• 22 октября 2018, 16:52

Как «Мемориал» готовится к акции «Возвращение имен»

Участница

Впервые акцию у Соловецкого Камня провели в 2007 году. В принципе 29 октября, в канун Дня политзаключенного, там собирались и раньше — возлагали цветы, проводили траурный митинг, но в тот раз, к печальной годовщине — 70 лет с 1937 года — хотелось придумать что-то особенное. Именно в процессе этого обсуждения и родилась такая форма поминовения жертв сталинского террора — «Возвращение имен». Автор идеи — исполнительный директор «Мемориала»Елена Борисовна Жемкова.

https://www.facebook.com/photo.php?fbid=1686375104726064&set=a.1685859891444252&type=3&theater

В первый год народу пришло относительно немного, акция мало освещалась. Пришли мемориальцы и сочувствующие. Зато все пришедшие успели прочитать имена, а некоторые — не по одному разу.

Однако с каждым годом приходило все больше людей.  Если в первый раз я была там со старшей десятимесячной дочкой, которая сидела у меня в рюкзаке-кенгуру на животе, то в прошлом году имена читал уже мой младший семилетний сын. В первый раз я пришла с утра и стояла минут 20, а теперь можно не успеть, даже отстояв несколько часов… но это мало кого смущает.

Все начинается со списков. «Мемориал» собрал огромную базу данных жертв политического террора в СССР, в которой есть около трех миллионов имен. Из них для акции «Возвращения имен» выбираем только расстрелянных в Москве в 1930-1940-е. Если человека посадили, сослали, но он выжил, то в этом конкретном списке его имени не будет. Если смертный приговор приведен в исполнение не в Москве, то его тоже не будет в перечне. И даже в таком урезанном виде за 11 лет акции прочитать удалось лишь половину имен. Помимо имени и фамилии в списках есть данные о возрасте, профессии и дате расстрела. Такая вот минимальная информация, чтобы можно было представить себе судьбу человека. И да, все расстрелянные из списков посмертно реабилитированы.

https://www.facebook.com/photo.php?fbid=2425241997515965&set=basw.Abpr4sc8X-Srbx-buq-rXubuauhMmQN9J7PsZPC_RYpkgjg5Vmz3A83p3aWgfApDfAAO2y-bvUoapWlMAZAbcgFGizD62S9ElYZOyrSAF2I3qkYlxDDEOfWnokTtaWpTXhGAGGRYif7brDbqfMSO0scwFvjWh9Tf18qkfRstNdopQG2DSH0mpNU3a0j-xsw7QoHjJG-U2s5eZoSP7FJQng64L3JSpT-TW-XsnBljsS4xK_szCvObiW6Ct2owHTIap9U.551110808567243.2425241997515965.1392521080877165.1926377040725781.1929932980370187.1925229220840563.1929933057036846.1929923893704429.1921770454519773&type=1&opaqueCursor=AbrgN-olWSK4KfTGFgVxCVEMHeVFu72NQT4pm-ZLfrP8dQC4H_eoynPUfOVB0Wd5rhh39OJrnCqroiYuuIq6jbjvlmdbZfPbwuIgvBJJaHCTsPjDaPso0jzZHLdAQYi7MiY_m3L4FZ6OWvvrK3RujIBExE4KlaYF_Q_l9ork_m7jCeKB3nwUPMFGgwl2GQCgTHJNKFZTziR_4tJ4Zku5RYBziFCM3p24ExcS3MqteoTGE7H4ibqOpJRUKUuzOBIQeTDzMlJ3BFYheEfF_0R7SMaZMznmmgVzZPsMAY6BQNCskv5VM4Y_8h9Y31v2rmxnwW9xpQqpY3ZDZyGdlBFOho_9noPEtTeGKjy0RRENdUBHtAgDPlDe4C8vEY3nVLTUb7-gIwgvA9byV7-NaTizQwwzg6Yaq-LI7d3L_DymIJEOYS468AmdWi1LhtxbaWXDTlhCKDGDCgTPVlG_dcayHauie6qZ9fpXseNDBohcGIrvVDjfLWJqwv-r-bTcmZdi1N9ogOisxwr_1Dlj_QNj18uBW09Rm3A7pryVLClokGZ7SRAfK2_PDexb2m7VU7cRx4XEdu_JQ1rWz8Owl_O91Ud5NGcD0mBWK-5nAKnIzOWWOfhjSspIGdCvPWYsSUE148x52LqrGgYsTB5kvUr_h2zvrPmQ4LnWSkJwp_-JsEM0msPF4bHIoXfjWKnVMm4r_Cmw30fesBUlbRdovDHV5ff12VWJkLEl_9zPzkvVuq6DhQ&theater

Мы распечатываем эти списки на принтере, а затем сотрудники «Мемориала» или волонтеры нарезают по одному-двум именам. Всего на одну акцию отбирают около трех тысяч имен, хотя в реальности за день прочитать столько невозможно.

