Как небольшие волонтерские инициативы становились крупными российскими фондами

Опыт фондов «РЭЙ», «Дедморозим» и «Старость в радость».

Многие российские НКО начинали свою деятельность как небольшие волонтерские объединения: работали на энтузиазме — без больших вложений, сформированной команды, четкого распределения обязанностей. Но постепенно масштабы их помощи росли, желающих помочь, как и подопечных, становилось все больше. И в конце концов они вырастали до крупных, влиятельных организаций. 

Руководители фондов «РЭЙ», «Дедморозим» и «Старость в радость» рассказали, с чего начинались их пути и как им удалось из инициативы энтузиастов создать полноценные фонды помощи. 

Фонд помощи бездомным животным «РЭЙ», рассказывает руководитель благотворительных программ Лидия Кондрашова

С чего все начиналось

В 2012 году Екатерина Панова (в будущем – учредитель и директор фонда «РЭЙ») начала помогать приютам для животных. Изучив вопрос, она поняла, что приютам требуются абсолютно обычные вещи, например, старые полотенца, пледы и постельное белье на подстилки, кастрюли, миски. То есть то, что есть у каждого из нас дома, а значит, каждый из нас может хоть чем-то помочь бездомным животным и приютам. Екатерина рассказывала об этой простой помощи друзьям, коллегам, знакомым и отправляла им списки того, что нужно в приютах.

Постепенно сформировалось небольшое сообщество единомышленников, которые собирали помощь по своим друзьям и жителям своего района. Екатерина после работы и в выходные ездила по всей Москве и Московской области, забирала вещи, сортировала их и развозила по приютам. 

Сначала эта маленькая группа волонтеров помогала трем приютам. За два года такой работы количество приютов увеличилось, появилась какая-то системность. Люди начали переводить пожертвования для закупки кормов и лекарств. 

Переход из волонтерской инициативы в фонд

Почти с самого начала Екатерина создала группу во «ВКонтакте», чтобы рассказывать людям о возможности помогать приютам для животных и публиковать отчеты о том, что было сделано. Через какое-то время подписчики группы просто сказали: «Ребята, у вас такая выстроенная структура, вы уже много всего делаете – почему бы вам не заниматься этим профессионально?» Екатерина поняла, что, действительно, если создать фонд и заниматься этим не в свободное время, а постоянно, то можно добиться более существенных результатов, чем работая просто как волонтерское движение.

Фонд был зарегистрирован в 2015 году. Процесса перехода от волонтерского движения к полноценной НКО как такового не было – за исключением необходимости прекратить сбор пожертвований на волонтерские карты и перевести все на официальные реквизиты фонда. У нас не изменился ни состав команды, ни стратегия работы (по крайней мере, в первые месяцы), даже зарплату мы не платили сами себе, поскольку на это просто не было средств. Все изменения внедрялись постепенно — с ростом фонда. 

За первый год работы организации мы увеличили количество приютов, которым постоянно оказывали помощь – их стало уже 25. Мы запустили первые постоянно действующие программы – «Поддержка приютов» и «Стерилизация», смогли официально собирать пожертвования на расчетный счет фонда, что повышало уровень доверия у тех, кто нас поддерживал, хотя в 2015 году еще огромное количество официально зарегистрированных НКО вовсю продолжали сборы на личные реквизиты. 

Команда и распределение обязанностей

Вплоть до середины 2018 года работа держалась на трех сотрудниках, несмотря на то, что все это время организация развивалась и росла – увеличивалось и количество благотворительных программ, благополучателей, фонд расширял географию присутствия. Четкого разделения функций не было, но в 2018 году штат начал расти, и появилось распределение обязанностей. 

Сегодня в фонде есть координаторы благотворительных программ, администратор, который отвечает за все входящие запросы от благополучателей, потенциальных доноров, партнеров и волонтеров, а также специалист по внешним и внутренним коммуникациям и другие сотрудники. 

Можно сказать, что нехватка квалифицированной рабочей силы – основная проблема развития нашего фонда, как и большинства других некоммерческих организаций. Ресурсы на оплату труда ограничены, а требования к сотрудникам зачастую выше, чем в коммерческих компаниях. 

