Почему сотрудники НКО выгорают и как с этим справиться

Работа сотрудников благотворительных организаций связана с высокой эмоциональной нагрузкой. Дети-сироты, домашнее насилие, зависимость, кризисные ситуации — это лишь малая часть проблем, с которыми приходится работать НКО каждый день. Помимо этого есть и другие сложности. И все вместе приводит к быстрому выгоранию людей.

Почему выгорают сотрудники НКО и как с этим справиться рассказала психолог, руководитель Центра психологической помощи «Вдох» Ольга Сорина.

Что такое выгорание?

Эмоциональное выгорание — это состояние физического и психического истощения, которое возникает из-за хронического стресса. По словам Ольги Сориной, у  выгopaния ecть тpи ocнoвныx пpизнaкa:

  • Физическое и эмоциональное истощение
  • Снижение профессиональной уверенности 
  • Изменение отношения к подопечным, коллегам или своей деятельности, которое проявляется в отстраненности или чрезмерной вовлеченности.

Какие стадии выгорания?

Стадия 1.Мобилизация ресурсов

Это стадия, когда человек еще полон сил, энергии и энтузиазма. Он берет на себя много задач, ему все интересно. Сотрудник не может реально оценить необходимое количество ресурсов для выполнения задачи в новой организации.

Стадия 2. «Мне нормально»

На этом этапе супермотивация заканчивается, а cиcтeмныe cлoжности накапливаются. Пocтeпeннo нapacтaeт ycтaлocть, эффeктивнocть снижается, уходит ощущение постоянной легкости. Состояние, когда у сотрудника в цeлoм вcе в пopядкe, но у него уже нeт тaкoгo пoлетa идeй, кaк нa пepвoй cтaдии. Возможно человек начинает чувствовать стыд и вину за то, что работает не так самоотверженно, как в начале. 

Стадия 3. Астеническая 

Стадия постепенного ухудшения состояния. Она возникает после того, как на человека в слегка истощенном состоянии наваливаются проблемы и кризисы. Проблемы становятся заметнее. Например, начинает работать механизм психологической защиты и сотрудник неосознанно экономит ресурсы: меньше видится с друзьями, не уделяет времени хобби, объясняя это тем, что не успевает из-за работы. Повышается конфликтность в семье, с коллегами и подопечными, человек становится менее сдержанным. Появляются проблемы со здоровьем, — например, простуды и головные боли. Человеку все тяжелее чувствовать себя отдохнувшим, он становится менее внимательным, сконцентрированным, медленнее выполняет задачи, теряет вещи.

Стадия 4. Пик выгорания

Стадия, когда истощение достигает максимума. Сотрудник сомневается в собственной компетентности, работа дается ему сложнее, усиливается агрессия, человек замыкается на себе. Ему кажется, что все бесполезно и усилия напрасны. Появляются апатия, усталость, нарушение режима сна и бодрствования — вечером не заснуть, а утром тяжело проснуться. 

Почему это происходит?

— Мотивация на сверхдостижения. Сотрудник пepeoцeнивает cвoи pecypcы и cклoнен брать больше работы, чем требуется. 

— Слабые личные границы. Из-за сложностей с выставлением личных границ человек берет на себя то, что ему не по силам.  

— Ненормированная нагрузка. Внутри организации считается, что работать правильно — этo работать много, сверхурочно, в выходные. 

— Отсутствие понятных целей. Если внутри организации не выстроена система работы, непонятно, что сотрудники делают и зачем, появляется многозадачность и хаотичность.

— Упор на личность. В организации работают за похвалу и одобрение. 

— Нет профилактики выгорания. В организации нe выдeляeтcя вpeмя и pecypcы для поддержки сотрудников. Cчитaeтcя, чтo выгopaниe — результат чувcтвитeльнocти coтpyдникoв и личнaя проблема, кoтopyю можно peшить нa личнoй тepaпии.

Что делать, если человек понял, что выгорел? Есть ли какие-то техники самопомощи?

