«Финал книги — это не финал борьбы»: колонка издателя «Есть смысл»

Медиа фонда «Нужна помощь» запускает цикл колонок благотворительных организаций о том, что сейчас происходит с ними, их программами помощи, подопечными и сотрудниками, как они себя чувствуют в нынешних условиях.

Эта колонка главного редактора издательства «Есть смысл» Юлии Петропавловской — о том, зачем во время катастрофы выпускать книги и о социальном в литературе.

Издательская программа «Есть смысл» стартовала внутри благотворительного фонда «Нужна помощь» летом 2021 года. Ее цель — создать в России ландшафт современной социальной литературы для думающих, неравнодушных людей, которые видят социальную несправедливость, но не знают, как помочь, и чувствуют от этого бессилие. Книги издательства направлены на широкую аудиторию. Редакция использует увлекательные  форматы (документальная и художественная проза, автобиографии, репортажи), чтобы дать читателям вдохновение и стимул к социальной активности.

За полтора года издательство выпустило 20 книг о социальной несправедливости, жизни в отдаленных регионах страны, школьной травле, гендерном неравенстве, стигматизации болезней, проблемах сиротства и содержания людей в закрытых медучреждениях, об отношении человека к природе и животным. В качестве авторов часто выступают российские социальные журналисты и эксперты в области НКО. Например, книга Татьяны Орловой «За закрытыми дверями» — единственное в России исследование механизмов появления и развития домашнего насилия. Книга Ольги Сориной «Так можно: не выгореть, помогая другим» вобрала в себя многолетний опыт психологов центра «Вдох», которые консультировали выгоревших представителей помогающих профессий. А новая книга «Дом с маяком» Полины Иванушкиной, основанная на беседах с Лидой Мониава, говорит не только о хосписах и паллиативе, но и в целом о развитии благотворительности в России с начала 1990-х и до настоящих дней.

Processed with VSCO with ff5 preset
Фото: Алина Тулинова

Этим эссе я хочу подвести итог работы нашей издательской программы «Есть смысл» внутри фонда «Нужна помощь». Уже весной этого года стало понятно, что в новой реальности сокращающихся бюджетов на благотворительность наша материнская организация больше не сможет вкладывать ресурсы в издательскую деятельность. Но мы пока не достигли самоокупаемости. Эта точка была запланирована в стратегии только на конец 2023 года, а сейчас мы обеспечили фонду возврат 75% инвестиций, заработав порядка 16 миллионов рублей. Мы не можем взять средства на печать новых книг из дохода, поскольку в ситуации продолжающегося кризиса все деньги с продаж идут на программную деятельность «Нужна помощь». Поэтому мы ищем стороннее финансирование, чтобы продолжать.

Почему мне кажется важным то, что мы сделали за полтора года? Когда я пришла работать в фонд, я почти ничего не знала об устройстве сектора НКО. Я была подписана на несколько регулярных пожертвований благодаря акции «Рубль в день», но слабо представляла, какую долю социальных проблем решает третий сектор. Сейчас я знаю, что без него миллионы социально незащищенных людей окажутся совсем без помощи и поддержки. Что в нашей стране функцию социальной защиты выполняют именно фонды, кризисные центры, общественные организации. К сожалению, даже мои друзья не осознают масштаба влияния НКО на жизнь людей. Средний гражданин не мотивирован вовлекаться в филантропию и активизм, даже если нормально зарабатывает, потому что у него есть ложные представления о бесплатной государственной медицине, о том, как работают «бюджетные» учреждения (детдома, психдиспансеры, хосписы и пр.). Как-то же справляются, наверное…

У фондов нет ресурсов и зачастую экспертизы, чтобы громко говорить о своей деятельности на широкую аудиторию. Нашей задачей было не просто рассказать людям о пользе системной благотворительности (хотя и это мы делали). Мы стремились интегрировать в культурную повестку социальный подтекст, сделать социальные проблемы видимыми, обсуждаемыми в интеллигентном комьюнити. Мы запустили книжный клуб «Есть смысл» совместно с тогда еще живым ЦИМом и каждый месяц собирали очень трогательную неравнодушную молодую публику, которая делилась кейсами взаимопомощи и обсуждала, как повлиять на происходящее в стране.

Мне запомнился случай, когда наша читательница после книги «Все мои ребята» о помощи людям с ВИЧ-положительным статусом записалась волонтерить в СПИД-центр. На выставках, торгуя нашими книгами, мы слышим, как люди, подходя к нашему стенду вместе с друзьями, в красках делятся впечатлениями от прочитанного, и это всегда об изменении их личного взгляда на социальную проблему («Я даже не могла представить, что есть такая проблема»). А еще я веду соцсети «Есть смысл» и регулярно вижу сторис подписчиков, которые рассказывают, как та или иная книга побудила их узнать о проблеме, оформить донат в фонд. Люди шарят наши карточки с цитатами из книг, и так потихоньку запускается сарафанное радио.