Звучат имена и вне списка. Многие читающие добавляют несколько слов о своих репрессированных родственниках (например, «и моя бабушка, такая-то, сидела в таком-то лагере») или даже просто имена известных погибших в годы террора людей. Были случаи, когда люди из очереди слышали имена своих родственников во время акции.

После прочтения некоторые люди возвращают листочки дежурным из «Мемориала», но чаще всего уносят с собой, кладут в сумки, закладывают в книжки, складывают в четверть и кладут в карман, чтобы время от времени он попадался на глаза. Некоторые даже собирают имена из года в год и кладут в отдельную папку. Последние годы также появилась традиция вечером выкладывать фотографию своего листочка в фейсбуке или в других соцсетях.

К сожалению, Соловецкий камень стоит в таком месте, что случайных прохожих там очень мало. Но зато и провокаций практически не бывает.

Очередь длинная, и стоять в ней не всегда легко. Но никакого специального намерения мучить людей ради какой-то возвышенной цели нет.

https://www.facebook.com/photo.php?fbid=841700302526886&set=basw.Abrvi35CoJaX3z3G3u38qW_Jac0-QfPpkfsnlOAWn2RLYm35eMyY0Zq1EgrYjGWcy6Fzr9isgRvoes44blK9phA5AXTUeaIeyyrOu-8gChir1gGmGx0ROo0-c9z0K9revwb9bVowTKk4q5CKlZZa5r9i_1COGGO_f_sIAlw7GiwbYGLiGdX4h2zPdHDTcR1mYAj_dSCveqyP7_zBUdPeU_YjrQbEPL1vlHsdMDbgM_svOJ3qjFjyEzm5TJTAAoL0i5U.727169087357346.727145684026353.1299795180050727.1299105056786406.1758212220919689.842900539073529.841700302526886.1299298656767046.1303132929716952&type=1&opaqueCursor=AbqUcDYjuhOX333r17czXzhUEl6v5O2zr-LCBe2KrkgA7Bm3XeSm2hgZKQksqP9hFF0YC0qyFHPzQ3ZGxEpUZp89NPR2Ac_oDamkruXrEsoJVaj3gvaKFTWA9Le4giMFfLzndeGKPCg9K7hKGewRia9kRGdHU04W8wzEWPzKH7yrDm1OxQlnfZcmHZJyRw705ham6nQYUs__JA9dHZV7sVZQgKfASItC8LwNLkkKwA50oWFd4dZTwE8VQhOogrgQnhUoZPvvm88RKNQhjxmEQuPe6fp_SrgeJpYQKP6tug6rEaYAOikqgsj9wOZieSHZq9hsPT_XaASxF9m_8Yc2f6Hqqc2GEb_kuavmEvaqASvQCkMlx4KA_-hN3rUUCUGIASx1oLovMiVJ8Pvch_AB2dkjU55hWn6Gzidu3OzMRG16Pid9YLHwtYr-TkCPAoOcG5LNiDRlKSMj3jgn7j3wz38m-bOSoarX2H7DycV9qCcIvYgcGSoQ1WszodYs6EHxgA79LpY-j1-wFDHsLR3kU8RPhqMVNG3wJW9XyMS58IcFsNQgJ6P_2bR7HLic1rK9iUxFlZLMRVLJRL-HMxBJZJwS24fTjKlLB0mTSsTPKhrmk_uOU_1YoL_5wKyNlOmgNlhFhYGPUEmnAxgXee0eoh_t&theater

Поэтому надо сделать максимум, чтоб людям было не так трудно стоять. Что? Ну, во-первых, организовать чай и кофе. Раньше договаривались с фургончиком, в котором можно было недорого купить горячие  напитки, но, увы, его запретили, так что приходится обходиться своими силами. Во-вторых, арендовать, привезти и расставить вдоль очереди фонари-обогреватели, наподобие тех, что ставят в уличных кафе. Каждые два часа в них надо менять газовые баллоны. В-третьих, нужно арендовать уличные уборные.

Еще в последние годы «Мемориал» закупает какое-то количество «самогревок» и «термостелек», плащей и пледов, которыми делится с самыми замерзшими. Но вообще очень и очень важно позаботиться о тепле самим.

Каждый год накануне «Возвращения» я с занудным постоянством пишу на разные лады посты, смысл которых одинаков: «Одевайтесь теплее. Нет, еще теплее. И вот, еще вот этот свитер». Их почти всегда игнорируют, но, тем не менее, повторюсь тут: «Бежать из дома до метро и на работу промозглым осенним московским днем холодно, но не очень. Ждать на остановке троллейбуса полчаса — уже холоднее, и все же терпимо.

