«Нас часто обвиняют в том, что мы для хлюпиков»: Алиса Таежная — о группе психологической поддержки Embrace

Журналистка Алиса Таежная создала группу психологической поддержки Embrace почти три года назад. Сейчас это активное сообщество, участники которого обмениваются опытом и поддерживают друг друга так, как не могут друзья и близкие. Участница группы и сотрудница фонда «Нужна помощь» Даша Сулейман спросила Алису о том, как онлайн-группа превратилась в сообщество, почему страшно писать о своих проблемах даже в закрытой группе и что беспокоит мужчин-участников Embrace.

Алиса Таежная. Фото: Facebook

У меня есть личная преамбула к интервью. Несколько лет я безуспешно боролась с прогрессирующей бессонницей. Ни один психолог, психиатр или иглоукалыватель (было и такое) не мог помочь мне. В разной степени близкие люди, которым я рассказывала об этом, реагировали примерно так: «Блин, бедолага». Это в лучшем случае. В худшем звучало: «Да ладно, не может человек не спать три дня подряд, а тем более пять, ну а семь… ты, наверное, отключалась, просто не помнишь?» Это были относительно близкие и милые люди, но после череды таких реакций я просто перестала с кем бы то ни было обсуждать свою проблему. Потом моя подруга рассказала, что в фейсбуке есть закрытая группа очень неравнодушных и прокачанных в теме психологических расстройств людей, которые обмениваются опытом. Попасть в эту группу можно было по приглашению участника. Моя подруга состояла в ней и добавила меня. Это была группа Embrace. Не могу сказать, что мне сразу подсказали решение, но я перестала чувствовать себя одиноко в своей проблеме впервые за долгое время.

Ты для этого и задумывала Embrace, чтобы люди не чувствовали себя одиноко? Какие у тебя были планы на группу изначально?

 — У меня было желание хоть кому-то быть полезной в том опыте, который я прошла. Мой лечащий врач и другие люди, с которыми я общалась, сошлись во мнении, что проблемы, паттерны и страхи у всех похожи. Я подумала, что могу помочь другим людям избежать моих ошибок, подсказать лайфхаки и обсудить какие-то страхи перед лекарствами, терапией, разговорами, каминг-аутом плюс у меня сложилось ощущение, что если это будет групповая добровольческая история, то у людей снова появится доверие к миру. Наверное, проблема не только в одиночестве, но и нарушенном доверии к миру, потому что люди, к которым ты в первую очередь обращаешься, то ли не те слова находят, то ли какие-то странные формулировки выбирают. После откровенности с ними вместо того, чтобы сблизиться, ты наоборот отдаляешься. Изначально я делала сообщество для друзей — человек 50-60, потом пришли друзья друзей. И в какой-то момент я просто села и отфильтровала вместе с модераторами добрую половину.

Почему?

— В группе появилось много пассивных любопытствующих участников. Я считаю, что это несправедливо. Получается неравная игра – одни люди приходят за откровенностью, а другие просто за этим наблюдают. Мне это не понравилось.

Как сейчас попасть в Embrace? На том этапе, когда я присоединилась, была нужна рекомендация друга.

— Она и сейчас нужна. Просто кандидат должен еще и мне написать и объяснить свою ситуацию. Я провожу минимальный опрос, как на фейс-контроле. Мы же не занимаемся лечением, я не сую им свои лекарства и врачей. Это не про «я сейчас расскажу вам, как лечиться», а про обмен личным опытом. Я заинтересована в том, чтобы люди делились этим опытом. Задача в том, чтобы человек, который чувствует недостаток ресурсов, мог их восполнить в сообществе. А если сообщество ему не нужно — господи, слава богу! Я буду только рада, если количество людей, которым не нужен Embrace, будет расти.

Люди объясняют, почему они больше не хотят участвовать в группе?

 — Я не слежу за отписками. Да, я говорила с несколькими людьми, которые были разочарованы – например тем, как устроена группа. Вообще нас часто обвиняют в том, что мы для хлюпиков. Но для меня важно, чтобы в сообществе были, блин, добрые люди, которые друг другу не навредят. Нельзя испортить никого сочувствием и лаской. Я считаю, что сочувствие в целом успокаивает человека. И только из этого состояния успокоения возможны позитивные перемены. Зачем критиковать нездорового человека в обострении? Что ты можешь ему доказать?

Вы с модераторами занимаетесь сообществом на волонтерских началах. Для тебя важно, чтобы никакой денежной составляющей здесь не было?

