«У нас есть закон, но никто не следит за тем, как он соблюдается»: как в России помогают бездомным животным

В 2018 году Госдума приняла закон об ответственном обращении с животными. В 2020 в Конституции появилась поправка о том, что правительство осуществляет меры, направленные на формирование в обществе ответственного отношения к животным. Но, несмотря на законы и поправки, ситуация с бездомными животными в России так и не изменилась — их по-прежнему очень много. Мы спросили у PR-директора фонда «Ника» Софьи Шлеминой, почему эта проблема до сих пор существует и как ее решают НКО.

Почему вообще возникла проблема большого количества бездомных животных?

Считается, что проблема бездомных животных начала распространяться в 90-х, когда активно стал развиваться бизнес по разведению и распространению породистых животных. Дело в том, что, когда такая практика началась, никто не контролировал разведение и продажу ни в одном регионе России. Люди, которые покупали собак, порой выбрасывали их на улицу, да и сами заводчики таким образом избавлялись от «бракованных» животных. А собаки довольно быстро размножаются, у них высокая популяция, поэтому они распространились по всей России, и проблема стала серьезной и плохо контролируемой. 

Сейчас в нашей стране по разным оценкам от 500 до 700 тысяч бездомных собак (включая тех, что в приютах). Что касается кошек, их в статистику вообще не включают. В прошлом году по программе ОСВВ кошки тоже учитывались, их пытались хоть как-то контролировать, но с 2022 года ситуация ухудшается. Кошек больше не учитывают, не стерилизуют и не вакцинируют, потому что от них якобы меньше вреда. Собака может укусить, напасть, заразить, а кошки безопаснее для жителей. Поэтому сейчас ни один муниципалитет не подсчитывает количество бездомных кошек в своем регионе. 

А как же закон об ответственном обращении с животными? Разве он не должен был изменить ситуацию?

В 2018 году вступил в силу закон об ответственном обращении с животными. Зоозащитники боролись за этот закон больше 10 лет, и ожидалось, что он, в том числе будет контролировать работу заводчиков, но какой-то серьезной подвижки не случилось. Чтобы стать заводчиком достаточно купить лицензию, которая стоит пару тысяч рублей и все. Но можно обойтись и без лицензии — никто не задаст вопросов человеку, у которого дома две собаки разного пола и который выведет щенков и продаст их на «Авито». Эта деятельность не контролируется. 

В исключительных случаях этот закон лучше, чем ничего. Потому что благодаря ему появился запрет на деятельность контактных зоопарков. Кроме того, начали возбуждать уголовные дела по вопросам жестокого обращения с животными. Если раньше случаи живодерства часто игнорировались полицией, то сейчас можно добиться наказания для преступников. Но проблема заключается в том, системы контроля за исполнением этого закона нет. Да, у нас есть закон, но никто не следит за тем, как он соблюдается. 

Читайте также «Ничто не мешает человеку уйти от жестокости полностью»: с какими проблемами сталкиваются животные в России

Недавно вышел законопроект о том, чтобы ввести штрафы за выброс домашних животных на улицу (законопроект предполагает штраф до 30 тысяч рублей для людей, которые выбросят домашнего питомца на улицу – Прим. ред.). Это неплохая инициатива, она действует во многих других странах. Но непонятно, как это будет отслеживаться у нас, потому что в России нет никакого реестра бездомных животных, и они не чипируются. Неясно, как искать и как доказывать, что тот или иной человек выбросил то или иное животное на улицу.

В начале июня Госдума приняла другой закон — о строительстве приютов для бездомных животных с использованием государственно-частного партнерства. Но это тоже вряд ли решит проблему, потому что всех бездомных собак в приюты не закроешь, а остальные продолжат увеличивать популяцию на улицах.

Решение есть – это программа ОСВВ. И она уже работает в России

ОСВВ расшифровывается как «отлов — стерилизация — вакцинация — выпуск». Это одна из наиболее гуманных и эффективных программ контроля численности бездомных животных. Программу разработали зоозащитники в 90-е годы, тогда же ее впервые запустили в Москве. Но лишь когда вышел закон об ответственном обращении с животными, программа ОСВВ стала основной и единственной программой, которой должны следовать муниципальные органы. Во многих европейских странах ОСВВ реализуют совместно с другими программами: законодательной ответственностью для хозяев питомцев, цифровым учетом животных, — вкупе с другими мерами программа действует в разы эффективнее.

