«Я – человек-арифметика»: куратор ИКРА Кирилл Балахтин – о работе, путешествиях и благотворительности

У «Нужна помощь» больше 13 тысяч подписчиков, которые жертвуют на работу фонда ежемесячно. Эта поддержка позволяет нам планировать работу, брать на сбор новые проекты, расширять географию помощи.  Кто эти жертвователи и что ими движет? Кирилл Балахтин профессионально занимался рекламой, а потом открыл свое дело. Мы познакомились с Кириллом в школе креатива ИКРА, и оказалось, он поддерживает наш фонд.

Кирилл на фоне алюминиевого завода в своем родном Братске. Фото: Евгения Заворина для «Нужна помощь»

В какой момент человек, увлеченный рекламным миром, решает подписаться на пожертвования в фонд «Нужна помощь»?

Я из тех, кому это не нужно, пока не коснется лично. Контента вокруг много, проблем тоже. И всем помочь не получится. Я до сих пор не понимаю, как выбрать, кому помогать. У меня на руках нет фактуры, аналитики кому нужна помощь прямо сейчас, а кому можно помочь через месяц.  Поэтому вариант у меня один – это должно коснуться меня и моих близких.

Кирилл. Фото: Евгения Заворина для «Нужна помощь»

Я из маленького городка Братска в Иркутской области и знаю, какая проблема с медициной в регионах. В Братске ужаснейшая экология. У людей там процентов на 50 выше риск заболевания раком, чем в среднем по России. Там есть алюминиевый завод и лесопромышленный комбинат с хлорным заводом.  В воздухе много хлора и фтора. Для организма это ад. За последние пару месяцев двум членам моей семьи поставили онкологию – одну серьезную, со второй еще можно бороться. Я полез изучать, сколько в Братске людей с такими заболеваниями. В городе есть центр онкологии, но он не справляется с объемами. И я не понимаю, откуда у жителей города, где средняя зарплата 14 тысяч рублей, могут быть в среднем 120 тысяч рублей на операцию и еще 50-60 тысяч рублей на поддержание и химиотерапию. Моей маме поставили онкологию. Она работу найти не может, выходит на пенсию. Пенсия – 5,5 тысяч рублей. Вот если бы меня не было, и у меня не было бы хорошей зарплаты и дохода, я не понимаю,  что она могла бы сделать.

Город бедный, и таких городов еще сколько – 500?

Но наш фонд не занимается помощью именно онкобольным…

Я узнал о фонде благодаря моему товарищу и коллеге по цеху Жене Вольнову (медиадиректор Sports.ru), который сделал репост Мити Алешковского с предложением поддержать несколько фондов.  Наверное, если бы не Женя, я бы до сих пор искал, боялся принять решение и дать кому-то денег.

Я человек – арифметика.  Если эта сумма не мешает мне, почему нет? Я читаю отчеты.  Мне интересно. Ключевую роль сыграло доверие вашему фонду. Иногда мне не хочется принимать решение и делать выбор. Наверное, вы лучше знаете, кому помочь. Принятие решения – это же самый ответственный шаг, а тут я, может, проявил слабину и переложил решение на ваши плечи.

Позже я подписался на Spina Bifida.

Почему Spina Bifida?  

Есть топ фондов, которым помогают. Но кто-то же должен помочь и другим. Одним нужно собрать 15 млн и у них уже есть 14 млн, а другим – 6 млн, но они собрали всего 250 тысяч. Ты начинаешь читать о проблемах, которые решают люди, и не понимаешь, почему их обходят стороной.

Описание прочитал в каталоге на nuzhnapomosh.ru?

Да, я просто открыл каталог и начал подряд смотреть. У меня принцип по жизни – никогда не выбирать первое и последнее в списке. Билет на самолет никогда не куплю самый дешевый и самый дорогой. Я возьму подороже, чем самый дешевый, потому что чаще всего в самом дешевом билете всегда заложена комиссия агента, и в итоге все равно второй по дороговизне билет, хоть и на 15 процентов, но будет дешевле.

 «Такие дела» читаешь?

– Редко. Сейчас меня хватает на полистать инстаграм и ленту фейсбука. Facebook обучаем: чем больше ты его учишь и показываешь, что тебе нравится, тем лучше он начинает в какой-то момент работать. Не сразу, конечно, но через месяца 3-4 начинаешь жить спокойно и не превращаешься в хейтера.

 Чем ты занимаешься?

Кирилл в Исландии. Фото: Ульяна Балахтина

– В какой-то момент мне надоела реклама, и я захотел уйти из этой сферы. Последние 10 лет я активно путешествую и в принципе все свое время, деньги я трачу именно на это. Примерно раз в месяц-два езжу в Европу. Раз в полгода – в Америку. На выходные могу  в Подмосковье уехать. Вот сейчас в Берлин нашел дешевые билеты, полечу туда на три дня. Путешествую я с женой, она фотограф. Постепенно ко мне начали приходить друзья, мол, «чувак, нам так нравится твой фотоконтент. Возьмите нас с собой». Сначала мы взяли друзей на Бали, потом на Гавайи и в Калифорнию. Как-то раз мне предложили организовать тур в Исландию. Я очень люблю эту страну. Она прочно держится в топ-3 моих любимых мест в мире. Так появился Native Travel. За один вечер я уволился, сделал сайт, описал тур, выложил его, создал аккаунты во всех соцсетях и понял, что 1-го апреля 2018-го года начинаю новую жизнь. Единственное место, где я остался, – это ИКРА. Здесь я преподаю и курирую блок «Медиа», отвечаю за все размещение рекламы, учу людей планировать бюджет, разрабатывать стратегии и заниматься медиатактикой. Мое новое дело началось с шуточки. Я решил паразитировать на слове native, потому что пять лет был амбассадором нативной рекламы в России.

 Кто на твой взгляд, делает нативную рекламу хорошо?

Да… Лайфхакер делает хорошую нативку, sports.ru. Meduza хорошо делает, но все устали от нее… Вся тусовка Look At Me делает нативку плохо. Такие лайфстайл издания очень часто забывают про пользователя. Кстати, еще РБК делает нативную рекламу очень хорошо.

0 Оставить комментарий
Другие записи блога
Текст
0 из 0