В не больничных условиях: как работает Самарский хоспис

Сбор денег на работу хосписа в Самаре фонд «Нужна помощь» и «Такие дела» начали в апреле 2018 года. С тех пор ТД написали пять фандрайзинговых статей (подробности сбора здесь). В конце прошлого года мы с координатором по развитию НКО Алиной Филатовой побывали в хосписе, узнали, от каких принципов он не отступится, познакомились с сотрудниками и подопечными. Теперь хотим рассказать вам, как устроен один из проектов, который мы с вами поддерживаем.

Выездная служба

Самарский хоспис – это небольшой стационар на четыре палаты и выездная служба паллиативной помощи. Второе – основное направление работы хосписа, которое позволяет охватить большее число тяжело больных людей. На время нашего приезда у врачей и медсестер выездной службы было 54 пациента. Каждый день они выезжают к ним на дом, чтобы создать и поддерживать максимально комфортные условия.

«Это помощь типа стационара на дому. Медсестры берут пациента под наблюдение, расписывают схему лечения, приезжают, делают манипуляции. Мы даем кислородные концентраторы, матрасы и даже функциональные кровати в безвозмездное пользование», – рассказывает руководительница Самарского хосписа Ольга Васильевна Осетрова.

Медсестры выездной службы Самарского хосписа готовились к нашему приезду, заботливо приготовили для нас обед и чай с конфетами. А при знакомстве нас обняла каждая из них. Такой теплый прием нас очень растрогал.

В день у медсестры в среднем бывает по три полноценных выезда, а может и больше. Одно посещение пациента может продлиться 40-50 минут, а может и 2 часа. Это вопрос индивидуальный, который зависит от многих факторов, – от специфики заболевания, до наличия или отсутствия родственников.

«Универсальной схемы нет. На первичном осмотре знакомимся, если пациент может разговаривать, то общаемся с ним, если нет, то с родственником. Раздеваем, слушаем, если есть раны, перевязываем. Смотрим историю болезни…,  – рассказывают медсестры.  – Еще у нас обычно очень много времени уходит на объяснение, зачем все это нужно, что это за лечение, каких результатов мы хотим достичь».

У каждого пациента есть номер телефона его медсестры. Иногда могут позвонить и ночью. Но все же хуже, когда звонить перестают.

«Ты можешь вечером поговорить с пациентом или пациенткой, а утром перезвонить и спросить, прошла ли боль. А в трубке говорит другой голос: «Да нет, он ночью умер». Или вы поговорили в пятницу, а в понедельник тебе на другом конце провода говорят:«У нас похороны, извините , было ужасно».

В такие моменты ты чувствуешь, что вся твоя работа, как будто исчезает, как будто шарик проткнули иглой и он сдулся. А в сухом остатке остаешься только ты.

Волонтер

Елена делает пациентам хосписа маникюр и педикюр.

Елена – волонтер хосписа, работает косметологом, но еще она умеет делать красивый маникюр или педикюр. «Даже не все здоровые люди могут позволить себе маникюр или педикюр, тем более, косметолога. Я решила, что могу делать это делать это бесплатно здесь в хосписе»,  – говорит Елена.

Вообще помощь волонтеров – важное подспорье для хосписа. Например, мы с Алиной успели познакомиться еще с одной женщиной, которая водит машину и помогает медсестрам добираться до сложных и удаленных пациентов. Иногда бывают выезды в другие города, например, в Тольятти, который с Самарой разделяют 60 километров по прямой.

Стационар

В стационаре, небольшой одноэтажной новой постройке, четыре палаты. Есть еще несколько комнат для персонала. На стенах пейзажи, на столах – свежие фрукты.

В Самаре есть государственный хоспис на 22 койки.«Но нельзя сказать, что хоспис есть, когда есть название. Есть живые хосписы, а есть мертвые. Есть хосписы по названию, а есть – с хосписной философией», – считает Ольга Васильевна.

Хосписная философия держится на нескольких непреложных принципах:

  • пациент – главный человек в хосписе
  • помощь 24/7
  • боль нельзя терпеть
  • Создание небольничных условий

«Мы хотим сохранить принцип дома, чтобы все знали всех. Наш хоспис — хоспис домашнего типа. Поэтому, хоть коек и мало, зато хоспис настоящий», – говорит Ольга Васильевна. 

Пациент стационара Андрей. Раньше работал на самарском заводе Coca-Cola, где разливал газировку. Говорит, что напиток раньше был вкуснее.

 С чего все начиналось

«Примерно в 93-м году у нас была протестантская миссия. Меня позвала подружка и сказала, там есть две медсестры из хосписа». Тогда Ольга Васильевна впервые услышала слово «хоспис». Примерно с середины 90-х Ольга Васильевна вместе с врачом Мариной Александровной Шампанской начала помогать тяжело больным людям. Сначала это были единичные случаи.

«У Марины (Александровны Шампанской), которая тогда работала в гастроэнтерологии, была пациентка с язвой желудка. Впоследствии она стала онкологической пациенткой. У нее были боли, которые не купировались, — вспоминает Ольга Васильевна, как все начиналось. – Я работала на кафедре фармацевтической химии и в лекарствах понимала. Тогда Марина обратилась ко мне: «Я читала, что есть обезболивающие коктейли. Что если взять немного сильного обезболивающего и добавить еще лекарства, то эффект будет сильнее». Сейчас это называется анальгетиками и коанальгетиками. Тогда мы этих слов не знали. Но мы эту женщину обезболили, и потихоньку Марине стали звонить другие люди».

Образовалась группа из четырех врачей, которые в свободное от работы время ездили по пациентам. До конца 97 года через их руки прошли 54 пациента.

«В конце 97-го года у нас уже был опыт. Мы знали, что с чем смешивать, чтобы лучше обезболить. Мы уже знали, как общаться с пациентами, чтобы не говорить лжи. Это, кстати, один из принципов хосписа».

Фонд «Нужна помощь» поддерживает прозрачные организации, которые реализуют системные проекты для решения самых разных социальных проблем. Программу развития некоммерческих организаций мы реализуем с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

Автор: Даша Сулейман
Другие записи блога
Текст
0 из 0