Processed with VSCO with c7 preset
Фото: Алина Тулинова

Весной мы запустили новую серию книг «Так можно». Это психологические практикумы для людей в трудных ситуациях, которым пока сложновато записаться на терапию, но которые хотят научиться отстаивать личные границы, заботиться о себе, уметь постоять за себя в отношениях с близкими, в конфликтах (в том числе идеологических). Эта серия хорошо проявила себя, мы поняли, что хотим не только призывать к помощи, но и давать ее. Особенно теперь, когда сил собраться и действовать у людей осталось так мало. Мне на почту стало приходить много дельных предложений от потенциальных авторов — врачей, социальных работников, психологов, желающих поделиться своей экспертизой. Например, у меня лежит заявка от психолога, которая хочет создать дневник питания для людей с расстройствами пищевого поведения; исследование о здоровье женской груди от онколога; практикум для семей, которые потеряли ребенка, но думают о новой беременности…

Processed with VSCO with 7 preset
Фото: Алина Тулинова

В августе мы провели благотворительный фестиваль «Есть смысл», программу которого сознательно сформировали из выступлений современных музыкальных групп, молодых стендаперов, топовых писателей. Пригласили стилиста, который составлял стильные образы из ресайкл-вещей. Сделали бьюти-зону с блестками и прикольными блербами. Нашли интересные локальные бренды, которые торговали в пользу фондов. Чтобы людям было весело и красиво, чтобы благотворительность не ассоциировалась с горем и поборами на «бедных детишек». На фестиваль пришли больше тысячи человек, которым мы показали, что поддерживать НКО — это интересно и разнообразно.

Благотворительный фестиваль «Есть смысл»

В октябре продажи наших книг очень сильно просели. Если все полтора года мы выполняли план, то тут впервые выполнили всего лишь 50%. В ноябре, несмотря на все акции и скидки, история повторилась. Мы почти сравнялись с показателями прошлого года, хотя книг у нас в ассортименте стало гораздо больше. Так мы убедились, что большая часть нашей читательской аудитории уехала из России или просто слишком шокирована происходящим, этой осенью им оказалось совсем не до книг. Знаю, что у коллег из крупных издательств падение продаж в этот период достигло 30%.

Как издатель (специалист, который должен опираться на потребности аудитории), я не могу не думать: если книги об изменении социальной действительности людям в России перестанут быть нужными, то стоит ли биться за возможность их публикации? Не полезнее ли сконцентрироваться на выпуске электронного контента из серии «как вырастить картошку на участке», если у людей критически снижается положение на пирамиде Маслоу? Тем более что выпуск одной книги обходится в 500 тысяч рублей. Может, лучше пожертвовать их хоспису или беженцам?

Как филолог и человек, годами изучавший историю русской литературы и публицистики, я внутри себя с собой же не соглашаюсь. Потому что знаю, как в темные времена людей за волосы вытаскивали из болота книги. А когда одного независимого издателя вынуждают продать свою организацию холдингу-монополисту, а другого объявляют иноагентом; когда книжные сети обслуживают интересы только этого монополиста; когда с новым законом о так называемой ЛГБТ-пропаганде из магазинов массово вывозят ассортимент — останутся ли книги, в которых будет важный для нас посыл? Вот и веду каждый день диалоги сама с собой.

Чтобы сократить расходы, фонд с нового года закроет собственный магазин smysl.shop и окончательно переведет продажу выпущенных книг на маркетплейсы и в офлайн-каналы. Если бы этого сокращения хватило, чтобы продолжить издательскую программу, мы бы вздохнули спокойно. Но, к сожалению, так не получится. Половину дохода нам приносил собственный мерч: полюбившиеся многим футболки «Невыносимо», шоперы «Такие дела, сестра» и «Свет горит в нас», блокноты «Трагический контент» и так далее. Мы допродадим остатки под Новый год, а выпустить заново мерч уже не сможем.

Мы собрали сильный портфель книг на следующий год. И сегодня мы просим поддержки у крупных коммерческих брендов, разделяющих наши ценности, чтобы отделиться от фонда и уйти в открытое плавание. Мне грустно, что судьба этого портфеля зависит от нескольких миллионов рублей, которые не удается найти. С другой стороны, я не отчаиваюсь, потому что вижу импакт от тех двадцати книг, которые мы успели издать.

Хочется завершить текст жизнеутверждающе, но мне почему-то все вспоминается финал из нашей книги про «Дом с маяком» (кстати, она вот-вот выйдет). В нем Лида и Полина — главная героиня и автор книги — рассуждают о том, что двадцать лет мы поступательно двигались от адресной помощи с покупкой самого необходимого подопечным к системному решению проблем на высоком уровне, в сотрудничестве с государством. А теперь мы снова без продыха ищем одеяла и кастрюли для людей, которым холодно и нечего есть.

Но я верю, что финал одной книги — это не финал нашей борьбы за ценности и смысл.

Спасибо, что дочитали до конца! Мы благодарны Юле Петропавловской за то, что она поделилась тем, что происходит с издательством «Есть смысл». Это очень ценно. 

Материалы по теме
Опыт
«Из благополучателей в благотворители»: как вовлечь родительские сообщества в фандрайзинг
27 января
Опыт
«Кто-то косынку раскладывает, а я — декларации чиновников»: как устроено волонтерство в антикоррупции
25 января
Опыт
«Теперь я мама неродившихся детей»: автор книги «День нематери» — о том, как пережить потерю ребенка
20 января
Читайте также
Опыт
«Для нас это удар»: колонка организации «Мусора.Больше.Нет»
19 января
Знания
Спасти других, но не себя? Как сотрудникам НКО заботиться о себе и не выгорать
18 января
Опыт
«Пока сохраняем устойчивость, но с удвоенной силой ищем новые источники финансирования»: колонка директора фонда «Дедморозим» Надежды Ли
16 января