По-прежнему больше половины сотрудников отвечают не за какой-то один процесс, а за направление работы, потому что задач очень много. А к реализации масштабных проектов, например, организации наших фестивалей, мы привлекаем сразу нескольких коллег и просим помощи у постоянных волонтеров фонда. Систематизировать работу нам помогают внутренние правила, гайдлайн и программа постановки и учета задач Planfix.

Сегодня у фонда есть больше 20 постоянных волонтеров, которые регулярно помогают с организацией и проведением мероприятий, в первую очередь наших благотворительных фестивалей. Также они помогают в сборе кормов и других необходимых в приютах вещей. Координацией их работы по этому направлению занимается администратор фонда.

Чтобы стать волонтером, любой желающий может заполнить анкету на нашем сайте. Администратор обрабатывает эти заявки и направляет людей в приюты, где уже опытные волонтеры проводят для них ознакомительную экскурсию и подробно рассказывают о том, как можно помочь животным. Каждую неделю мы получаем 5-10 таких заявок.

Фонд «Дедморозим», рассказывает учредитель Дмитрий Жебелев

С чего все начиналось 

Первая команда объединилась вокруг исполнения новогодних желаний детей, оставшихся без попечения родителей, а затем и детей со смертельно опасными заболеваниями. Участники ездили в детдома, больницы, общались с воспитанниками и маленькими пациентами, вместе учились мечтать, писали письма Деду Морозу. Волонтерами мы себя не называли, термин оброс не слишком близкими нам смыслами. 

Затем мы выкладывали в интернете письма детей с пожеланиями – любой желающий мог выбрать одно или несколько из них, осуществить мечту и стать Дедом Морозом или Снегурочкой. Наша команда организовывала сбор исполненных желаний, их доставку детям и отчеты для участников. Таким образом появлялась возможность оказать индивидуальное внимание каждому ребенку, что обычно невозможно в условиях учреждений, научить их планировать свое будущее, а также выяснить реальные потребности каждого. И на основе этой информации уже развивать технологии помощи, направленные на устранение причин проблем этих детей.

Сама идея родилась после исполнения первого желания ребенка из приюта. Одна из руководительниц учреждения написала на интернет-форуме о Сюзанне, которой сделали операцию на ноге. Девочка всегда мечтала о говорящей кукле и сотрудники приюта решили, что исполнение желания могло бы помочь мотивировать ее заниматься реабилитацией. В процессе обсуждения этой мечты на форуме и родилась идея предложить людям стать Дедами Морозами и Снегурочками для других детей Пермского края, оставшихся без попечения родителей.

Команда и распределение обязанностей

В течение трех лет команда выросла до 50 периодически сменяющих друг друга координаторов, отвечающих за разные направления, учреждения, а также примерно до тысячи более или менее регулярных участников. На начальном этапе люди присоединялись, узнавая о затее «Дедморозим» в интернете – сперва на форуме, затем в соцсетях. Потом стали появляться публикации в СМИ, свои «горячая» линия и сайт. 

Работа была организована в режиме самоуправления с онлайн-обсуждениями процесса в закрытой группе во «ВКонтакте», регулярными встречами оффлайн, которые назывались «морозилки». За реализацию совместно принятых идей отвечали координаторы, которые выполняли не столько руководящую, сколько объединяющую и организующую роли. Неформальными лидерами в итоге становились те, кто брал на себя больше ответственности и более терпеливо вел себя в конфликтных ситуациях.

Переход из волонтерской инициативы в фонд

Мы решили, что пора создавать фонд, когда было собрано достаточно информации о потребностях детей, чтобы понять – для устранения причин их проблем нужна постоянная профессиональная работа, а необходимые для нее ресурсы невозможно аккумулировать на частных счетах.

Процесс перехода начинался с обсуждения того, какой должна быть организация. Не только внутри сообщества координаторов «Дедморозим», но и со всеми желающими. Мы хотели, чтобы это был фонд не какого-то конкретного человека или узкой группы людей, а всех жителей Пермского края. Чтобы они понимали и чувствовали: «Дедморозим» – это они. Результатом стал Устав, который определил то, ради кого люди будут совершать чудеса, как этот процесс будет управляться и кем контролироваться.

Когда мы стали фондом, изменились горизонт планирования, системность работы, характер взаимодействия с государством и уровень ответственности за каждого ребенка, которому оказывается помощь. 

