Технологии фандрайзинга в НКО

Четырехлетняя Владислава смотрит мультики на экране смартфона. В отличие от других пациентов детского онкологического отделения, у Владиславы еще остались длинные темно-русые волосы. Но это ненадолго — до интенсивной химиотерапии.

Методология

Четырехлетняя Владислава смотрит мультики на экране смартфона. В отличие от других пациентов детского онкологического отделения, у Владиславы еще остались длинные темно-русые волосы. Но это ненадолго — до интенсивной химиотерапии. «У Владиславы нейробластома IV стадии. Опухоль в брюшной полости, но поразила еще и костный мозг», — объясняет Ольга Молостова, молодой доктор в белом халате с яркими разноцветными рисунками. На шее у Ольги стетоскоп с жирафом. Каждый день по утрам она приходит осмотреть Владиславу, общается с ее мамой, успокаивает и обсуждает с ней дальнейшее шаги лечения. Потом идет к другим пациентам — детям и подросткам до 18 лет.

Четырехлетняя Владислава смотрит мультики на экране смартфона. В отличие от других пациентов детского онкологического отделения, у Владиславы еще остались длинные темно-русые волосы. Но это ненадолго — до интенсивной химиотерапии.

Идея исследования

Опрос НКО (преимущественно — благотворительных фондов) об их источниках финансирования и технологиях сбора средств стал второй частью исследования Пять лет фандрайзинга в России: 2012 — 2016.

Методология

Онлайн-опрос фандрайзеров и руководителей 143-х НКО, привлекающих средства на уставную деятельность.
Анкета включала 15 вопросов по 4-м блокам: 1) структура и деятельность организации, 2) источники финансирования, 3) технологии фандрайзинга, 4) оценка эффективности сборов.

Рекрут респондентов: рассылка партнерам БФ «Нужна помощь»; рассылка фондам, вошедшим в онлайн-справочник благотворительных фондов «Русфонд. Навигатор»; рассылка партнерам Центра развития некоммерческих организаций.
Период проведения опроса: апрель — май 2017.

Подробнее об участниках опроса

Главное об НКО-участниках опроса, N=143

В опросе приняли участие: 91 благотворительная организация, 15 региональных общественных организаций и 19 НКО других форм (включая международные общественные организации, некоммерческие партнерства и автономные некоммерческие организации). 18 НКО остались анонимными, но подходили под критерии выборки. 61% не анонимных респондентов-НКО зарегистрированы в Москве и Санкт-Петербурге. Большинство организаций помогают тяжело больным детям (32%), людям с инвалидностью (30%), сиротам и семьям в сложной ситуации (26%).  88% НКО использовали в 2016 году три и более фандрайзинговые технологии. По величине сборов организации варьировались от небольших, собравших 100 тысяч рублей в 2016 году, до крупнейших в России фандрайзинговых фондов — «Подари жизнь» и «Русфонда».

Источники финансирования НКО

Большинство опрошенных НКО в 2016 году получали пожертвования частных лиц (92%) и российских коммерческих компаний (69%). Третьим наиболее распространенным источником финансирования для НКО среднего размера (3 — 100 млн руб.) были их коллеги — другие российские НКО (фонды, краудфандинговые платформы, агентства), для небольших организаций (до 3 млн) — выручка от товаров и услуг (сувенирная продукция, лекции и консультации), а для крупных (больше 100 млн) — деньги иностранных организаций и международных краудфандинговых платформ. Мы разделили опрошенных на 6 сегментов по денежному вкладу из разных источников в совокупный бюджет организации:

Штатного фандрайзера или фандрайзинговый отдел на момент проса могли себе позволить лишь 36% организаций. У половины опрошенных НКО фандрайзингом занимались другие сотрудники фонда (директора, пиарщики, координаторы).

Технологии фандрайзинга: самые распространенные и самые эффективные

НКО, которые «вышли в сеть», одинаково активно используют как традиционные технологии сбора средств — например, личные встречи с донорами (74%) или офлайн-мероприятия (60%), — так и фандрайзинг в Интернете: на сайте (69%) и в социальных сетях (62%).  У НКО разных размеров различаются «комплекты» наиболее эффективных, то есть принесших наибольшие сборы, фандрайзинговых технологий. Так, самым крупным организациям их сайты приносят больше денег, чем встречи с донорами; и только небольшие НКО считают эффективным сбор средств в соцсетях. Единственная «универсально эффективная» технология для организаций всех размеров — сбор средств через краудфандинговые платформы.

Успехи и неудачи фандрайзинговых НКО

В целом, доходы сектора выросли с 2015 по 2016 год. У крупных организаций дела шли лучше, чем у маленьких: для большинства НКО со сборами более 3 млн рублей 2016 год стал лучше предыдущего.

Успех фандрайзинговых организаций, по их оценке, не зависел от одного конкретного источника финансирования (например, государства или крупного спонсора). В основе финансовой стабильности лежит возможность планировать и выбирать между направлениями и технологиями поиска денег (по крайней мере, у достаточно крупных НКО, которые сочетают частный массовый фандрайзинг с другими технологиями).

Это косвенно подтверждают и ответы от организаций, сборы которых не выросли в 2016 году. Маленькие региональные организации чаще испытывают сложности из-за отсутствия внятной системы планирования и штатного фандрайзера, снижения платежеспособности населения, ухода иностранных фондов и в целом — из-за удаленности от крупных и богатых регионов страны. Среди этих НКО наиболее стабильны были те, кто живут на выручку от реализации товаров и услуг: их доходы не претерпели серьезных изменений за два года.

Читайте дальше: Как менялись послания в фандрайзинговых текстах  (2012 — 2016).

___________________________

Над исследованием работали: Елизавета Язневич, Полина Дячкина.

Иллюстрации и верстка материалов: Игорь Волгин, Настя Алексюк.

Благодарим за помощь партнеров: Tiburon Research, Ассоциацию фандрайзеровЦентр развития некоммерческих организаций и всех коллег, принявших участие в опросе.

____________________________

Дополнительные материалы: Презентация результатов опросаРоссийский фандрайзинг сегодня: краткие выводы,  Полный отчет по исследованию «5 лет фандрайзинга в России: 2012 — 2016». В полном отчете мы сравниваем полученные данные с результатами исследования НИУ ВШЭ за 2015 год.

Другие исследования
Текст
0 из 0