Пять лет фандрайзинга в России

Четырехлетняя Владислава смотрит мультики на экране смартфона. В отличие от других пациентов детского онкологического отделения, у Владиславы еще остались длинные темно-русые волосы. Но это ненадолго — до интенсивной химиотерапии.

Методология

Четырехлетняя Владислава смотрит мультики на экране смартфона. В отличие от других пациентов детского онкологического отделения, у Владиславы еще остались длинные темно-русые волосы. Но это ненадолго — до интенсивной химиотерапии. «У Владиславы нейробластома IV стадии. Опухоль в брюшной полости, но поразила еще и костный мозг», — объясняет Ольга Молостова, молодой доктор в белом халате с яркими разноцветными рисунками. На шее у Ольги стетоскоп с жирафом. Каждый день по утрам она приходит осмотреть Владиславу, общается с ее мамой, успокаивает и обсуждает с ней дальнейшее шаги лечения. Потом идет к другим пациентам — детям и подросткам до 18 лет.

Четырехлетняя Владислава смотрит мультики на экране смартфона. В отличие от других пациентов детского онкологического отделения, у Владиславы еще остались длинные темно-русые волосы. Но это ненадолго — до интенсивной химиотерапии.

Об исследовании

В 2017 году отмечает десятилетие Международная практическая конференция «Белые ночи фандрайзинга». К этому событию мы подготовили исследование, посвященное половине этого срока: пяти последним годам фандрайзинга в России (2012—2016).

Фото: Настя Алексюк для Нужна Помощь

Ключевые вопросы исследования:

  • Как изменились объем, структура и доходы сектора социально ориентированных НКО в России с 2012?
  • Какие технологии сбора средств используют российские НКО? Какие из них наиболее широко распространены? Какие наиболее эффективны?
  • Как изменилось позиционирование благотворительных фондов в СМИ? Какие герои и сюжеты остались в центре публикаций? Как фонды работают со “сложными” темами?

В поисках ответов на эти вопросы мы изучили огромное количество открытых источников, проанализировали базу материалов российских СМИ и провели собственный опрос среди российских фандрайзинговых организаций. Итоговый отчет получился действительно масштабным. Сейчас мы приводим ту его часть, которая была озвучена на закрытии конференции 25 мая 2017 года Председателем совета фонда Митей Алешковским.

2012-2015/2016: Сектор в цифрах

Источники данных

Анализ данных Росстата за 2012—2015 гг., анализ официальных документов (доклады Минэкономразвития РФ и Общественной Палаты РФ) и исследовательской литературы.

В 2012 году Росстат выпустил новую форму для сбора статистических данных, обязательную для социально ориентированных НКО – тем самым, сектор получил официальное «очертания». И у нас появилась возможность следить за изменениями в цифрах.

За пять лет выросло и количество НКО, и их совокупный бюджет, и представленность в СМИ, и, больше всего, количество сотрудников, получающих зарплату. При этом структура источников дохода СО НКО существенно не изменилась: то, что в зарубежных источниках называется филантропией, т.е. пожертвованиями частных лиц и компаний, составляет 40% от совокупного дохода НКО.

Не менее значимая часть – это выручка НКО от реализации товаров и услуг и целевой капитал. Большую часть этих денег, 100 миллиардов в 2015 году, СО НКО заработали образовательной деятельностью (дошкольное и дополнительное образование, среднее и высшее негосударственное образование, курсы, экспертная оценка, экскурсии и т.д.). Также доходы принесла здравоохранительная деятельность (диагностика и консультация, терапия), организация отдыха и развлечений, культуры и спорта.

Настя Алексюк для Нужна помощь

2012-2015/2016: Сектор в СМИ

Источники данных

— Форум доноров, «Доклад о состоянии и развитии фондов в России» (данные за 2012 и 2015гг.);
— Русфонд, проект «Навигатор» (данные за 2015г.);
— Структурный анализ фандрайзинговых материалов 15-ти благотворительных и правозащитных организаций в 2012 и 2016 годах (проанализировано 3000 материалов из базы данных «Медиалогия»).

Организации-лидеры

Сузим наш фокус внимания до фандрайзинговых организаций – тех, что привлекают пожертвования на свою деятельность. А именно, посмотрим на лидеров медийного пространства. Трое из них занимали «эфир» в 2012 году, но к 2015 году ушли с «пьедестала»: «Российский детский фонд», «Счастливый мир» и «Фонд помощи пострадавшим в Крымске». Появились новые лидеры (и будет интересно узнать, кто из них останется еще через 5 лет): «Детские домики», «Детские сердца», «Надежная смена», «Предание», «CAF Россия». А вот бессменные лидеры медийного пространства – это «Вера», «Линия жизни», «Милосердие», «Подари жизнь» и «Русфонд». Все пятеро – крупнейшие организации и по объемам привлекаемых пожертвований (по сборам).