Вслед за адресной поддержкой появились направления деятельности и отвечающие за них команды. Например, «Больше жизни» решает проблемы детей с неизлечимыми заболеваниями, «Вернуть будущее» – сирот с инвалидностью, «В домике» – ребят, рискующих остаться без попечения родителей. Вслед за этим появились свои собственные службы с профильными специалистами: службы качества жизни и проката медтехники, которые оказывают паллиативную помощь на дому; службы сохранения семей и заботы, которые предотвращают попадание ребят в детдома; служба сопровождаемого проживания, которая спасает сирот с инвалидностью от интернатов.

Развивая направления помощи, мы опирались на опыт тех, кого считали лучшими в России и мире. Например, в сфере паллиативной помощи – команд «Дома с маяком», «Веры» и «Детского паллиатива», в решении проблем тяжелобольных детей – «Подари жизнь» и «Русфонда», в профилактике социального сиротства – Национального фонда защиты от жестокого обращения, «Волонтеров в помощь детям-сиротам», Фонда профилактики социального сиротства, «Перспектив» и других. Плюс экспертиза профильных специалистов, образовательных и научных структур. 

Поскольку мы постоянно находимся в режиме роста – ресурсов и опыта не хватает все время. Но мы стараемся компенсировать это мотивацией, бережным отношением друг к другу и максимальной адаптивностью за счет самоуправления. Пока это позволяло нам расти даже в период пандемии. Но что будет дальше, теперь уже не сможет предсказать никто.

Фонд «Старость в радость», рассказывает директор Елизавета Олескина

С чего все начиналось 

В 2005 году, когда я училась в МГУ, в конце первого курса нас с однокурсниками отправили на практику в сельскую глушь. Нашим заданием было собирать фольклор, поэтому мы решили зайти в местный дом престарелых, чтобы пообщаться с людьми старшего поколения. Но вместо фольклора увидели брошенных бабушек и дедушек.

Позже, на праздник в День Победы, мы поехали еще в одно учреждение – дом престарелых в Раменском. Там жили пожилые женщины, которым очень не хватало общения. Сначала мы просто познакомились с ними, потом привезли сладости, а в следующий приезд провели праздник – пели песни, было чаепитие и даже танцы. В итоге встречи стали регулярными, а в нашей команде сформировался костях — около десяти человек. Именно с ними через несколько месяцев мы снова поехали в наш первый дом престарелых.

Первое время мы могли себе позволить закупать все необходимое для пожилых людей сами. Но когда поездок стало значительно больше, пришлось организовывать сбор вещей: сладости, носки, платочки, гостинцы. Информацию о сборах мы распространяли через знакомых, «Живой журнал» и во «ВКонтакте», а сортировали все мы прямо в моем подъезде. 

Сперва мы ездили в псковские дома престарелых, а затем начали посещать и новые: в Нижнем Новгороде, Великом Новгороде, Туле и других городах. Искали их опять же через сарафанное радио, по справочнику и названиям. Например, мы нашли по справочнику дом престарелых в поселке Песь в Новгородской области, позвонили туда, договорились о приезде и спросили, что захватить с собой.

Команда и распределение обязанностей

Как я уже говорила, в самом начале костяк команды состоял из 10 человек. Мы делали буквально все: организовывали мероприятия, грузили вещи, делали ремонт, сажали цветы, были аналитиками, логистами и психологами. 

Но постепенно команда росла, и деятельность стала распределяться между большим количеством людей. Кто-то из приходящих волонтеров регулярно ездил в гости к бабушкам и дедушкам, кто-то покупал им необходимые вещи, а кто-то обменивался письмами и открытками с пожилыми людьми.

В формате волонтерского движения мы просуществовали до 2011 года, каждый год делая по 60 поездок в дома престарелых.

Переход от волонтерского движения к фонду

В ноябре 2011 года мы открыли фонд помощи пожилым людям и людям с инвалидностью «Старость в радость». Можно сказать, что это была вынужденная мера, потому что на необходимый объем помощи имеющихся ресурсов уже не хватало – надо было нанимать персонал, участвовать в грантах и проводить закупки.

