18+

Настоящий материал (информация) произведен, распространен и (или) направлен иностранным агентом Благотворительным фондом помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь» либо касается деятельности иностранного агента Благотворительного фонда помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь».

Как «военная спецоперация» в Украине повлияла на беженцев и других мигрантов в России

С начала «военной спецоперации» в Украине в Россию прибыло несколько сотен тысяч эвакуированных жителей ДНР и ЛНР. Мы спросили у экспертов, с какими проблемами они сталкиваются сейчас — и как последние события повлияли на жизнь других мигрантов в стране.

Как много в России мигрантов? А беженцев среди них?

По данным проекта «Если быть точным», в конце 2020 года в России проживали 926 925 иностранных граждан. Из них 24,2% были украинцами, 15,7% — выходцами из  Таджикистана и 10,9% — Казахстана. Согласно докладам комитета «Гражданское содействие»*, в то же время статус беженца на конец 2020 года имели 455 человек, а по данным на 1 января 2022 года — 331 человек. Это минимум за всю историю современной России.

По данным МВД, в 2021 году в России признали беженцами 14 человек — это еще один исторический минимум. 

Светлана Ганнушкина
Светлана Ганнушкина
руководитель комитета «Гражданское содействие»*

У нас все делается не по закону, а по установке сверху. Если бы одно слово было сказано Владимиром Владимировичем о том, что нужно давать статус беженца его бы давали. Это слово не произносится уже много лет.

По мнению эксперта, причина в предубеждениях. «Неоднократно тот же Владимир Владимирович говорил, что Европа стонет от беженцев. Сколько я была в Европе, ни одного стонущего от беженцев европейца не видела», продолжает Светлана.

Статус временного убежища чиновники выдают чаще: на начало 2022 года им обладали 10581 человек. При этом 84% из них были украинцами, указывается в докладе «Гражданского содействия»*. Среди беженцев из других стран преобладали афганцы, грузины и сирийцы. 

С каждым годом все меньше людей получает статус вынужденного переселенца: в 2018 году его добились 18 человек, в 2019 – девять, в 2020 – трое. В 2021 году этот статус не выдали никому. 

В России также на протяжении 24 лет существует статус политического убежища, но за все это время он не был предоставлен ни одному человеку. 

С какими трудностями сейчас сталкиваются переехавшие в Россию украинцы?

Как отмечает пресс-секретарь «Гражданского содействия» Николай Ворошилов, у многих эвакуированных жителей Донбасса и Луганска есть российские паспорта и поэтому их всех беженцами лучше не называть. «Это, во-первых, юридически не так, – говорит эксперт. а во-вторых, вводит в заблуждение относительно ситуации со всеми остальными беженцами, которых не селят в ПВР, не кормят и не дают по 10 тысяч».

18 февраля президент России Владимир Путин поручил правительству выплатить по 10 тысяч рублей каждому эвакуированному жителю Луганской и Донецкой народных республик. По словам Светланы Ганнушкиной, не во всех регионах эти деньги легко получить: для этого новоприбывшему нужно не только открыть банковский счет, но и знать, как и в какие инстанции обращаться. «Конечно, этих десяти тысяч надолго не хватит. комментирует Светлана. К нам уже обращаются люди и просят помощи».

Эксперт обращает внимание, что в России нет пособия даже для людей с официальным статусом беженца. Она напоминает, что одной гуманитарной помощи недостаточно: 

Невозможно жить без денег: нужно покупать и лекарства, и новые трусы. Взять чью-то старую куртку это одно, а другое дело белье ношеное

Чтобы начать работать, сначала нужно получить разрешение, продолжает Светлана. Есть и другая сложность: ПВР часто расположены далеко от мест, где нужны рабочие руки. В результате кто-то нанимается поваром или уборщицей в свой же ПВР, но большинству людей остается только ездить в другой город и тратить на дорогу все заработанное. 

Эксперт также замечает, что у эвакуированных жителей ДНР и ЛНР есть право только на экстренную медицинскую помощь. «Если сейчас будет приступ, его снимут, но дальше регулярно лечить не будут», поясняет она. 

