Помочь людям и не сойти с ума: опыт четырех НКО, которые столкнулись с быстрым ростом

В последние месяцы многие благотворительные организации сталкиваются с большим количеством обращений. Разнообразные запросы заставляют НКО не только реагировать на них более оперативно, но и увеличивать штат сотрудников, и открывать новые направления, и, соответственно, искать дополнительное финансирование. Мы поговорили с несколькими организациями, которые прошли через опыт быстрого роста, и выяснили, как они справлялись с самыми частыми проблемами.

Этот текст написан в рамках спецпроекта «Что делать: гайд для организаций, помогающих беженцам», который сделан для того, чтобы поддержать организации, помогающие беженцам в России. Ведь сейчас они столкнулись с большой волной просьб о помощи. Спецпроект будет дополняться.

С кем мы поговорили

«Нижегородский женский кризисный центр», Нижний Новгород

Некоммерческая организация, специализирующаяся на проблеме домашнего насилия. За последние два года столкнулись с активным ростом и увеличением обращений, запустили новые проекты и открыли первое в Нижнем Новгороде убежище для женщин и детей, находящихся в ситуации преследования. 

«Центр развития социального интеллекта», Самара 

Некоммерческая организация, которая с помощью профессионалов помогает детям развивать навыки коммуникации и социального взаимодействия. За восемь лет команда ЦРСИ проделала путь от культурно-просветительской деятельности в школах и детских садах до разработки собственной методики «Афинская школа» и открытия специализированного центра. 

«Старшие братья Старшие сестры», Санкт-Петербург 

Благотворительная организация, занимающаяся программой наставничества для детей и подростков в России. С начала открытия организации в 2003 году через программу прошли более 2000 подопечных. В 2021 году «Старшие братья Старшие сестры» открыли шесть новых региональных отделений.

«ОРБИ», Москва 

Первый профильный фонд в России, который занимается проблемой инсульта. Вырос из группы родственников, чьи близкие перенесли инсульт, в официальную организацию, которая сейчас развивается по трем направлениям: оказание помощи пострадавшим от инсульта и их семьям, просвещение и работа в региональных лечебно-профилактических учреждениях. В 2021 году команда ОРБИ в три раза увеличила базу сторонников и почти на треть увеличила бюджет.

С чем столкнулись НКО

Отсутствие четкой цели и стратегического планирования

Ольга Титкова
Ольга Титкова
создатель и директор «Центра развития социального интеллекта»; эксперт и консультант в области социального проектирования, фандрайзинга в малобюджетных НКО

Мы начинали в 2014 году как культурно-просветительская организация. Занимались с детьми живописью в школах и детских садах, знакомили их с музейными коллекциями, организовывали выставки и картинные галереи. Постепенно подключали другие формы деятельности, например, работали с ребятами из детских домов и надеялись еще привлечь детей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ). В 2017 году мы получили собственное помещение в Новокуйбышевске и запустили проект «Афинская школа» — комплекс развивающих занятий, направленный на социализацию детей с ментальными нарушениями здоровья. Он оказался достаточно успешным, и мы решили сделать интегративную группу — объединить обычных детей с детьми с ОВЗ. Однако задумка не удалась: во-первых, подростки не хотели контактировать друг с другом, во-вторых, у нас оказалось недостаточно компетенций для работы с подопечными с ОВЗ.

После этого проекта мы поняли, что нам нужно менять стратегию. Начали с того, что завершили культурно-выставочную деятельность: те школы, которые хотели использовать нашу методику, давно это сделали, а на тех, где так ничего и не изменилось, мы уже не хотели тратить свои ресурсы. Потом мы «почистили» целевые группы: решили, что точно не будем работать с пожилыми людьми (у нас был геронтологический пансионат) и с детскими домами, а для детей с ОВЗ выделим отдельное направление, интегрировать их пока не будем. После этого нам стало гораздо легче. Когда ты четко расписываешь цели и понимаешь, на что пойдут грантовые деньги (на одну целевую группу, а не на пять), результат получается более эффективным.

С Ольгой согласна и Нина Воронцова, исполнительный директор фонда «Старшие братья Старшие сестры».

Нина Воронцова
Нина Воронцова
исполнительный директор фонда «Старшие братья Старшие сестры»

Нам очень помогло, что мы сразу знали, чего хотим. И реально оценивали, что мы можем сделать имеющимися ресурсами.

Поэтому первый совет развивающимся НКО — сохранять фокус на том, что вы знаете, умеете и планируете делать. Очень хочется помочь всем, но это нереально. Выполняйте то, что у вас получается лучше всего, даже когда расширяете деятельность. Например, когда мы увеличили масштаб программы, мы не изменяли ее суть, а опирались на уже имеющийся опыт организации. И в каждом регионе изначально понимали, с какими целевыми аудиториями будем работать, чего мы хотим достичь и как это делать.