Стоять на открытой площади пару часов, а то и больше — это ОЧЕНЬ холодно. Так что подавите тщеславие и любовь к моде, к кедам и голым лодыжкам, курточкам до пояса, а также ненависть к шапкам, и представьте, что вы идете не на Лубянскую площадь, а в поход на землю Франца Иосифа. Разумеется, подобные советы всеми воспринимаются как шутка или сильное преувеличение. А зря. Именно поэтому я захватываю с собой из дома дополнительный пакет с шарфами, перчатками, носками и кофтами.

Нельзя забывать, что в очереди есть старики, совсем маленькие дети и другие, кому стоять не под силу. Предложите пропустить их вперед. Не стесняйтесь и сами просить других, или подойти к дежурному ( с бейджиком «Мемориал») и попросить помочь. Хотя, если честно, помощь дежурного вам вряд ли понадобится. Люди только рады будут вас пропустить. В этой очереди вы никогда не услышите «вы тут не стояли», «куда прете» и «я же за вот этим мужчиной раньше еще занимала».

https://www.facebook.com/photo.php?fbid=842900539073529&set=basw.AbpkVvCkcRo0kp3fTRTqP07EUmUX2zqned3byyTM2Mq5Ky7yZpt2sjae0elM-QwlXtnVae7U_3Zt1-3Q6e0ijE9iotTxEbE07TC8g0pywz3Uomunnh3fUoEpyoWYx-oZXJwXk7TuQL7XjX0ZD-fOjo4jKDW9MqvFmg7YZgTQMSiS_9Okg5gpMBaPbLzMc_KOEWyAw8A8bKjKODCnIuKyZjp5gfHmAk4L4l5EPC0_RDUoe_X6NI8t_T8w8cq6sDxY-nE.727169087357346.727145684026353.1299795180050727.1299105056786406.1758212220919689.842900539073529.841700302526886.1299298656767046.1303132929716952&type=1&opaqueCursor=AbpNMwCr431YfTtHoAyfUqSLW3Pv87pVZ9ef_U-mnjo3kwVEf4qMqlJPrOC8uQZs0rt_a_lmMjCbk6AMz76OXJoVEfBYhzJcUYr69VhXGJjGYK1VolfSgdSIeChF5hzOYCP5UM6T2mKZdfXk5IcelnpIC_HElP0ciEbTMIQMMS1EVBPg1IlT1vl9jPcu-BLnwmgQY0DESaUbZoXJyRtkn5KHbB161t5lWzCKiC-rT6pFGVUuoiCayKrp15jG_Xzfo3nuUiBVl4bXZfl83eZjzJJxT0EMyaQRR4niI7zbs0cZ_L1k0LVCgLXInwKlNE515GopItgSFL_rBzSQ8azazgZHbuloox5272ws-E1Lxnh67wTl_v-ZyNLpiagv1oB7VuzG9WoE5H8KuzVC7Jm3UqaDVuLT7IIKfhIYg5QMohDQmkU2XHTdQrtx8vLuxFp_eW9E9vM3ecVutd5kJTlQVNYN7iwNdnYBrHbP6EbBGW1HAdWjBFVFR7o4Yo-YQp-_l8-bTrx-aw7Z-S4g6wakenX33ANvChxaTQ5ruAkETUX-rEJ74zupe8FRoBnzZAlacIZQbnw9TNlTRucoai8m2JO6LmupPp8bGW4UGUHwJLQab5mwCL3UxVOVJAYkSOOc2-bT9Www1o3cXtkpToZRqUaP&theater

В очереди нет специальных привилегий и VIP-персон. На «Возвращение имен» приходят известные люди — политики, журналисты, режиссеры, артисты, ученые. Все стоят со всеми.

Единственное исключение — один раз за день акция прерывается на минуту молчания, во время которой послы многих иностранных государств возлагают к камню цветы. Но имен они не читают.

Во время чтения имен главный  и единственный технический совет — читать в микрофон, чтобы было слышно. Многие добавляют к прочитанному какие-то краткие слова вроде «вечная память», «пусть это никогда не повторится» или «проклятье палачам». Но изредка чтение имен переходит в маленький стихийный митинг или лекцию с упоминанием политзэков настоящего, а порой с чтением стихов. Можно ли так?

Тут мнения разделяются. Одни считают, что это нарушает аскетичную и красивую церемонию памяти, а кроме того, крадет время у других. Другие считают, что в наше время эта акция — один из немногих островков свободы: когда еще можно публично высказаться на самые болезненные политические темы в микрофон, тем более, на Лубянке? И у тех и у других есть свои резоны. Но в целом, кроме случаев крайнего неуважения к окружающим или откровенного бреда, цензуры на «Возвращении имен» нет.