Важно, что эта программа не подразумевает умерщвление животных. Еще есть плюсы с точки зрения расходов и полезности: ОСВВ не подразумевает строительство большого количества приютов, потому что при ней не нужно запирать всех животных, а нужно сделать пребывание на улице безопасным и для них, и для людей. Фонд «Ника» тоже является подрядчиком ОСВВ в 11 муниципалитетах Московской области. Мы в фонде отслеживаем работу этой программы, и в некоторых регионах, где к ее реализации подошли ответственно, ОСВВ показывает хорошие результаты. По прогнозам за 5 лет ответственной и качественной работы ОСВВ мы можем полностью взять под контроль популяцию бездомных животных по всей стране.

На деле ОСВВ работает так: в каждом регионе разыгрывается тендер на реализацию программы. Подрядчики, которые его выигрывают, должны организовать исполнение всех ее пунктов. Жители самых разных регионов оставляют заявку на отлов на сайте «Добродел» (для Москвы или Московской области) или в отделах, которые занимаются этим направлением (как правило, это отделы СЕЛЬХОЗ и ЖКХ). Далее в течение 48 часов на место должна выехать бригада ловцов компании-подрядчика. Агрессивные собаки отлавливаются с использованием наркоза: ловец стреляет в собаку из специальной духовой трубки с «летящим» шприцем с быстродействующим снотворным – препаратами «Тилазол» и «Ксила». Это позволяет усыпить животное на 30-40 минут. Контактных собак просто приманивают едой. Фонд «Ника» продолжает отлавливать и кошек — при помощи валерьянки, котоловок и сачков. После отлова животных отправляют на 10-дневный карантин, а после карантина чипируют, вакцинируют, обрабатывают от внешних эктопаразитов и, при хорошем самочувствии, стерилизуют и кастрируют. По контракту компании, занимающиеся ОСВВ, должны прививать животных только от бешенства, но фонд «Ника» по собственной инициативе прививает животных еще и от различных инфекций: чумы плотоядных, заболеваний дыхательных путей, вызванных аденовирусом, энтерита, вызванного парвовирусом, коронавирусного энтерита, бешенства, лептоспироза. И в конце концов в течение 5-10 после операции собак возвращают в те места, откуда забрали.

В Москве и в других регионах случаются ситуации, когда тендер выигрывают компании, которые не умеют профессионально этим заниматься. И все еще может произойти ситуация, когда животных вместо ОСВВ подвергают обстрелу или другим способам умерщвления. Это мало того что негуманно, это еще и неэффективно, потому что животные очень быстро восполняют свою популяцию. 

А что с приютами?

Приюты бывают государственными и частными – сейчас в России их около 500, по официальным данным. Частных приютов пока точно больше: их создают волонтеры, и далеко не все из них в принципе относятся к благотворительным фондам или зарегистрированы как юридические лица, поэтому посчитать их сложно. С одной стороны, это могут быть полезные добровольные проекты жителей, с другой – вести точный учет животных в таких условиях и контролировать деятельность передержек практически невозможно. Это несистемная работа, которая больше борется с симптомами болезни, а не самой болезнью. И ее можно воспринимать как ответ на большую проблему, которую практически не решает государство. 

В Москве 13 больших муниципальных приютов. Но такие есть не в каждом городе, а те, что есть, сталкиваются с проблемой недостаточного финансирования и недостатка кадров. И в таких приютах у животных очень маленькие шансы попасть в семью и выжить вообще. У подобных приютов зачастую нет организованных пиар-отделов или волонтеров, которые бы занимались пристройством животных, и средств, чтобы лечить их, если это требуется. Так что, если сами работники приюта не проявляют инициативу по пристройству, то животное либо умирает от тяжелых условий и болезней, либо живет в приюте до самой смерти.

Что касается частных приютов, то там ситуация получше, так как их создают люди, которые неравнодушны к проблеме. В частных приютах как раз есть налаженные системы по работе с животными: собак лечат, обязательно стерилизуют и занимаются пристройством этих животных в новые дома. Как раз наш центр «Мокрый нос» — это пример такого приюта, который никак не зависит от государства, и там работает и отловная, и ветеринарная бригады. Конечно, бывают истории и недобросовестных приютов и передержек. Специальные проверки уполномоченных лиц могли бы помочь в борьбе с людьми, которые эти передержки организуют. Но у благотворительных фондов, которые стараются консультировать частные приюты, не хватает ресурса на такую сложную работу. Первичная инициатива должна исходить из органов власти – регистрация, учет, аудит приютов помогут им работать ответственнее и успешнее, но в данный момент работа не налажена даже в государственных приютах. О частных говорить даже не приходится. 

В то же время, государство планирует в ближайшее построить приюты еще в 30 регионах России, но как будет контролироваться добросовестность работы этих приютов, неизвестно. 

