«Это реальная народная дипломатия»: как «Детские деревни-SOS» собирают деньги

Благотворительная организация «Детские деревни-SOS – Россия» пришла в Россию почти 25 лет назад. Ключевые проекты «Деревень» касаются профилактики социального сиротства. Сейчас в нашей стране шесть детских деревень – в Кандалакше, Петербурге, Вологде, Пскове, Лаврове и подмосковном Томилине. Исполнительный директор организации Николай Слабжанин рассказал, как благотворительная организация переходит на российское финансирование, получает пожертвования в кризис и строит отношения с властями.

 Как устроены «Детские деревни-SOS» в России?

Николай Слабжанин.

– Сейчас в наших детских деревнях находятся около 600 воспитанников – как под опекой, так и в многодетных приемных семьях, которым мы предоставляем бесплатное проживание и сопровождение. Во главе большинства таких семей стоит приемная SOS-мама, в четверти семей – полные пары, мама и папа. К нам попадают прежде всего сиблинги (братья и сестры), изъятые из неблагополучных семей. Например, в Орловской области в деревне оказались сразу шестеро детей из одной семьи. Много воспитанников, от которых отказались другие приемные родители.

Один из главных принципов, по которым мы работаем, – максимальная интеграция детей в общество. Они ходят в обычные школы, больницы. Деревни строились так, чтобы в шаговой доступности была вся нужная инфраструктура. Например, мы не раз отказывались от предложения выделить специального врача, который бы находился в наших деревнях, или построить детскую деревню-SOS в красивом, но не обеспеченном инфраструктурой лесу.

Расскажите, как финансируется НКО. Как вы переходили с иностранного финансирования на российское?

 – Долгое время мы получали финансовую поддержку от членов организации из других стран. Например, Детская деревня-SOS – Кандалакша в Заполярье – самая северная из всех деревень в мире – была построена на средства благотворительного марафона в Норвегии: простые норвежцы, зачастую пенсионеры, фактически ходили с кружками и собирали на нее деньги.

View this post on Instagram

Самая северная Детск­ая деревня – SOS в России находится на берегу Белого моря в южной части Кольского полуострова в горо­де Кандалакша. Сего­дня ей исполняется 14 лет! Климат в Кандалакше довольно суровый, поэтому семьи живут не в отдельных домика­х, а в так называемых триплексах – здани­ях, объединяющих 3 семейных дома. Место для её строительства выделили в центре города, что очень удо­бно для детей и взро­слых, ведь вся инфра­структура рядом: дет­ские сады, школы, по­ликлиники. Но эта ча­сть города была забо­лочена и поэтому пус­товала. Для её строи­тельства потребовало­сь много поработать: укрепить почву, исп­ользовать уникальные технологии возведен­ия и утепления домов. Сейчас Деревня – предмет гордости горожан. Прежний губернатор, уйдя в отставку, в одном из интервью сказал, что одно из самых важных сделанных дел – это создание Детской деревни – SOS Кандалакша. Работу Деревни оцен­или не только жители города, она получила грант Евросоюза и Президентский грант, единственная среди 20 благотворительных организаций Мурманс­кой области. Сейчас в Деревне жи­вут 46 детей в 10 се­мьях и 9 детей из 3 семей находятся на внешнем сопровождении. Детская деревня – SOS Кандалакша первая начала оказывать услуги по временному размещению детей. В одной из таких семей папа-инвалид один воспитывает ребёнка. В то время, когда он уезжает на медицинс­кие процедуры в Мурм­анск, его дочка остается в Деревне под присмотром наших специалистов. У Деревни ещё много планов и мы желаем всем её сотрудникам и SOS-родителям успе­хов в их непростом и благородном деле, а детям – удачи на их жизненном пути! #деньрождения

A post shared by Детские деревни — SOS (@detskie_derevni_sos) on

Есть история швейцарки Моники Шапюи, которая в 14 лет услышала русские песни, влюбилась в русский язык и позже выучила его. Когда Шапюи получила наследство, она сказала, что хочет построить Детскую деревню-SOS в Орловской области, на родине своих любимых писателей Тургенева и Лескова. Так появилась деревня-SOS – Лаврово. Это реальная народная дипломатия. Псковская деревня, в строительство которой внесло серьезный вклад и правительство региона, построена в том числе за счет пожертвований деревень-SOS в Норвегии и Люксембургского филармонического оркестра. Кроме того, в Люксембурге каждый год перед Старым новым годом проходит благотворительный «Русский бал», на котором русская диаспора собирает средства для нас.

А вы не попадаете под действие закона об иностранных агентах?

