«Не половой акт, а секс»: чем мы занимались в апреле

Бывает, что весь месяц мы занимаемся рутинными делами. А бывает так, что и посидеть на месте некогда. Апрель был именно таким. Весь месяц прошел в движении, встречах, дискуссиях и спорах. Лично мы этому очень рады. Говорят, в споре рождается истина.

Словарь «Таких дел»

Звание самого обсуждаемого проекта «Таких дел» и «Нужна помощь» в апреле получает толерантный словарь, над которым наша команда работала несколько месяцев. Если говорить коротко, то словарь объясняет, почему вместо слов «инвалид» и «бомж» лучше говорить «человек с инвалидностью» и «бездомный». Но это если только в двух словах. Автор (а, точнее, авторка) словаря Маша Бобылева подробно рассказывает предысторию проекта, который не оставил равнодушным никого.

«Все началось на летучках. Мы все чаще начали сталкиваться с тем, что разные люди используют разные слова: кто-то спокойно пишет «инвалид», а кого-то это коробит. Так как мы тесно работаем с разными НКО, то и от них мы все время получали обратную связь, мол, так можно говорить, а так лучше не надо. Во время очередного спора на летучке мы решили, что надо бы взять и собрать все спорные слова в кучу и определиться, как мы все-таки хотим писать <…> Чем больше я общалась с экспертами, активистами и лингвистами, тем больше понимала, насколько это все неоднозначно. Один уважаемый человек говорил, что надо только так, а не иначе. Другой столь же
 уважаемый эксперт говорил ровно противоположное. Работы было проделано много, и решили не ограничиваться внутренним использованием, а сделать из этого публичный проект и отдельный раздел сайта «Такие дела» <…> 
Я написала во вступлении, что это не дидактическое пособие, а приглашение к живой дискуссии. Так к нему и стоит относиться. Ну и, наверное, не стоит это на сто процентов воспринимать со звериной серьезностью. Мне тут довольно яростно написали в комментарии, что возмущены, что мы диктуем людям называть свое влагалище вагиной. Нет, мы ни в коем случае никому не диктуем, как кому называть свое влагалище».

Мы действительно провели дискуссию, на которой разные эксперты высказали свое отношение к современным тенденциям в языке, феминитивам и нашему словарю. Посмотрите, как это было. Возможно, это ваш единственный шанс услышать слова «пи*ор» и «хач» из уст интеллигентных уважаемых лингвистов и литературных критиков.

Учим«Алису» хорошему

В апреле наша любовь дискутировать о благотворительности и ее смыслах вышла на новый уровень – мы заговорили с роботом. Ниже кусок разговор голосового помощника_цы «Алисы» и smm-гуру «Таких дел» Саши Музалевского.

Как видите, пока диалог получается не очень конструктивный, но мы не теряем надежды, что Алиса научится помогать верным советом. В конце концов, это ее первый навык, связанный с благотворительностью.

Задача навыка «Алисы» – подсказывать пользователям, какому именно фонду они могут помочь, подписавшись на #рубльвдень, исходя из их предпочтений. Все фонды, которые может предложить«Алиса», участвуют в акции«Нужна помощь» #рубльвдень, а значит, им можно доверять.

Научить«Алису» разбираться в благотворительности – не наша идея (даже немного обидно). Консалтинговая компания QED  вдохновилась акцией и предложила сделать ее с помощью «Алисы»  еще понятнее и доступнее людям. Спасибо, QED. Мы всегда рады помощи профессионалов.

Мороз vs. Алешковский

Наше издательство выпустило книжку Питера Сингера «Жизнь, которую вы можете спасти» больше полугода назад, а дискуссия вокруг нее не утихает до сих пор. Если вы – преданный читатель «Таких дел», то знаете, что его взгляды на благотворительность критиковала, например, известная культуролог Оксана Мороз.

В апреле Оксана Мороз поспорила о современной благотворительности с соучредителем фонда «Нужна помощь» Митей Алешковским на открытой встрече в Москве. Митя отстаивал теорию социальных изменений, а его визави критиковала политизацию благотворительности. На странице «ЛибМиссии» сохранилась трансляция встречи, послушайте. Получилось, правда, интересно.

Это далеко не все новости и события апреля, но не хочется затягивать отчет. О событиях оставшихся пяти дней апреля мы расскажем уже в следующем месяце. А теперь к цифрам. Кому и сколько денег мы собрали?

Сборы апреля

В прошлый раз мы на диаграмме показали, сколько денег собрали на различные благотворительные проекты. В целом понятно, что от месяца к месяцу расклад серьезно не меняется. Например, сбор на проект «Дома с маяком» «Последняя помощь» всегда был крупнейшим по сборам.

Этот сбор неизменно важен для тысяч неизлечимо больных детей и их родителей. В апреле мы продлили и сделали его «вечным». Это значит, что мы будем собирать деньги на проект «Последняя помощь» до тех пор, пока существуют он, фонд «Нужна помощь» и «Такие дела». Почему?

К сожалению, самое страшное неизбежно: дети не перестанут умирать. Мы считаем своим долгом сделать так, чтобы до самого конца рядом с ними были только лучшие люди, забота, уход, чуткость и любовь. Именно поэтому мы приложим все усилия, чтобы у них всегда была «Последняя помощь».

Вот немного мартовской арифметики:

В марте мы собрали на работу проекта «Последняя помощь»  1 835 486 рублей – на 70 тысяч рублей больше, чем в феврале.

Благополучно закрыли сбор на программу «Хочу на ручки» благотворительного фонда «Счастливые дети». За тот года, что фонд и «Такие дела» освещали работу проекта, 97 малышей-сирот получили уход и заботу больничных нянь. Благодаря вашим пожертвованиям мы собрали 2 794 629 рублей на зарплаты нянь и куратора программы.

Всего в марте мы собрали больше 19,5 млн рублей на благотворительные проекты и уставные цели благотворительных организаций.

Cпасибо всем, кто продолжает подключать свои карты к регулярным платежам на благотворительные проекты, кто жертвует разово, кто критикует нас, задает вопросы и кто всегда хочет докопаться до сути. Вы доказываете, что мы работаем не зря. Так победим!

0 Оставить комментарий
Другие записи блога
Текст
0 из 0