Когда мы только начинали помогать жильцам домов престарелых – как волонтерская инициатива – то думали, что главная проблема пожилых – это одиночество. Поэтому в основном помогали им компанией, песнями, разговорами, приятными гостинцами. Но с опытом пришло понимание, что проблемы шире и в каждом учреждении они свои. Например, где-то не хватало инвалидных колясок, где-то средств гигиены и качественных матрасов, а где-то персонала. 

Поэтому когда открылся фонд, мы смогли начать закупать средства ухода, подгузники, пеленки, лекарства, коляски и удобные матрасы, нанимать сиделок и нянечек для ухода за самыми слабыми бабушками и дедушками. Также мы открыли первые творческие мастерские и бытовые комнаты, где пожилые люди могли сами приготовить еду и постирать белье. Параллельно мы развивали помощь на дому – чтобы охватывать тех подопечных, кто не хотел покидать дом, но нуждался в постоянной помощи и уходе.

Со временем нашими подопечными стали не только пожилые люди, но и молодые ребята с инвалидностью. Поскольку во время наших поездок по разным домам престарелых мы увидели, что их часто селят вместе с бабушками и дедушками. И дома мы видели постоянно случаи, когда в семье в помощи нуждаются сразу и молодые ребята с инвалидностью, и их бабушки или дедушки, да и сами родители, которые ухаживают и за теми, и за другими.

Постепенно все направления нашей помощи переросли в полноценные программы фонда. Сегодня «Старость в радость» работает более чем в 50 регионах, помогает подопечным более 400 интернатов и тем, кто живет у себя дома.

Постепенно происходили изменения и в организационной структуре. Например, сложились отделы по направлениям. Например, отдел помощи пожилым людям и инвалидам, живущим в интернатах; отдел помощи пожилым людям и инвалидам, живущим дома и другие. Появились и узкие специалисты, которые ведут то или иное направление (организация ухода, помощь пожилым людям с снижением слуха и зрения, помощь в организации пространства дома и т.д.), и централизованные бухгалтерия, кадры, закупки, аналитика. Мы оплачиваем работу почти 200 помощников по уходу, культорганизаторов и других специалистов.

Есть и широкая сеть волонтеров – с начала работы нашего движения хотя бы разово помогли десятки тысяч человек. Они ездят в дома престарелых, помогают тем, кто живет дома, становятся «внуками по переписке», созваниваются с подопечными по телефону или видеосвязи, организуют волонтерские лагеря, собирают подарки к праздникам и делают многое другое.

Мы постепенно адаптируем внутреннюю коммуникацию к нашим все увеличивающимся задачам. И тут вопрос не в том, чтобы механически следовать новым веяниям, а в том, чтобы коммуникация внутри надежно работала и не рвалась. Наша помощь, как правило, комплексная. В ней всегда задействовано много участников, не только сотрудники фонда, но и специалисты соцслужб из регионов, и поэтому выстроить эффективную коммуникацию сложно. 

У нас есть еженедельная планерка для руководителей отделов, где мы обмениваемся самой важной информацией по задачам. И у каждого отдела также есть свои планерки. Ну и, конечно, мы активно используем чаты в мессенджерах, потому что все время нужно быть на связи по сложным проектам. 

Например, сейчас у нас активно идет проект по лечению пролежней. И в чате по организации этой помощи у нас все, кто нужен из разных отделов: и специалисты по уходу, и руководители отделов по помощи на дому и в интернатах, и специалисты по закупкам, и юрист. Важно, чтобы помощь приходила быстро, а для этого нужна слаженность наших действий. Мы к этому стремимся, во всяком случае.

Спасибо, что дочитали до конца!

Материалы по теме
Опыт
Это твой «Шанс»: как НКО помогают сиротам в учебе
29 сентября
Опыт
Доноры костного мозга: кому они помогают и как ими стать
16 сентября
Опыт
Как с помощью платформы «Пользуясь случаем» каждый может участвовать в решении социальных проблем
16 августа
Читайте также
Знания
«Лучшие заявки — предложение реального изменения»: советы от грантодающих организаций
14 сентября
Знания
Что НКО нужно знать о коммуникации с бизнесом в кризисное время
2 августа
Опыт
Как волонтеры «Нужна помощь» создали самиздат для фонда «Хрупкие люди» и собрали пожертвования
19 июля