаем свой вклад. 

Но деньги из налогов покрывают лишь часть социальных проблем — государство не может полностью решить их все. И мы — как часть государства — можем помогать своей стране и делать то, что зависит от нас.

Некоммерческий сектор — то место, в котором каждый из нас может начать что-то менять в мире. Отдавая государству роль избавителя от социальных проблем, мы принимаем позицию бездействия: вы там сделайте что-то, а я буду тут сидеть и расстраиваться о сиротах/болезнях/бездомных. Мы думаем, что есть кто-то больше нас, кто может делать важные дела. Мы считаем, что государство — это власть, но на самом деле это все люди, которые живут в нашей стране. И это дает силу, а также возможность брать ответственность за решение проблем в нашем обществе на себя в том числе. Поэтому если вы хотите решать социальные проблемы, не ждите, что это сделает кто-то за вас — попробуйте начать с себя.

Миф 3: «Благотворительностью могут заниматься только богатые люди»

Корни этого мифа — в истории, ведь мы помним о меценатах, которые на собственные деньги открывали ночлежки, образовательные учреждения, помогали художникам. Но мы живем в другой эпохе, и сегодня в решении социальных проблем может участвовать каждый. Вопрос даже не в том, сколько у тебя денег, а в том — сколько времени ты готов посвятить помощи и какие у тебя есть умения. Чтобы быть полезным, можно стать волонтером и выделять определенное время раз в неделю. Еще можно помогать интеллектуально и писать тексты, делать фото или верстать сайты для НКО, если вы умеете. 

Если же у вас совсем нет времени и ресурсов, можно подписаться на небольшие регулярные пожертвования в фонды, которые вам нравятся. И автоматически с вашей карты ежемесячно будет списываться определенная сумма.

Когда кто-то приходит и приносит в фонд миллион — это хорошо, но деньги закончатся. И тогда фонд не будет знать, когда ему принесут их в следующий раз, а значит будет находиться во фрустрирующем положении. Регулярные небольшие пожертвования позволяют фондам понимать, какой доход у них будет в следующем месяце, а тогда можно будет планировать свою активность, программы, закупки и количество сотрудников, которое организация может нанять. 

Сегодня в НКО можно пожертвовать любую сумму  — даже 30 рублей в месяц. Фонд «Нужна помощь» в 2018 году запустил акцию «Рубль в день»: известные люди призывали отдавать 1 рубль в день, то есть 30 рублей в месяц — сегодня в большинстве городов проезд в транспорте стоит дороже. Акция за все время проведения принесла фондам по всей России около 257 миллионов рублей — и это все пожертвованиями по 30 рублей в месяц.

Миф 4: «Рассказывать, что ты занимаешься благотворительностью, плохо»

На самом деле, это необходимо. Во-первых, ты вовлекаешь новых людей в благотворительность. Тут работает явление социальной психологии  — эффект свидетеля (или эффект Дженовезе). Его суть в том, что люди надеются на то, что поможет кто-то другой или же считают, что их помощь бессмысленна. Так и в благотворительности: мы может быть и задумываемся о том, что есть социальные проблемы, но считаем, что их должен решить кто-то другой. В этом смысле пример кого-то рядом, а особенно знакомого или близкого человека, показывает, что сделать что-то возможно. Если бы каждый, кто хоть как-то помогает благотворительности, говорил об этом, мы бы видели, сколько всего делается, и точно не раздумывали о том, стоит ли нам в это вовлекаться.

К тому же рассказ о помощи запускает дискурс о проблеме. Например, долгое время про домашнее насилие в нашей стране просто не говорили: это все дела семейные и не стоит лезть в то, что происходит у каждого дома. Но как только этот дискурс развился, люди стали рассказывать свои истории или искать выход из абьюзивных отношений. Проблему стали решать — появилось много общественных организаций, которые помогают людям в ситуации насилия. А эти организации, в свою очередь, не только помогают пострадавшим от насилия, но и, например, лоббируют законы, влияют на происходящее.

Наконец, рассказать о том, что мы делаем что-то хорошее приятно и здорово! Мы делимся путешествиями или вкусной едой, а почему бы не поделиться тем, что мы делаем жизнь кого-то лучше?

Миф 5: «Жалость — главная движущая сила благотворительности»

Жалость может быть триггером к изучению проблемы, и она может привлечь внимание. Но для меня жалость — это про сиюминутную и эмоциональную реакцию: вижу бездомную собаку, купила сосиску в магазине, накормила. Я ей помогла сейчас, но сути я дала еду на один день. Завтра ей даст сосиску кто-то другой. А потом не дадут, а еще собака может замерзнуть, заболеть, получить травму. И в целом — моя сосиска собаку с улицы не вытащит.

Эффективнее будет изучить проблему, прочитать про программу ОСВВ, узнать о приютах и привезти туда корм и ошейники — там вы поможете сразу большому количеству собак. Еще можно взять собаку с улицы домой, если хочется завести питомца.

