Как устроен Первый екатеринбургский хоспис

Рассказываем на примере екатеринбургского хосписа, что такое уход за тяжелобольными людьми

Как попадают в хоспис

Одна женщина собрала сумку и пришла в хоспис, потому что некому было за ней ухаживать. Кого-то приводят родственники. А кто-то просится в хоспис сам, не желая обременять близких.

— Три дня назад мне позвонил герой текста годовалой давности и сказал, что снова хочет попасть в хоспис. За ним ухаживает дочь, и ему очень неудобно ее обременять. Побывку в хосписе он называет каникулами для дочки. Ему и самому там лучше потому что все-таки квалифицированный уход. Есть пациенты, которые там были уже по два-три раза. И все они хотят вернуться, стоят в очереди и ждут, когда их снова пригласят. То есть многие действительно воспринимают хоспис как реабилитационный лагерь, в котором ты можешь побыть и освободить близких от ухода за тобой. (Женя Волункова, автор «Таких дел», неделю работала в хосписе для статьи)

Как относятся друг к другу

Сейчас в хосписе одновременно могут находиться 30 человек. Для совсем тяжелых пациентов есть одиночные палаты. Но в основном, живут по двое-трое человек. У всех есть тревожная кнопка на случай, если что-то сильно нужно. Часто справляются своими силами.

Женя: Они ухаживают друг за другом. Я видела, как одна бабуля другую под локоток в туалет вела. Пациенты могут друг друга покормить, если дружат.

Фото: Оксана Юшко для ТД

Сотрудники хосписа не дают пациентам уйти в себя и закрыться. Во многом этому помогают концерты, которые проходят в хосписе каждый четверг. Публика здесь искушенная. Выступают для них, например, музыканты местной консерватории.

Женя: В этот день все вылезают из своих палат. Даже те, кто вообще сутками не выходит. Целый день они готовятся к концерту. Их cажают в кресла и выкатывают. Некоторые там знакомятся, начинают общаться.

Что едят в хосписе

Пациенты екатеринбургского хосписа едят то же, что и мы с вами. Cуп на первое, котлеты с пюре на второе — лишь одно из возможных меню обеда. И работники, и пациенты едят вместе. Есть и те, для кого предусмотрено спецпитание — высококалорийные смеси с большим количеством витаминов и питательных элементов. Для кого-то, кто не может есть сам, еду специально измельчают.

Женя: Многие сами не могут есть, поэтому санитарки помогают. Еду они нахваливают, потому что все побывали в разных больницах и насмотрелись разного. И лучше, чем в хосписе, как они сами говорят, их не кормят нигде.

К сожалению, в помещении хосписа не предусмотрено помещения для кухни. Несмотря на это, на столе трижды в день (не считая полдника и перекусов) появляется свежая еда, которую благодаря Фонду Ройзмана, сюда доставляет одна из местных кейтеринговых служб.

Женя: Точно так же им доставляют свежие цветы. Заходишь в палату, а там свежие тюльпаны в вазе. Это тоже Фонд Ройзмана заботится. Для многих женщин здесь цветы — это большая радость. У них во дворе есть небольшой садик, одна женщина там чуть ли не дневала. Все время копала, поливала, постригала цветочки.

Как учат родственников заботиться

Один из мифов про хоспис, что все люди там доживают последние дни. Для многих, хосписы действительно становятся последним пристанищем, особенно, для тех, кому некуда возвращаться. И все же смысл хосписа в том, чтобы оказать уход и заботу, после чего вернуть человека домой к близким. Родственники могут находиться в хосписе постоянно. Многие проводят здесь целые дни. Сотрудники хосписа учат их, как правильно ухаживать за больными.

— Когда они приходят навещать своих родных, могут сами помыть голову, поменять подгузник. Более сложным вещам их там обучают. После выписки родных уже дома применяют полученные в хосписе знания.

Фото: Оксана Юшко для ТД

Как отвечают на главный вопрос

«Когда я умру?» или «когда поправлюсь?» — главные вопросы пациентов хосписа. Многие из них уверены, что хоспис — это больница, что вот-вот их подлечат и отпустят домой. Здесь на помощь приходит штатный психолог, который аккуратно объясняет, не давая ложных надежд, что они там не лечатся, но живут. Психолог работает не только с пациентами, но и с родственниками и сотрудниками хосписа.

Женя: Я писала про одну женщину, она поработает — поревет в кладовке тайком, потом опять поработает — поревет. Я сама на третий день там почувствовала, что если я с кем-нибудь не поговорю, то мне (Роскомнадзор). Зашла к психологу в кабинет и как разревусь! Она меня час утешала, объясняла, почему в хосписе хорошо на самом деле. Привела меня в чувство в итоге.

PS.

Сейчас в хосписе идет ремонт третьего этажа, после которого количество мест вырастет до 50. Но даже тогда количество коек будет покрывать лишь 50% от потребностей Екатеринбурга. Мы с вами помогаем хоспису довести ремонт до конца, и кормить пациентов и сотрудников вкусной домашней горячей едой. Это большая поддержка для хосписа, за которую мы искренне вам благодарны.

Спасибо, что вы с нами.

0 Оставить комментарий
Другие записи блога
Текст
0 из 0