Тема порочной безысходности: детские дома в литературе

Литературовед, критик, главный редактор журнала «Прочтение» Полина Бояркина продолжает рассказывать о книгах, в которых описаны важные социальные проблемы.

На этот раз Полина выбрала книги о проблеме сиротства и детских домов, а председатель правления фонда «Арифметика добра» прокомментировала, почему важно писать и говорить об этом.

Открываю во время написания этого текста «Фейсбук», и первый же пост в ленте — статья «Таких дел»: «В Курганской области воспитанники детского дома издевались над детьми из расформированного дома малютки». Согласно статистике, в России около 50 тысяч сирот. Детский дом чаще всего — сродни пожизненному приговору: хорошо, если человек не столкнется с жестокостью, но уж настоящей любви он там не увидит. Тогда как безусловная любовь — сродни заклинанию матери, спасшему жизнь Гарри Поттера. Ее отсутствие делает человека мало приспособленным к жизни, и часто сироты, столкнувшись с внешним миром, оказываются жертвами мошенничества или становятся преступниками. Литература знает немало примеров книг о детских домах: начиная с «Республики ШКИД» и заканчивая «Домом, в котором». 

Вера Богданова. Павел Чжан и прочие речные твари

Попавший в шорт-лист «Нацбеста» еще рукописью и вышедший в финал роман Веры Богдановой — настоящий образец практически отсутствующей в России middle-brow литературы. Ровный стилистически, он берет в первую очередь увлекательностью и серьезной проработанностью сюжета. 

Недалекое будущее, мир победившей цифровизации. Наша страна находится под контролем Китая, там гражданам уже вживили чипы (якобы для их же пользы), теперь эту технологию хотят внедрить и в России.

Главный герой романа — Павел Чжан, талантливый программист, работающий в крупной китайской компании. Он упорно карабкается по карьерной лестнице, не заботясь о социальных связях и полагая пределом мечтаний повышение и переезд в Китай. Бывший детдомовец, он время от времени приезжает волонтером к сиротам и в одно из таких посещений встречает человека, который сломал ему жизнь.

Отправной точкой для линии героя, по словам самой Богдановой, стала история Лазурненской школы-интерната, в которой воспитатели и посетители насиловали детей. Это случилось и с Павлом Чжаном. Богданова показывает, что такая страшная травма, никак не проработанная, ставит крест на жизни человека, возводя стену между ним и окружающим миром, стену, которую в большинстве случаев оказывается невозможно снести.

Саша Филипенко. Возвращение в Острог

В отличие от «Павла Чжана» с его фантдопущением роман Саши Филипенко «Возвращение в Острог» — сугубо реалистический. В этом тексте нет ничего выдуманного. Градообразующее предприятие небольшого Острога — тюрьма. В центре сюжета — детский дом и его погибающие один за другим обитатели.

Завязка у романа — в традициях сериальных детективов: два полицейских приезжают в провинцию расследовать серию подростковых самоубийств. Есть в книге и отсылки к структуре древнегреческой трагедии, части произведения названы не главами, а песнями.

Несмотря на то, что Филипенко демонстрирует читателю целый букет социальных проблем (тут и карательная медицина, и произвол представителей закона, и провинциальная нищета), главной все же оказывается тема порочной безысходности.

Волонтеры не устают повторять, что не стоит засыпать детдомовцев подарками, ведь одноразовые акции — последнее, что нужно этим детям. Так и герои романа Филипенко, однажды встретившись с добром, возвращаются в ад детского дома — и чернота их жизни ощущается еще более беспросветной и безысходной. 

Марцин Щигельский. Театр невидимых детей

Подростковая книга польского прозаика о жизни мальчика-сироты в детском доме в Польше восьмидесятых годов написана от лица главного героя — и потому повествование, с одной стороны, слегка наивно, с другой — близко и понятно юному читателю. Родители Михала погибли, когда ему было три, и после смерти бабушки он оказался в детдоме под названием «Молодой лес». В жизни там есть свои плюсы и минусы, но в целом она сносна. Однако после очередной потери мальчик попадает в больницу, а затем и в особое заведение для детей, которые пережили страшное, — и там обретает по-настоящему близких людей, а ключевым событием их жизни становится подготовка театральной постановки о противостоянии детдомовцев злой воспитательнице.

«Театр невидимых детей» — не просто подростковая книга о добром и вечном, она еще и о любви (и нелюбви) и дружбе, о потерях и обретениях, мечтах и разбивающей их реальности. А помимо прочего — это исторический роман, свидетельствующий о политической ситуации в Польше 1981 года. Нехватка продуктов и предметов быта, возникновение общенационального движения «Солидарность», забастовка и введение военного положения — все это прямо влияет на жизнь «невидимых», никому не нужных детей. Так, исторический фон, рифмуясь с основной сюжетной линией, формирует еще одно, глубинное измерение текста.

Наиля Новожилова
Наиля Новожилова
Председатель Правления благотворительного фонда «Арифметика добра»

Безумно важно говорить о проблемах детей-сирот и сиротства как явления, используя разные формы и инструменты. Причем книги — это длительный контакт и можно обстоятельно и увлеченно разворачивать сюжет.

Я радуюсь, когда вижу, что авторы освещают сиротскую проблематику. Спасибо Вере Богдановой, Саше Филиппенко и Марцину Щигельскому за это. Уверена, читатель долго будет рефлексировать о том, как на самом деле ребенку без родителей, да еще и в детском доме.

Мы в «Арифметике добра», издав 5 художественных книг, уже много лет получаем обратную связь, как открыли новый мир для читателя. Я сама до сих пор под впечатлением от прочитанной летом книги Гузели Яхиной «Эшелон на Самарканд». Правда, надо признать, что сейчас дела обстоят значительно лучше с точки зрения регулярности питания и базовой безопасности. Но мысль о том, что так могут жить дети, запускает массу мыслей и действий.

Спасибо, что дочитали до конца! Поддержать работу благотворительного фонда «Арифметика добра» можно здесь.

Материалы по теме
Культура
«Уязвимость делает нас чуткими»: Даша Благова и ее роман о голосе слабых (или сильных?)
5 мая
Культура
«Рассмотреть за внешней оболочкой человеческие трагедии»: три книги о доме и его отсутствии
30 марта
Культура
Волонтерство в книгах
18 марта
Читайте также
Знания
«Опыт кровного родительства не имеет ничего общего с опытом приемного»: мифы и правда об усыновлении
4 мая
Знания
Пять способов помочь детям, которые живут в сиротских учреждениях
22 апреля
Знания
Кто такие наставники и почему их работа важна
11 марта