Деление на целевые группы и определение первостепенных задач вовсе не означает, что ваша НКО никогда не сможет выйти за рамки своей деятельности. Просто на это потребуется дополнительное время и силы. Зато, когда вы почувствуете, что готовы расширяться, результат может оправдать ваши ожидания.
Андрей Саитов
Андрей Саитов
руководитель отдела коммуникаций в фонде борьбы с инсультом «ОРБИ»

Перед нами всегда стоял вопрос распределения ресурсов, которых, несмотря на рост, было недостаточно. Когда ты занимаешься такой проблемой как инсульт, сложно выделить тему, требующую основного внимания. Наш фонд традиционно помогал людям, которые уже столкнулись с болезнью, но в то же время мы понимали, что надо уделять внимание всем аспектам проблемы: влиять на количество случаев инсульта и повышать знания о его симптомах. 

Мы очень долго не могли решиться на работу в профилактике инсульта и полноценно запустили соответствующую программу только около 2 лет назад (напомню, что фонду в этом году исполняется 12 лет). Нам казалось, что тема очень объемная, и мы не потянем. Но в какой-то момент все же решили рискнуть и быстро нашли партнеров – оказалось, тема много кому была интересна: бизнесу, креативной индустрии и многим и другим.

Недостаток финансирования

Любая организация рано или поздно может оказаться в ситуации, когда финансов перестанет хватать. Иногда одной из причин бывает недостаточная освещенность ее деятельности: отсутствие публичных проектов или элементарного информирования в социальных сетях. 

Андрей Саитов
Андрей Саитов
руководитель отдела коммуникаций в фонде борьбы с инсультом «ОРБИ»

Начало пандемии показало, что нам нужно оперативно менять подход к привлечению денежных ресурсов. До этого основными источниками финансирования фонда были гранты и пожертвования наших корпоративных партнеров. Но в 2020 году мы оказались в положении, когда нам было жизненно необходимо увеличить количество частных пожертвований, чтобы стать более финансово устойчивыми и продолжить помогать людям восстанавливать свою жизнь после инсульта.

Мы впервые за 10 лет провели ребрендинг: обновили логотип, немного изменили название, придумали новую визуальную коммуникацию. Мы хотели стать понятнее и доступнее для наших сторонников, придать нашему фонду более оптимистичный и дружелюбный тон, и, кажется, нам это удалось. 

Тогда же, в 2020 году, мы начали активно развивать коммуникацию с нашими сторонниками и создавать необходимую инфраструктуру внутри организации. В результате это помогло к 2021 году увеличить количество пожертвований в 4,5 раза по сравнению с 2019-м. Для этого мы использовали все доступные нам каналы: сайт, социальные сети, email-рассылки, площадки партнеров. Мы наладили работу со СМИ и медиаплощадками. В прошлом году, например, у нас было несколько специальных проектов в СМИ, которые помогли поддержать узнаваемость фонда и вовлечь в борьбу с инсультом большее количество людей: за счет этого база наших активных сторонников увеличилась почти в три раза. 

Мы также изменили работу с корпоративными партнерами и меценатами: сейчас мы больше вкладываемся в развитие долгосрочных совместных проектов. Это позволяет не только придать программам фонда большей финансовой устойчивости, но и усилить их социальный эффект.

Владимир Кутанов
Владимир Кутанов
менеджер социальных проектов в Нижегородском женском кризисном центре

В 2021 году количество обращений в НЖКЦ выросло в 3,5 раза. Мы видим здесь прямую связь с развитием внешних коммуникаций. Во-первых, мы обновили сайт, наняли smm-менеджеров и технических специалистов. Во-вторых, начали организовывать беседы о насилии, совместные кинопросмотры. Мы стали более заметны, благодаря этому к нам стали чаще обращаться волонтеры — их количество возросло почти в 10 раз. В 2022 году мы выложили первый публичный отчет и привлекли внимание фонда «Нужна помощь». Такая открытость необходима, потому что она не только побуждает пострадавших женщин обратиться к нам за помощью, но и дает возможность узнать о нас людям, которые готовы сделать пожертвование и профинансировать какой-то проект.

Читайте также Как точно не ошибиться с грантом: истории личных факапов и 10 советов для НКО
Стоит заметить, что частные пожертвования — не единственный вариант финансирования, на который можно рассчитывать. Некоторые некоммерческие организации, например, самарский «Центр развития социального интеллекта» делает акцент на гранты — и выигрывает большинство из них.
Ольга Титкова
Ольга Титкова
создатель и директор «Центра развития социального интеллекта»; эксперт и консультант в области социального проектирования, фандрайзинга в малобюджетных НКО

В нашей организации изначально была сформирована финансовая модель, которая ориентирована именно на гранты. Мы понимали, что наш центр — не благотворительный фонд, не занимается паллиативной помощью, и о частных пожертвованиях будет просить довольно сложно. Поэтому я сконцентрировалась на грантах: сейчас из тринадцати поданных мной заявок выигрывают двенадцать. Каждый год я привлекаю до пяти грантодателей, и они покрывают нам основные потребности в финансах. Сначала суммы были небольшие (от 150 до 300 тысяч), теперь на гранты меньше миллиона я вообще не смотрю, потому что для минимального обеспечения работы нам необходимо около пяти миллионов в год. Я думаю, что на гранты следует подаваться всем организациям, которые хотят достичь какого-то результата, особенно, если они занимаются проблемами социально-уязвимых групп (бездомных или тяжелобольных людей, детей с ОВЗ).  На мой взгляд, работу с этими людьми без поддержки государства вытянуть невозможно.