Первое, что нужно сделать сотруднику, который осознал свое выгорание, это начать распознавать имеющийся стресс. Человеку важно хорошо понимать факторы риска и стресса, которые есть конкретно в его деятельности и организации. Можно задавать себе вопросы «От чего я страдаю?»,  «Где мне плохо в работе?», «Что на меня так действует?»

На мой взгляд, техники самопомощи не очень работают без изменений в деятельности и нагрузке. Например, я работала с организацией, которая помогает кризисным семьям. На одного специалиста приходилось по 40 кризисных семей. Тут никакие техники самопомощи не помогут, поможет только снижение нагрузки.

Ольга Сорина
Ольга Сорина
руководитель Центра психологической помощи «Вдох»

Эти вопросы не такие простые, потому что люди часто недооценивают какие-то факторы стресса. Тогда эти факторы стресса становятся неуправляемыми. Например, волонтер ходит в хоспис каждую неделю и говорит: «У меня особые отношения со смертью. На меня это не действует так, как на других. Волонтерство для меня это про контакт, про жизнь до конца жизни». Но с каким бы отношением человек к смерти ни был, потеря подопечных — это стресс, горевание — это эмоциональная работа», — отмечает Ольга. 

Ответы на вопросы можно записать на листке и разобрать, что из этого списка возможно исключить совсем, а в каких случаях хотя бы сократить нагрузку. «Просто отпуск не будет работать. Потому что вы возвращаетесь в те же условия. Гораздо лучше работает реальное снижение нагрузки, снижение прямого взаимодействия с благополучателем», — комментирует психолог. Об уменьшении количества задач стоит поговорить и с руководством организации, рекомендует Ольга. Обсудить, кому можно передать некоторые функции, чтобы появилось время на отдых.

Я предлагаю специалистам не пытаться не выгореть, а заниматься своей профессиональной устойчивостью. То есть двигаться в плюс, а не просто пытаться не умереть. Что мне нужно, чтобы быть устойчивым? Может быть два раза в год ходить в отпуск, иметь два выходных без контакта с работой, или с кем-то говорить о сложной работе, больше общаться с коллегами и так далее.

Ольга Сорина
Ольга Сорина
руководитель Центра психологической помощи «Вдох»

Кроме того, при выгорании сотрудникам НКО важно четко разделить рабочее и личное и найти другие темы, не связанные с социалкой, на которые можно было бы переключаться, подумать о хобби. Если же человек не справляется сам, это повод обратиться к специалисту.

Еще вопросы

У всех ли сотрудников НКО выгорание проявляется одинаково или есть различия в зависимости от проблематики, с которой работает организация / от должности сотрудника?

Выгорание действительно может проявляться у разных сотрудников по-разному, отмечает Ольга Сорина. Но есть общий момент, который касается всех. Если организация не предпринимает никаких действий, чтобы улучшать состояние сотрудников, то скорее всего выгорание будет выражено так или иначе у всех. Чем жестче система, плотнее график, тем быстрее будет происходить выгорание. По мнению Сориной, самая высокая эмоциональная нагрузка на тех сотрудниках, которые работают «на передовой» — кто контактирует с подопечными.

У остальных сотрудников тоже может быть выгорание, но у них другие факторы риска. Например, у бухгалтерии —  большое количество отчетности, а у НКО их еще больше. Больше отчетов, напряжения по поводу того, как распределить финансы. У пиарщиков факторы риска могут быть связаны с общением с аудиторией, возможными ситуациями хейта. Это тоже эмоциональная нагрузка, только другого рода. Но если мы думаем, что это ерунда, то это не так.

Ольга Сорина
Ольга Сорина
руководитель Центра психологической помощи «Вдох»

Можно ли составить какой-то условный рейтинг выгораемости сотрудников НКО в зависимости от тематики, с которой работает организация? Кто выгорает сильнее и быстрее?

В условиях российской благотворительности на выгораемость сотрудников оказывает бОльшее влияние не столько тематика, сколько организация процессов, отмечает Сорина. Бывает тема вроде бы не самая тяжелая, а процессы такие деструктивные, что сотрудники выгорают как будто на войне. Бывает, что тема сложная, но хорошо выстроены процессы, и тогда можно работать и в хосписе, и с онкологическими заболеваниями, и с трудными детьми, не испытывая выгорания, развиваясь профессионально и живя свою жизнь.