Светлана подчеркивает: прежде чем помогать другим, важно оценить свои силы. Иногда проще пожертвовать деньги общественным организациям, которые помогают эвакуированным жителям ДНР и ЛНР (вот их список), или приехать в ПВР и узнать на месте, что нужно купить. 

Светлана Ганнушкина
Светлана Ганнушкина
руководитель комитета «Гражданское содействие»*

Когда начинается такой невероятный энтузиазм, а власти и СМИ еще и провоцирует его, люди совершают поступки, к которым на самом деле не готовы. Люди предполагают, что беженцы, которых они возьмут к себе, будут милыми, симпатичными, похожими на ангелов и не доставят никаких неудобств. На самом деле, конечно, это всегда оказывается не так. Нам жалуются на смешные вещи: что дети шумят, что кто-то пьяный пришел, как будто в России это такая большая редкость, и начинаются проблемы.

По словам Светланы, многие давно переехавшие в Россию украинцы сейчас теряют работу и не знают, что делать дальше. Они сталкиваются и с другими трудностями: невозможно ни отправить деньги семье, ни вернуться к близким в родную страну, ни вывезти их сюда. 

Возникают конфликты с окружающими.

«Человеку бросают в лицо упреки, потому что он не хочет говорить, что поддерживает нашу политику в Украине. говорит Светлана. Конечно, как он может ее поддерживать, когда у него родственники в Киеве или Харькове?»

В сложной ситуации оказались и украинские студенты в российских вузах. «К нам обратилась пара, которая здесь училась у них больше нет средств оплачивать обучение, и вообще непонятно, как дальше им существовать» , рассказывает эксперт. 

«У нас есть распоряжение помогать вновь прибывшим, но не тем, кто здесь живет уже достаточно давно» , — отмечает Светлана

Как изменилась жизнь мигрантов из других стран — например, Сирии или Афганистана?

По мнению председателя фонда «Рядом дом» Дениса Гришкова, сложнее приходится мигрантам из дальнего зарубежья. В отличие от них, киргизы, узбеки или таджики часто знают русский язык; кроме того, прибывшие из СНГ могут работать по патенту или по беспатентной системе, в то время как остальным нужно оформлять рабочую визу. 

Эксперт предполагает, что сейчас мигрантам будет тяжелее как устроиться на работу в России, так и вернуться в родную страну. 

Денис приводит в пример кубинцев: «Их в Москве большое количество. Мигрантов берут куда-то, когда нужно много рук, а сейчас из-за ухудшения экономической ситуации они остаются не у дел». Как отмечает спикер, закрываются многие компании, которые раньше обходными путями брали работать мигрантов без документов — на уборку, на ночные смены. 

«Но и уехать [они] не могут: на Кубу сейчас рейсов нет», — продолжает эксперт

В России не так много общественных организаций, которые помогают мигрантам — и  они тоже сталкиваются с препятствиями. «У нашего проекта трудности с финансированием, мы временно приостанавливаем набор в новые бесплатные группы по изучению русского языка. В резерве уже около 30 беженцев, которые нуждаются в этом», — рассказывает Анна Орлова, куратор проекта «Перелетные дети». 

«Интерес к ним [мигрантам не из Украины] совсем ослаб. – говорит Светлана Ганнушкина. – Его и раньше не было, а сейчас и вовсе нет»

Спасибо, что дочитали до конца!

*выполняет функции иностранного агента

Материалы по теме
Опыт
На каком языке помогать беженцам и мигрантам? Опыт фонда SILSILA
14 апреля
Опыт
Дети мигрантов в российских школах: какие проблемы и как их можно решить
29 марта
Опыт
Особенности помощи беженцам в рассказах психологов
11 августа
Читайте также
Знания
«Попасть в рабство может абсолютно любой человек»: что такое траффикинг и почему эта проблема ближе, чем кажется
4 августа
Знания
Как помогать беженцам и не выгорать
13 июля
Знания
Социальная помощь для беженца: как и где можно ее получить
30 июня
Помочь нам