Кто и почему жертвует на правозащиту в России

По инициативе Комитета против пыток, проект «Если быть точным» провел исследование о жителях России, которые жертвую деньги правозащитным организациям. Кто помогает этим НКО, почему они это делают и как относятся к пыткам — публикуем основные тезисы.

Портрет донора правозащитных организаций

Согласно исследованию, 15% опрошенных жертвовали деньги правозащитным организациям в прошлом году. Большинство остальных благотворителей предпочитали поддерживать организации, которые помогают социально-уязвимым группам (детям и взрослым с тяжелыми заболеваниями, сиротам, малоимущим, пожилым) и животным. 

Чаще на правозащиту жертвуют мужчины и молодые респонденты в возрасте 18-34 года. По большей части это люди с высшим образованием и высоким материальным положением, которые живут в Москве и Санкт-Петербурге. Среди доноров правозащитных организаций нетипично высокая доля регулярных жертвователей.

67% опрошенных указали, что переводят деньги НКО раз в три месяца и чаще, а треть подписана на ежемесячные списания.

Исследование показало, что жертвующие правозащитным НКО респонденты более мотивированы и технологически «продвинутые», чем среднестатистические доноры. Они активнее жертвуют любыми способами кроме sms, особенно высока доля тех, кто предпочитает кэшбэк, платежные инструменты Google и Apple, Paypal (в два раза больше благотворителей в целом).  

Кому именно предпочитают помогать жертвователи

Половина всех опрошенных доноров правозащитных организаций жертвовали на помощь политзаключенным, пострадавшим от действий правоохранительных органов, а также жертвам домашнего насилия. Еще 43% сказали, что помогали жертвам пыток, и четверть — заключенным и бывшим заключенным. 

Лидером среди правозащитных организаций и по известности, и по пожертвованиям стал «Фонд борьбы с коррупцией»** Алексея Навального. Он известен трети респондентам. Ему уступает «Голос»*, который знают 19% опрошенных. Остальные правозащитные организации знают от 5 до 13% жертвователей. При этом молодые люди от 18 до 24 лет лучше других знают «ОВД-инфо»* (22%), а жители Москвы и Санкт-Петербурга — «ОВД-инфо» (18%), «Мемориал»* (15%) и «Агору»* (14%).

*внесен в реестр иностранных агентов

**признан экстремистской организацией, деятельность на территории России запрещена

Почему люди жертвуют на правозащиту

У жертвующих правозащитным организациям людей нет какой-то одной превалирующей мотивации к пожертвованию. Большинство из них говорили, что чувствуют необходимость помогать и выражать свою гражданскую позицию, а также, что без таких организаций «жить в России будет совсем страшно»

Пересекающиеся установки доноров: 

  • желание жить в более правовом обществе (63%);
  • желание способствовать наказанию виновных (55%);
  • неуверенность в защищенности собственных прав в России (45%). 
  • личный опыт — 40% доноров стали жертвовать на правозащиту, когда столкнулись сами с нарушением прав (собственных или близких им людей);
  • повышение самооценки (22%);
  • чувство, что «спадает груз ответственности, потому что не прошел(ла) мимо» (41%).

Что мешает людям жертвовать на правозащиту

Чаще всего люди отказываются от пожертвований правозащитным организациям, потому что не доверяют их деятельности или выбирают другие НКО — преимущественно те, которые помогают тяжелобольным детям. Мнения разнятся в зависимости от пола и возраста.

Например, женщины чаще отказываются помогать правозащитным организациям, потому что выбирают фонды с другой тематикой или не имеют финансовой возможности. Мужчины — потому что сомневаются в честности правозащитных организаций, считают их иностранными агентами и опасаются последствий поддержки.  

Молодые люди от 18 до 34 лет гораздо реже сомневаются в честности правозащитных организаций по сравнению с людьми старше 35-ти и особенно старше 45 лет. Лишь 1% опрошенных до 34 лет считают, что правозащитные НКО действуют как иностранные агенты, в то время как среди доноров 55-65 лет этот показатель увеличивается до 26%. 

Примечательно, что респонденты среднего возраста (35-44 года) больше всего опасаются последствий поддержки. Вероятно, потому, что на них чаще лежит ответственность за членов семьи, которые не могут работать.

Что доноры думают о пытках в России

Большинство опрошенных жертвователей (76%) считают, что в России пытки применяются: часто (31%), иногда (30%) или редко (14%). Только 9% считают, что этого не происходит, и 15% затруднились ответить. 

11% не верят в актуальность проблемы, 57% считают ее серьезной (из них 22% уверены, что проблема очень актуальна). Чаще других проблему признают актуальной молодые люди до 24 лет и доноры правозащитных организаций. 