Если предположить, что работа в организациях с разными темами выстроена хорошо, то тогда самые рискованные темы — это военные действия, смерть и кризисные ситуации. То есть те сферы, где происшествие может случиться внезапно, человек всегда должен быть на связи и быть готовым включиться. 

Можно ли не заметить выгорание? Какие последствия могут быть для сотрудника НКО, если не понимает, что столкнулся с выгоранием или никак не реагирует на сигналы своей психики?

Как отмечает эксперт, чаще всего сотрудники НКО как раз не замечают выгорание.  Более того, особенность этого синдрома — снижение адекватности восприятия своего состояния.

Обычно, когда начинается выгорание, человек воспринимает это как то, что у него просто стало больше работы, что он стал хуже справляться и больше утомляться. Поэтому ему надо больше работать. Он говорит: «Я не ходил в бассейн три месяца, не виделся с друзьями полгода. Это потому что стало больше работы». Но по факту это результат начального уровня истощения. Осознание приходит, когда человеку уже непонятно, где он, кто он, в чем смысл его работы, когда он уже ненавидит всех. Человек склонен стыдиться, виниться. О выгорании у нас не очень приятно говорить. Принято больше пахать, чтобы справляться.

Ольга Сорина
Ольга Сорина
руководитель Центра психологической помощи «Вдох»

Если сотрудник НКО вовремя не распознает выгорание или не предпринимает ничего, чтобы с ним справиться, он может столкнуться с более тяжелыми заболеваниями. Например, депрессивные состояния, тревожные расстройства, панические атаки, нарушение пищевого поведения. Это то, что случается с человеком, если он доводит себя до критического уровня. 

Какие еще риски, связанные с психическим здоровьем, есть у сотрудников НКО?

Вторичная травматизация. Когда человек становится свидетелем сложных событий, это может привести к такому же посттравматическому стрессовому расстройству, как если бы он был участником. Иногда это происходит, если пострадавший/ая рассказывает о том, что с ней/ним произошло. 

Кроме того, работа в благотворительности повышает тревожность. Например, экологическая тревожность — повышенная обеспокоенность тем, чтобы не навредить природе. Например, когда человек не может пройти мимо брошенной бутылки на улице без выраженной тревоги. Или канцерофобия. Когда человек работает с онкологическими пациентами, у него может развиваться страх заболеть.

Я встречала ситуации, когда женщины, которые работают с детьми с нарушениями развития, боялись беременеть из-за страха, что у них может родиться ребенок с заболеванием.

Ольга Сорина
Ольга Сорина
руководитель Центра психологической помощи «Вдох»

Организации и проекты, куда может обратиться сотрудник НКО

— Сообщество помогающих специалистов

Центр психологической помощи «Вдох» (сейчас не проводит индивидуальные сессии, а консультирует организации)

— Вебинары по развитию профессиональной устойчивости фонда «Кислород»

— Телеграм-канал «Чтобы не выгорать»

Спасибо, что дочитали до конца!

В материале используются ссылки на публикации соцсетей Instagram и Facebook, а также упоминаются их названия. Эти веб-ресурсы принадлежат компании Meta Platforms Inc. — она признана в России экстремистской организацией и запрещена.

Материалы по теме
Знания
Благотворительность, доступная каждому: почему жертвовать небольшие суммы — важно
5 октября
Знания
Не слышу, но понимаю: что надо знать о глухих людях
30 сентября
Знания
«Не нужно забывать о том, что вы берете на себя ответственность». Как можно помочь животному с улицы — и что делать не стоит
28 сентября
Читайте также
Знания
«Лучшие заявки — предложение реального изменения»: советы от грантодающих организаций
14 сентября
Опыт
Как небольшие волонтерские инициативы становились крупными российскими фондами
13 сентября
Знания
Что НКО нужно знать о коммуникации с бизнесом в кризисное время
2 августа