Неподготовленные сотрудники

Формирование команды — еще один непростой вопрос, с которыми сталкиваются НКО. Одни не взаимодействуют с волонтерами, другие, наоборот, делают на них упор.

Читайте также Где и как фондам находить сотрудников мечты
Но и те, и другие сходятся во мнении, что любому сотруднику, который работает в благотворительной организации, необходима профессиональная и, желательно, психологическая подготовка.
Анастасия Ермолаева
Анастасия Ермолаева
председатель Нижегородского женского кризисного центра

Инициатива работать в НЖКЦ идет, в основном, с низов. Так как мы общественная организация, мы привлекаем много волонтеров, и некоторых из них потом оформляем как официальных сотрудников. С одной стороны, это здорово: например, если мы не получим грант, мы знаем, что у нас все равно будет кому работать. С другой стороны, мы понимаем, что профессионально подготовленный человек, у которого есть соответствующее образование, помог бы нам достичь большего результата. 

Кроме того, в нашей работе необходимо, чтобы человек помимо базовых знаний о проблеме обладал еще психологической устойчивостью. Например, человеку, который сам страдает от созависимых и абьюзивных отношений, будет очень сложно разбирать эту проблему вместе с нашими подопечными. Не проработав собственные травмы и столкнувшись с подобными на работе, сотрудник быстрее выгорает. Мы часто сталкивались с такими случаями, поэтому теперь решили проводить тренинги для HR-менеджеров и создали специальные группы по разбору сложных ситуаций.

Нина Воронцова
Нина Воронцова
исполнительный директор фонда «Старшие братья Старшие сестры»

Мы рассказываем о возможности стать наставником всеми доступными методами: пишем в соцсетях и на информационных порталах, приходим в компании и организации, где могут быть потенциальные волонтеры. Наши партнеры говорят о нас своим клиентам — в целом, отклик значительный. Количество волонтеров, желающих стать наставниками для детей, растет: за последние два года оно увеличилось в три раза! Это нас очень сильно радует! Мы обязательно готовим волонтеров к их новой роли, и этот процесс может занимать от двух до шести месяцев. Помимо обязательных тренингов,  подготовка включает много индивидуальной работы с психологом, ведь для того, чтобы войти в программу на целый год и впустить в свою жизнь ребенка, нужно проделать и работу над собой.

Ольга Титкова
Ольга Титкова
создатель и директор «Центра развития социального интеллекта»

Из-за специфики нашей организации мы почти не привлекаем волонтеров. Проблема, с которой мы работаем, требует профессионального подхода, и обойтись без специалистов в этом случае невозможно. Нельзя ждать прогресса от ребенка с ОВЗ, если с ним занимается волонтер, который просто хочет помочь. Мы нанимаем только профессионалов, которые получают достойную оплату труда, чтобы у них не было желания уйти в коммерческие структуры. Только тогда наша работа приносит результат.

Почему-то все понимают, что организации, которые занимаются паллиативной помощью, не могут существовать без сотрудников с медицинским образованием, без оборудования, лекарств и профессиональных методик. А среди НКО, работающих в сфере помощи семье и детям, проверенные методики используют только 10%. Поэтому так много подобных организаций остаются на уровне родительских сообществ и не достигают успеха.

Спасибо, что дочитали до конца! Этот текст написан в рамках спецпроекта «Что делать: гайд для организаций, помогающих беженцам», который сделан для того, чтобы поддержать организации, помогающие беженцам в России. Ведь сейчас они столкнулись с большой волной просьб о помощи. Спецпроект будет дополняться.

Материалы по теме
Опыт
«Из благополучателей в благотворители»: как вовлечь родительские сообщества в фандрайзинг
27 января
Опыт
«Кто-то косынку раскладывает, а я — декларации чиновников»: как устроено волонтерство в антикоррупции
25 января
Опыт
«Теперь я мама неродившихся детей»: автор книги «День нематери» — о том, как пережить потерю ребенка
20 января
Читайте также
Знания
Спасти других, но не себя? Как сотрудникам НКО заботиться о себе и не выгорать
18 января
Знания
Гайд для НКО: как общаться с подписчиками, донорами и бизнес-партнерами
14 декабря
Технологии
Как облегчить жизнь НКО: подборка инструментов для совместной работы
17 ноября