На жалость ставят многие фонды, но сейчас это считается моветоном. Есть много способов привлечь внимание к социальным проблемам через другие эмоции. Например, можно устроить сбор денег на день рождения: предложить друзьям вместо подарка задонатить сумму в фонд, который вы выберете сами. Это совсем другая позиция — в ней мы объединившись хотим что-то изменить. Это позитивный триггер.

Миф 6: «Лучше дать денег конкретному человеку, чем помочь через фонд» 

Когда у нас болят зубы, мы идем к врачу, а не лечим их сами. Поэтому желая решить какую-то проблему, надо идти к людям, которые знают как ее решать  — к профильной организации.

Например, мы дали денег человеку на операцию. Но на какие деньги он будет проходить реабилитацию после нее, покупать поддерживающие медикаменты, возвращаться к жизни и получать психологическую помощь, если она ему необходима? Профильные фонды обычно знают весь маршрут помощи и не бросают человека ни на одном из этапов, а ведут подопечных от и до, зная, какие деньги нужны будут дальше. Особенно эта тема важна в медицинских фондах.

Тем, кто собирает деньги самостоятельно, можно рассказать про профильные фонды и посоветовать обратиться туда — это тоже будет большая помощь.

Миф 7: «В фондах работают святые люди, значит им не нужны зарплаты» 

Открою вам секрет: в фондах работают обычные люди, которые ходят на свидания, путешествуют, смеются, плачут, ругаются матом, едят фастфуд, ссорятся. Их объединяет то, что у них есть схожие ценности и желание помогать. В остальном они такие же, как все остальные.

Чтобы проблемы решались, в них должны работать профессиональные люди. В благотворительных фондах есть PR-отделы, которые рассказывают о деятельности фонда и подопечных, отделы контента, администрация, фандрайзинг и многие другие. Это должны быть компетентные специалисты, потому что в НКО нет возможности сливать деньги на гипотезы или неработающие идеи. Чтобы привлечь таких сотрудников, их зарплата должна быть в рынке и покрывать потребности специалиста каждого уровня:  если человек не может закрывать свои базовые потребности (еда, отдых, жилье, одежда), он не может помочь другим и чувствует себя несчастным.

Хорошо эта мысль сформулирована профессиональным фандрайзером и активистом Дэном Паллотта. В своем выступлении на TED и в книге «Неблаготворительность» он говорит о том, что благотворительные организации часто поощряются за низкий уровень доходов, а не за количество помощи, которую они оказывают. Это сильно усложняет восприятие благотворительности и их деятельность. Он предлагает поощрять сотрудников НКО за большие достижения, даже (и особенно) если они стоили больших расходов. 

Миф 8: «Есть люди, которые не достойны помощи» 

Есть стигматизированные группы людей, которым помогать не хотят совсем: алко- и наркозависимые, заключенные, бездомные, ВИЧ-положительные. Когда речь заходит о них, люди часто говорят, что человек сам виноват в своей проблеме, а значит, помогать ему не стоит. 

Этот миф идет от незнания проблемы. Например, первая причина бездомности — переезд на заработки, махинации с недвижимостью или ссоры с родственниками. Уже оказавшись на улице, люди могут начать пить и употреблять наркотики, потому что только так они могут согреться или вынести тяжелые эмоции стыда, боли, отчаяния. 

Так же и с ВИЧ: много лет считалось, что это заболевание людей, занятых на секс-работе, и наркозависимых. Вплоть до Элистинской трагедии люди часто отказывались принимать свой диагноз и умирали без лечения, потому что просто не могли принять, что они могут иметь это заболевание (такие есть и сейчас). Тем не менее известно, что у ВИЧ нет групп риска — инфицироваться может любой человек, кто не предохранялся во время секса, например.

И даже если человек действительно «сам виноват», что оказался в том или ином положении, это не повод лишать его помощи. Например, заключенные уже наказаны лишением свободы. Это не должно лишать их права на медицинское обслуживание, реабилитацию после отбытия срока. Не достойных помощи людей нет.

Спасибо, что дочитали до конца!

Материалы по теме
Знания
«Я иногда не успеваю приготовить. Что мне сделать, чтобы успевать?» Каким бывает неочевидное насилие
23 января
Знания
Спасти других, но не себя? Как сотрудникам НКО заботиться о себе и не выгорать
18 января
Знания
«Лучшая профилактика — регулярное посещение гинеколога и прохождение скринингов»: почему важно постоянно заботиться о женском здоровье
17 января
Читайте также
Культура
День открытых дверей НКО. Что это такое?
31 августа
Знания
Образ сотрудника благотворительного фонда: мифы и реальность
24 августа
Знания
«Благотворительность не хобби. Это работа, как и любая другая»: объясняем, почему сотрудники НКО должны получать зарплату
3 июня