Настя Алексюк для Нужна помощь

Ключевые послания

Далее, посмотрим на изменения сектора с точки зрения ключевых посланий, которые транслировали ранее и транслируют сейчас НКО – лидеры по сборам. Из 10 «топовых» НКО свое позиционирование в СМИ практически не изменили шестеро. В центре фандрайзинговых сюжетов по-прежнему больные дети, их жизнь и благополучие. В сообщениях православных НКО – своя специфика, и она тоже не изменилась.

Изменения в медийных сюжетах произошли у тех НКО, которые существенно меняли направления своей деятельности. А именно, такие НКО пошли или по пути расширения (новые благополучатели; новые способы работы; комментирование законопроектов и политических решений: Фонд Константина Хабенского, фонд помощи хосписам «Вера», «Линия жизни», «Помоги.Орг»); или, наоборот, сужения экспертизы до конкретной проблемы/заболевания («АдВита»).

Настя Алексюк для Нужна помощь

Для полноты картины мы посмотрели и на позиционирование в СМИ тех НКО, которые занимаются так называемыми сложными темами. Здесь четко выделились правозащитные организации, которые продолжают бороться с произволом за справедливость, свободу и жизнь своих подопечных.

Самые заметные изменения в медийных сюжетах принадлежат «перу» тех НКО, которые занимаются стигматизированными социальными группами. Это случай организации «Е.В.А.»: от самозащиты и оправдания ВИЧ-статуса организация перешла к защите прав и требованиям к государству и медицине, которые по закону обязаны оказывать помощь ВИЧ-инфицированным гражданам, как и любым другим. И это случай «Ночлежки»: от просьб о поддержке самой «Ночлежки» как культурного питерского феномена организация перешла к личным историям бездомных людей, которые хотят прорваться сквозь стену равнодушия, быть увиденными и услышанными.

Настя Алексюк для Нужна помощь

Фандрайзинг сегодня

Источник данных

Онлайн-опрос (апрель-май 2017 года). Организации-участницы опроса:
— НКО-партнеры фонда «Нужна помощь»;
— НКО, вошедшие в онлайн справочник фандрайзинговых фондов «Русфонд.Навигатор»;
— Организации-подписчики рассылки Центра развития некоммерческих организаций (ЦРНО).
Из финальной базы были удалены организации, не привлекающие пожертвования/гранты и не работавшие в 2016 году. Итоговая выборка — 143 НКО.
Опрос проведен при поддержке агентства онлайн исследований Tiburon Research.

Кто занимается фандрайзингом

Фандрайзер еще не стал нормой для российских НКО: только 36% опрошенных организаций имеют такого человека (людей) в штате и еще 9% обращаются к помощи внештатного специалиста. Предсказуемо чаще фандрайзеры встречаются в НКО с бюджетами 10 млн и более.

Эффективные технологии фандрайзинга

Мы также спросили про фандрайзинговые технологии, которые используют НКО и которые наиболее эффективны.

Топ-5 технологий, принесших наибольшие сборы, составляют (по всей выборке): личные встречи с донорами, краудфандинговые плаформы, фандрайзинговые мероприятия и акции, собственный сайт, государственные конкурсы.
При этом НКО с разными бюджетами выбирают разные технологии. Единственная «универсальная» – обращение к специальным краудфандинговым платформам (Planeta.ru, Добро Mail.ru, Blago.ru, Такие дела, Global Giving и др.); эффективной ее назвали 24% респондентов. Очевидно, что среднее количество используемых технологий больше в крупных НКО.

Самые эффективные технологии фандрайзинга в зависимости от размера организации

И наконец, мы попросили респондентов ответить на вопрос, выросла или снизилась общая сумма сборов их организации в 2016 году, по сравнению с 2015. В целом, сборы выросли – у 59% респондентов; и особенно у крупных НКО (85% среди таковых). Успех связан с наличием системы привлечения пожертвований как таковой. Планирование, активное использование технологий фандрайзинга, профессионализм – все это помогает увеличивать сборы, несмотря на неизбежные внешние вызовы (экономический спад, уход некоторых доноров).

Возможности роста сектора

Возможностей масса. Если посмотреть статистику развитых стран, нам действительно есть, куда расти: и с точки зрения количества НКО, и с точки зрения количества оплачиваемых специалистов, и с точки зрения участия населения.

Настя Алексюк для Нужна помощь

Рекомендации для фандрайзеров будут простыми, хотя за ними также стоят конкретные цифры: ищите новые целевые аудитории (благотворителей), а вместе с тем, цените и развивайте существующие. И прежде всего, это значит: изучайте своих сторонников!

___________________________

Над исследованием работали: Елизавета Язневич, Полина Дячкина.

Иллюстрации и верстка материалов: Игорь Волгин, Настя Алексюк.

Благодарим за помощь партнеров: Tiburon ResearchАссоциацию фандрайзеровЦентр развития некоммерческих организаций и всех коллег, принявших участие в опросе.

____________________________

Дополнительные материалы: Полный отчет по исследованиюТехнологии фандрайзинга в НКО (детальный отчет по результатам опроса)

Другие исследования
Текст
0 из 0