Кроме уже перечисленного, к акции нужно много чего еще подготовить. Заранее распечатать афиши-плакаты и распространить их: повесить в университетах, библиотеках, в домах и прочих местах, где есть вероятность какого-то положительного отклика (иногда афиши срывают).Также важно заранее писать об акции в соцсетях и рассылках.

Непосредственно 29 октября надо привезти и наладить на месте свет и звуковое оборудование: микрофон и динамики,  потому что имена должны быть хорошо слышны сквозь шум улицы (в первые годы со слышимостью бывали проблемы). Надо  наладить видео для прямой трансляции.

https://www.facebook.com/BaroshinFoto/photos/bc.AboAj0HEZ4kFVMvUdv6K9uaTxWBMDI0kPXyXSCGe1iPauW1Bhvc0_esiC6VMtR3l3-eCZxJY79sMYapIyfUi7EDlZP8goyHsGu1e5kXLUXLfxWWUsSYhmwfE2-exksDLaBqYwJ-VHtTqLX8M0bSmkk7-udC5wRAvIIkIg1IOr0O0sd4dH7HHnQHrvTy0VF_vPZrrOqanEDdZ8oUOlnaXdjZEpzK_7oy6rbcC-Nw2o1Ywi9_atQR3UC8QWulcweihr8o/1760472940693617/?type=1&opaqueCursor=AbqbYIsNShqFpMtCQ-PtOVBQZCz32vQqN35bZvBnAaT1GLzy7WQpFqJL63dh6flF9OEzJZqUDUGwnrpg6XLoLLZMlDvkks3uZJHcbLkSZsCijir1-d0E4jaJzuT0VNo1bxL5B15n_WgtFIku_lom-C4vOMpNO9RRCvkAfG6zSJNYlhRAYnKkO1oVN766nq_QIuJIVcjVX09JUNY2sE5NsCdkW_F2a1WmaWxFPe82a1pEVk4NmrfYNdOq7ytTM6TcIWr2x808VabjBYSOdYoXhMDBVkFMan9M5nFrRv9bWGStBCuHcWJb6D2efqpf3lTJ6Nii-l_s_3-kSWFh8jUZYIVXgcwnPNg0IQiiCzThIcYRqv58r05PzDcn3JdDy9l9qRazdudB61MsoFD7oPsizoUOsahRlMLcbsHqAcXvt_udN_2e-Z8ARwEpzlPvK3yiagA&theater

В течение дня дежурные-волонтеры раздают людям списки и лампадки.

С утра, до начала акции, нужно также закрепить баннеры, поставить вазы-ведра для цветов и продумать, откуда взять воду (один раз нам пришлось практически с коромыслами ходить через Лубянку к крану на какую-то стройку). Затем надо вымыть и протереть постамент у камня, на который будут ставить лампадки.

В прошлом году решили вешать небольшие указатели в подземном переходе на Лубянке — выход из этого лабиринта неочевиден, и некоторые не сразу находят камень. Поздно вечером все, кроме цветов и лампадок, нужно собрать и увезти на специально арендованных «Газелях».

Вот из таких мелочей и состоит подготовка «Возвращения имен». В принципе на такую акцию можно было бы найти спонсора, но почему-то нам всем очень важно, что «Возвращение имен» не просто какое-то очередное мероприятие «Мемориала»  — здесь «Мемориал» только технический посредник, — а важное дело, которое делается самими людьми для самих себя, для своего города и для памяти о соотечественниках. И поэтому логично скидываться на него всем миром.

29 октября для меня (и не только для меня) — одна из самых важных дат календаря. За эти годы очередь не только стала длиннее, но и изменилась по составу. Стало заметно больше молодых и совсем юных лиц, а главное — незнакомых лиц. Акции «Возвращения имен» стали проходить не только в Москве, но и в других городах — от Сыктывкара и Улан-Удэ до Праги и Кракова. И это хорошо.

О том, как развиваются события вокруг акции-2018, читайте здесь.

В материале используются ссылки на публикации соцсетей Instagram и Facebook, а также упоминаются их названия. Эти веб-ресурсы принадлежат компании Meta Platforms Inc. — она признана в России экстремистской организацией и запрещена.

Читайте также
Знания
«Насилие расчеловечивает»: как выстраивать публичную коммуникацию о проблеме насилия с разными группами
23 июня
Знания
«А, Хокинг, знаем-знаем»: что такое БАС и как живут люди с этой болезнью
22 июня
Знания
9 советов по привлечению сторонников в соцсетях
21 июня