А как же неравнодушные люди, которые сами находят, лечат и раздают животных? Они помогают в решении проблемы?

Важная системная работа, но то, что люди пытаются помогать животным самостоятельно — это здорово. Но решить проблему лишь этими методами у нас не получится. Нужно понимать, что в действительности заниматься помощью животным должны профессионалы: в лечении и пристройстве животных есть очень много нюансов и тонкостей, и у меня нет уверенности, что все добровольцы их учитывают. Если есть желание поддержать спасение животных, всегда лучше пойти к проверенным фондам с полной отчетностью, документами и публичной информацией. Если хочется спасти животное самостоятельно – лучше также изучить информацию и проконсультироваться с фондом: в поддержке никогда не откажут, и перестраховаться всегда надежнее, чем действовать по незнанию.

Как животным помогают в фонде «Ника»?

Мы работаем в нескольких направлениях. Первое направление – это программа «Умная забота», которая рассчитана на то, чтобы помогать людям в тяжелой финансовой ситуации стерилизовать своих животных. Человек может оставить заявку на сайте и за небольшую стоимость расходников кастрировать или стерилизовать свое животное. Стерилизация полезна не только с точки зрения размножения, но и с точки зрения здоровья, потому что вероятность развития многих болезней (простатит и разные виды рака) снижается после этой процедуры. Это актуально как для простых хозяев животных, так и для тех, кто берет животное на передержку. 

Во-вторых, мы в фонде занимаемся помощью в пристройстве животных. Например, недавно к нам поступили 12 собак из Донецка, которые через приюты Ростова-на-Дону и других городов попали в Москву. Мы стараемся забирать животных из приютов, в которых им не могут оказать помощь. Плюс мы консультируем и стараемся быть на связи с региональными приютами, чтобы создавать комьюнити по всей стране, делиться опытом и лучше контролировать развитие проблемы. Это большой шаг к нашей главной цели — организовать системную работу, чтобы все понимали, что происходит в разных регионах и могли совместно организованно решать вопросы. 

Фонд «Ника» также старается популяризировать ответственное обращение с животными. Мы советуем брать животных из приютов, а не покупать их. Но если и покупать, то только у проверенных заводчиков, которые предоставляют документы и рассказывают обо всех особенностях животного. 

Плюс мы стараемся просвещать людей — рассказываем, что нельзя выкидывать животное ни в коем случае. Если случилась экстренная ситуация, нужно пристроить его на передержку. Мы стараемся говорить об этом очень доступно, понятно и не агрессивно, чтобы люди понимали — животные на улицах не появляются сами по себе и что, взяв животное из приюта или пожертвовав какую-то сумму приюту или фонду, они внесут большой вклад в решение проблемы. 

Что нужно сделать, чтобы решить проблему бездомных животных?

Я бы выделила два основных направления. Первое — это сотрудничество с государством в рамках диалога. Было бы здорово, если бы государственные органы чаще прислушивались и обращались за экспертизой к сотрудникам фондов, которые имеют больший опыт в вопросах бездомных животных. Мы участвуем в круглых столах и в написании законодательных актов, но хотелось бы, чтобы эта совместная работа была более системной по выстроенному плану с конкретными целями. Пока мы сталкиваемся с тем, что законы были написаны, чтобы просто существовать на бумажке. Они не вносят существенного вклада в решение проблемы. 

А второй момент – это сотрудничество и более плотная работа с региональными волонтерскими объединениями и приютами. Им очень нужна поддержка – как информационная, так и финансовая. Но из-за нехватки ресурсов мы сотрудничаем с ними стихийно, если случается какая-то экстренная ситуация или нужна помощь в конкретным момент.  Мы стремимся к тому, чтобы зоозащитники в регионах могли обратиться либо к нам, либо к каким-то другим фондам, которые поделятся с ними полезными ресурсами и помогут улучшить свою работу. 

Спасибо, что дочитали до конца! Поддержать работу фонда «Ника» можно на сайте организации.

Материалы по теме
Опыт
Доноры костного мозга: кому они помогают и как ими стать
16 сентября
Опыт
Как небольшие волонтерские инициативы становились крупными российскими фондами
13 сентября
Опыт
Как с помощью платформы «Пользуясь случаем» каждый может участвовать в решении социальных проблем
16 августа
Читайте также
Знания
Какие коммерческие услуги может предоставлять фонд и зачем
14 октября
Знания
Закон об иноагентах vs НКО
6 апреля
Как работает самый большой фонд помощи животным в Петербурге
26 ноября