— Безусловно, это одна из проговоренных задач. Да и за что мне брать деньги? Я не могу предоставить людям ничего, кроме собственного опыта. За что мне брать бабки? За то, что другие люди пишут поддерживающие комментарии? Ну тогда все со всех должны брать деньги, за то, что делятся личным опытом. Мы тогда все скатимся в капитализм, где все всем обязаны башлять за малейшее проявление человеческого тепла. Я не то, чтобы самый богатый человек на свете, но проявления участия мне бы хотелось оставить бесплатными. Иначе у меня вообще вера в человечество потухнет и на х** тогда это все. Я понимаю, что это абсолютно инфантильная позиция в современном мире. Но да, я абсолютно левых взглядов, насколько я могу себе это позволить, функционируя в капиталистическом обществе и работая за деньги.

Каких фактических результатов добиваешься ты с помощью Embrace?

— Сейчас в группе больше 500 человек. За некоторыми людьми я слежу и вижу, как меняется их ситуация. Я вижу, что один конкретный человек из абсолютно зависимого не сепарированного состояния пришел к тотальному изменению жизненной ситуации. Это был не зарабатывающий, живущий с родителями субъект, а сейчас это человек, у которого получается его работа и которого уважают. И все это случилось на моих глазах. Безусловно, это не заслуга Embrace, а его самого. Но это очень приятно видеть. И я счастлива, что другие могут видеть и читать его посты, потому что это, правда, помогает превозмогать ежедневные проблемы.

Не столько вопрос, сколько личное наблюдение и переживание, которым хочется с тобой поделиться.

— Ради бога, давай.

В Embrace состоит несколько моих знакомых. С одной стороны, ты понимаешь, что не одинок в своих проблемах и это повышает доверие к сообществу. Но, с другой стороны, ты думаешь: «Блин, позавчера мы с этой дамой болтали за жизнь на вечеринке и она сказала, что я клево выгляжу. А теперь я жалуюсь, что уже 5 лет не сплю нормально». Возникает дискомфорт и диссонанс, понимаешь? В худшем случае, ты опасаешься, что о твоих проблемах узнают какие-то знакомые, которые не состоят в группе.

 — Я это очень хорошо понимаю и разделяю это опасение. За все время существования Embrace у нас было четыре выноса, но все их инициаторы из группы удалены. У нас ведь репутация идет впереди людей. Если человек — сплетник, то я узнаю об этом. Об этом, кстати, есть отдельный пункт: если нам не нравится поведение кандидата офлайн, мы оставляем за собой право не принять его в группу. Кроме того, у нас есть опция анонимного поста.

У всех, конечно, свой опыт. Я вообще не вижу для себя никакой опасности в откровенности. Но есть ситуации, в которых я бы посоветовала воздержаться от откровенности — например, при разделе имущества, судебных тяжбах и опеке над детьми. Надо понимать, что вся информация, которую ты разглашаешь, может быть использована против тебя.

С другой стороны, я знаю ситуации, когда люди, проговаривая в Embrace проблемы, о которых они больше никому не могут сказать, выясняют, что годами живут с первертным нарциссом или, например, в абьюзе. Когда тебе 45 человек в комментариях пишет, что так жить нельзя, ты начинаешь смотреть на это без пузыря.

 Сообщество уже настолько самостоятельно, что не нуждается в твоем контроле?

— Когда я все это делала одна, у меня было ощущения тотального страха, что стоит мне уехать в отпуск, два дня посидеть без интернета, и начинается какой-то п****ц. Сейчас моя включенность зависит от моих собственных ресурсов. У сообщества выросло сильное ядро — человек 100-150. Оно настолько сознательное, что моя включенность 24/7 не требуется в принципе. Embrace — это уже даже не я, а вся эта гигантская банда (в хорошем смысле) лояльных и ласковых людей.

Звучит, как описание идеально функционирующего сообщества.

— Мне бы очень хотелось, чтобы мы сделали Embrace более офлайновой, терапевтической и дискуссионной площадкой. Но это надо делать исключительно по готовности людей и их настроению.

Каких конкретно действий ты ждешь от участников?

— Мне бы хотелось, чтобы люди встречались чаще без какой-либо указки, придумали горизонтальные системы взаимопомощи. Например, я тебе массаж, ты мне — курсы английского.

Было бы круто, если бы мужчины, которых сейчас процентов 15-20, были активнее. У сообщества женское лицо, и меня это немного расстраивает. Вообще мне кажется, что женщины, завоевав возможность свободно разговаривать, недооценивают мужчин и их способность на перемены, эмпатию и переживание собственного опыта. Безусловно, женщины живут в постоянном страхе изнасилования, злоупотреблений, беременности, но и мужчины живут точно в такой же степени в страхе быть использованными как ресурс, в страхе физического насилия, необходимости противостоять мачистской культуре, тотального одиночества и неодобрения со стороны общества относительно того, чем они хотят заниматься. Если бы мужчины больше говорили об этом, было бы очень круто, но заставлять их писать посты я не буду.

Автор: Даша Сулейман
Другие записи блога
Текст
0 из 0