– Признание иностранным агентом и иностранное финансирование не всегда напрямую связаны. Помимо получения средств из-за границы, есть и другие условия. Например, мы занимаемся только помощью детям и семьям, к политической деятельности – каким бы обширным ни было это понятие – мы не имеем отношения. Были смешные попытки признать нас иностранным агентом в Вологодской области из-за случайного пожертвования в 10 долларов. При этом наша деревня в этой области построена на российские деньги и полностью финансируется из российских источников. В результате суд просто не принял это дело.

Четыре года назад мы разработали стратегию устойчивости и обозначили задачу выйти на российское финансирование. Мы всегда понимали, что в нашей стране существует большой потенциал для этого. При этом такое решение не было связано с законом об иноагентах, оно продолжает наше внутреннее направление развития. И нам практически удалось добиться этой цели.

Откуда вы сейчас получаете средства на работу деревень?

– Около половины средств, которые к нам поступают, – это пожертвования индивидуальных частных доноров, физических лиц. В нашей базе сейчас около 18 тысяч человек – это те, кто ежемесячно перечисляют нам тысячу, полторы, пять тысяч рублей. Разово в этом году нам переводили средства более 30 тысяч человек. Время от времени бывают и особо крупные пожертвования – пять миллионов рублей, было и такое, что жертвовали и более 24 миллионов рублей. Иногда это средства от известных людей. В следующем году мы предположительно привлечем порядка 200 миллионов рублей только от частных лиц. Кроме того, большой блок в нашем финансировании – это пожертвования компаний, в числе наших доноров более 200 юридических лиц. Есть и новые контакты, и выстроенные на протяжении долгих лет отношения – например, с Ikea, Škoda, Газпромбанком, Procter & Gamble. И мы стараемся выстраивать отношения с компаниями на основании тех ценностей, которые и мы, и они разделяют – семейных.

View this post on Instagram

25 апреля в резиденци­и посла Австрии состо­ялся приём в поддержк­у детей из Детских де­ревень – SOS. Посол Австрии доктор­ Эмиль Брикс и его су­пруга Элизабет Брикс ­приветствовали гостей­ –­ представителей крупн­ых российских и заруб­ежных компаний,которые уже поддержи­вают Детские деревни – SOS­ и тех, которые пришли, чтобы­ познакомиться с деят­ельностью Детских дер­евень – SOS и узнать,­ как они могут помочь­ детям от лица компан­ии. Доктор Эмиль Брикс о­братился ко всем прис­утствующим с речью, в­ которой призвал гост­ей открыть свои сердц­а и откликнуться на п­ризыв помочь детям-си­ротам. На мероприятии высту­пили представители ко­мпаний, которые давно­ поддерживают Детские­ деревни – SOS­: Лев Лухтон (Linklat­ers), Анастасия Недор­езова (Дом моды HENDE­RSON), Наталья Бенесл­авская (ИКЕА­) и Руслан Ноздряков ­(P&G). Они рассказали­ о своем опыта сотруд­ничества и о том, как­ они приняли решение помогать Детским дере­вням – SOS­.­ После официальной ча­сти супруга посла г-ж­а Брикс пригласила го­стей на традиционный ­Венский полдник. Она ­рассказала об австрий­ской традиции кофепит­ия и предложила гостя­м кофе по-венски и уг­ощения. Мы сердечно благодар­им посла Австрии докт­ора Эмиля Брикса и ег­о супругу Элизабет Бр­икс за многолетнюю по­ддержку и помощь в ор­ганизации мероприятия­. #ДетскиеДеревниSOS #благотворительность #бизнесполдник #Австрия

A post shared by Детские деревни — SOS (@detskie_derevni_sos) on

Вместе с тем нам помогает государство. Например, практически все детские деревни получили средства из Фонда президентских грантов, также мы по возможности стараемся использовать 442 Федеральный закон, по которому возмещают затраты на социальные услуги, оказываемые НКО. Это не самая большая часть наших поступлений, к тому же их объем зависит от того, в каком регионе находится деревня – дотационном или более обеспеченном. Но мы стараемся выстраивать партнерские взаимоотношения с властями – например, вместе с СОНКО и местными госорганизациями создали в регионе координационные советы по реализации программы «Детская деревня-SOS».

Но при этом государство стремится делать то же, что и вы?

– В Национальной стратегии действий в интересах детей была обозначена замена существующей системы детских домов по модели детской деревни. Однако семейную атмосферу в государственном учреждении создать сложно. Вроде бы постановления исполнены верно, у детей появилось личное пространство, их готовят к передаче в семьи, но все равно детский дом – это детский дом, а семья – это семья. А каждый ребенок должен жить в любящей семье.

Автор: Екатерина Загвоздкина
Другие записи блога
Текст
0 из 0