Респондентам также предложили выбрать, что, по их мнению, относится к пыткам:

  • Абсолютное большинство людей (от 74% до 84%) считают, что к пыткам относятся: причинение тяжелого физического вреда; использование тока, целлофановых мешков и прочих приспособлений; сексуальное насилие, а также лишение сна, еды, гигиенических принадлежностей. 
  • Больше половины опрошенных считают пытками психологическое давление и недопуск врачей.
  • Меньше половины респондентов считают, что к пыткам относятся: причинение вреда при задержании (39%), оскорбления (29%), лишение правовой помощи, недопуск адвокатов (28%). 

Среди благотворителей чуть более половины опрошенных (57%) говорят о нулевой терпимости к пыткам. Причем женщин среди «нетерпимых к пыткам» больше (64%), чем среди мужчин (48%). На отношение к пыткам влияет и образование. 59% людей с высшим образованием нетерпимы к ним против 48% людей со средним специальным образованием и ниже. 

15% респондентов считают пытки допустимыми в исключительных случаях (угрозы теракта, военное время), 4% допускают пытки при наличии доказательств преступления и 3% для получения важных сведений. Причем именно в этом вопросе заметна сильная разница между мужчинами (допускают пытки 22%) и женщинами (допускают пытки только 8%). И, наконец, 18% доноров считают, что пытки применимы к людям, которые совершили особо тяжкие преступления (совершившие насилие или теракт). 

Какую помощь должны получать пострадавшие

Почти все опрошенные считают, что предотвращать пытки в России должно государство. Треть доверяют эту миссию российским некоммерческим организациям. Около 73% респондентов поддерживают ужесточение наказаний для сотрудников за пытки, а 61% выступают за психологическое тестирование их на склонность к агрессии. 

Большинство считают важными первые виды помощи, почти половина — социальные. Особенно ценными доноры называли безопасность и психологическую помощь пострадавшим. Также важной формой помощи 47% респондентов считают борьбу со стереотипами. Чаще других ее выбирали опрошенные от 18 до 24 лет (61%), доноры правозащитных организаций (63%) и те, кто считает проблему пыток актуальной (57%). 

Идеальная правозащитная организация

Отвечая на вопрос о том, какой должна быть идеальная правозащитная организация, респонденты чаще всего называли такие факторы, как честность и неподкупность, прозрачность отчетности, эффективность работы и наличие в составе НКО профессиональных специалистов (медиков, юристов, психологов). Часть доноров считает, что такая организация должна иметь «связи» в правоохранительных органах или другие государственные рычаги, иначе ей не дадут работать. Также, по мнению жертвователей, она должна быть широко известной — о ней должны писать СМИ и говорить известные люди, поскольку публичность – это тоже «рычаг» влияния. 

У респондентов нет единого мнения об участии государства в деятельности правозащитной НКО. 46% считают, что организация должна быть независима, а 40% – иметь государственный статус и поддержку. Еще для четверти жертвователей важно, чтобы у НКО не было статуса иностранного агента, а 22% не допускают иностранного финансирования такой организации. В свою очередь, 23% человек считают, что эффективная организация по борьбе с пытками в России должна быть международной. 

Если быть точным

Если быть точным

Команда нашего исследовательского направления оценивает и изучает тенденции в некоммерческом секторе в России и отношение общества к нему.

Заказать Исследование

Мужчины, люди от 45 лет и те, кто не считают проблему пыток в России актуальной, считают идеальной «государственную, российскую, непризнанную иноагентом» организацию. Международную чаще выбирают респонденты до 34 лет и доноры, которые уже помогают правозащитным НКО. Люди с высшим образованием чаще хотят видеть такую организацию независимой от государства. 

В целом, разница в требованиях к организации, решающей проблемы пыток в России, особенно заметна между людьми, признающими актуальность проблемы и теми, кто ее не признает. Для первых более важна публичность, независимость, работа с заключенными, поддержка инфлюенсеров и международный статус. Для вторых – российский статус, государственная поддержка, отсутствие иностранного финансирования и статуса иноагента. 

Спасибо, что дочитали до конца! Исследование целиком можно изучить тут.

Интересно?
Материалы по теме
Опыт
Как экологическая организация «Мой Байкал» запустила первый интернет-супермаркет мусора
10 января
Знания
Когда и как фонду стоит посчитать свои деньги
7 сентября
Знания
Как зарабатывают благотворительные фонды. Объясняет коммерческий директор фонда «Нужна помощь»
7 июня
Читайте также
Культура
С чего начинается абьюз: отрывок из книги «За закрытыми дверями»
21 января
Культура
Тема порочной безысходности: детские дома в литературе
14 января
Культура
«Современная женская проза — это реакция на насилие»: интервью с писательницей Евгенией Некрасовой
13 января